издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сергей Какаулин: Конфликт -- это совсем не страшно

В пору становления рынка неизбежно обостряется противостояние наемного работника и работодателя. О новых веяниях в этих непростых трудовых отношениях разговор с Сергеем КАКАУЛИНЫМ, главным экспертом по условиям труда Иркутского областного комитета по труду.

— Сегодня работодатели начинают «лить слезы»:
суды при рассмотрении трудовых споров все чаще берут сторону наемных работников.
Такое складывается впечатление.

— Да, именно это и происходит. Наемный
работник в самом деле нуждается в поддержке. Силы-то явно неравные: интересы работодателя
защищают специально созданные юридические службы, порой достаточно многочисленные. И
степень вредности производства определяют теперь не эксперты, привлеченные со стороны, а
лаборатории, аккредитованные на предприятии и финансируемые работодателем. В спорной
ситуации пострадавший работник, конечно, вправе привлечь другую
лабораторию, но найдет ли он деньги оплатить ее работу?

Трудовой кодекс учитывает далеко не все элементы рыночной экономики. И вообще ситуация
такова, что лучше выключить механизм ожидания, что государство вдруг вспомнит о вас, а
включить механизм самозащиты.

— Призыв, может быть, и неплохой, но приведете ли вы хоть один пример успешной
самозащиты?

— Пожалуйста, вот совсем недавняя ситуация: директор одной из ангарских школ дал строгий выговор
педагогу, который запер учеников во время урока и ушел по своим делам. Условно говоря,
преподаватель был неправ, ведь он нарушил трудовую дисциплину. Но и директор действовал
неквалифицированно с точки зрения нынешнего трудового законодательства, потому что в нем нет
такой меры наказания, как строгий выговор. Именно это обстоятельство и поставил во главу угла
наказанный педагог, когда выстраивал линию защиты. Его обращение в инспекцию труда
увенчалось успехом: взыскание отменили, директора оштрафовали и предупредили, что при
повторном нарушении трудового законодательства он может быть дисквалифицирован на срок от
одного до трех лет.

— Пример яркий, но, наверное, носит локальный характер?

— Да, подобное возможно в бюджетных организациях, от которых и до мэра недалеко, и до
губернатора дотянуться можно. Совсем иначе обстоят дела на частных предприятиях, где и «не
ступала нога» органов государственной власти. Особенно если собственники сидят далеко, порой
даже и не в России. Да и что для них штраф, измеряемый в минимальных оплатах труда?

— Как же в таком случае быть?

— Включать все возможные рычаги. Прежде всего, профсоюзный. Если конфликт мелкий, его может
разрешить и небольшая профсоюзная организация. Серьезные же противоречия предполагают выход
на «поле боя» крупного, отраслевого профсоюза. В масштабах отрасли имидж значит уже много
больше, чем интересы работодателя районного масштаба. Поэтому достаточно высок шанс, что
головной профсоюз примет сторону наемного работника.

— Это, на самом деле, случается?

— Этому на сегодняшний день есть одно существенное препятствие: профсоюзы на предприятиях не
спешат входить в областной или отраслевой профсоюз — из так называемой «экономии». Они
не хотят терять те 15 процентов от собранных взносов, которые надо перечислять в вышестоящую
организацию. Но теряют гораздо больше.

Диалог с работодателем требует от наемных работников «высокого градуса»
сплоченности. Наши же
даже в первичную профсоюзную организацию не хотят вступать и коллективный договор
«пробивать» не желают.

— Многие боятся испортить с работодателем отношения. А еще опасаются прослыть
неуживчивыми, конфликтными людьми.

— Есть немало механизмов разрешения трудового конфликта. И сама природа его, в сущности,
совершенно естественна. Ведь нормы трудового права редко трактуются одинаково, каждая сторона
отстаивает свое представление. Существуют различные методики по измерению вредности
производства. Поэтому надо заранее настраиваться на то, чтобы доказывать свою правоту в суде.
Иногда только суд и может стать механизмом выяснения истины.

— Давайте покажем это на конкретном примере.

— Давайте. Допустим, произошел несчастный случай на производстве, и Фонд социального
страхования готов оказать поддержку, но документы комиссии по расследованию несчастного
случая недостаточно убедительны. Чтобы помочь
пострадавшему и в то же время не нарушить закон, Фонд должен
в подобном случае стать ответчиком и выполнить
решение суда.

— Предположим, наемный работник готов к самозащите, в том числе и в суде. С чего он должен
начать?

— С грамотного составления искового заявления. Ведь иногда работодатель выигрывает именно
потому, что иск против него составлен бестолково. А для того, чтобы «не наломать дров», лучше
проконсультироваться и с технической инспекцией профсоюза, и с инспекцией труда, и с комитетом
по труду, и с правовым инспектором облсовпрофа.

Хотим мы этого или нет, но нам выпало жить в пору становления рынка. Можно долго обсуждать
все его изъяны, но куда продуктивнее встроиться в него, постараться смягчить те углы, о которые
мы сейчас набиваем шишки.

В наших непосредственных интересах не избегать конфликта, а перевести его в новое,
конструктивное русло. Помните, как бастовали в нашей области учителя? А кончилось тем, что
провели своего профсоюзного лидера в Законодательное собрание, завели собственного областного
инспектора по охране труда, а недавно и конкурс запустили — на лучшего уполномоченного по
охране труда в образовательных учреждениях!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector