издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Голос справа

Алексей Козьмин - пожалуй, наиболее праволиберальный в Иркутской области политик. Бизнесмен, депутат Законодательного собрания, член комитета по собственности и экономической политике, входит в состав депутатской группы "Региональное развитие" -- и одновременно председатель Иркутского регионального отделения политической партии "СПС" и Иркутской региональной организации "Деловая Россия". О том, что сегодня происходит на правом фланге, с Алексеем Козьминым беседует Дмитрий ЛЮСТРИЦКИЙ.

— Алексей Павлович, начнем, пожалуй, с «Деловой России». Что это за
организация?

— «Деловая Россия» — это общественная организация, которая объединяет
руководителей бизнеса среднего уровня. Это не олигархи но уже и не ларечники.
Это люди, которые занимаются производством, имеют небольшие заводы, коммерческие
предприятия, задействованные, как правило, не в сырьевой экономике, а в сфере
глубокой переработки. Наша организация реально начала работать в начале 2004
года, и на сегодняшний день это одна из самых динамично развивающихся
общественных организаций.

— Некоторые называют «Деловую России» карманной, кремлевской версией СПС… На
днях вы вернулись из Москвы с очередного мероприятия «Деловой России». О чем шла
речь?

— Я не согласен с определениями «карманная» и «кремлевская». Например, в мае
этого года мы проводили экономический форум, посвященный стратегии России в
области промышленной политики. Да, мы организовывали его вместе с «Единой
Россией». Но там шла крайне жесткая дискуссия с правительством, настолько
жесткая, что начальник Экспертного управления Администрации Президента Аркадий
Дворкович заявил: «Я полагал, что здесь собрались эксперты, что вы будете
изучать оговоренные вопросы, а вы критикуете Президента, так нельзя!».
Понимаете, таким количеством предпринимателей, которое сейчас объединяет
«Деловая Россия», управлять из Кремля нельзя. С другой стороны, средние
предприниматели — это такой народ, который с властью не хочет ругаться. Хотя
есть примеры, когда такое противостояние вполне успешно. Например, в
Нижегородской области организация «Деловой России» эффективно противостояла
наездам со стороны ФСБ, выиграла у них все суды и заработала себе определенную
репутацию, так что к ним никто из властных органов больше без должного на то
основания не подходит.

Помимо обычных текущих целей, таких, как выборы руководящих органов, общее
собрание преследовало цель обсудить участие бизнеса в реализации национальных
проектов. Это обсуждение прошло достаточно вяло, поскольку хотя бизнес
теоретически и может поучаствовать в какой-то части проектов, особенно в
строительстве доступного жилья и в агропромышленной сфере, но вопрос этого
участия недостаточно проработан. Пока нет параметров сотрудничества, нет и
возможности предлагать наши конкретные проекты. Поэтому ограничились принятием
предложений к правительству.

— Одновременно вы остаетесь руководителем регионального отделения СПС. Что
сегодня происходит на правом фланге?

— И на левом, и на правом флангах идет возня в интересах конкретных людей,
которые хотят единолично возглавить процесс, встать во главе политической
партии, которая в перспективе сможет пройти семипроцентный барьер, что
невероятно сложно при существующей политической системе. Есть несколько
физических лиц, которые пытаются составлять различные комбинации. Единственная
партия, которая честно поменяла своего лидера на другого человека, — это Союз
правых сил (Алексей Козьмин имеет в виду неожиданное избрание председателем
федерального политсовета СПС руководителя Пермского отделения Никиты Белых. —
Прим. ред.). Остальные партии на это не пошли, попытка обновить руководство ДПР
также не увенчалась успехом.

— Кстати, как вы относитесь к Михаилу Касьянову, этой новой звезде на
политическом небосклоне?

— Если посмотреть на эту политическую фигуру, станет ясно, что он не может
являться либералом в принципе, потому что Михал Михалыч — чиновник, функционер
до мозга костей, который никогда не занимался бизнесом и не жил реальной
политической жизнью. Это классический бюрократ: не в ироничном смысле, а в
хорошем — бюрократ как профессиональный чиновник. Но бюрократ не может быть
либералом, потому что он всю жизнь живет в государственном аппарате. Либеральные
ценности Касьянова связаны в первую очередь с его тесными взаимоотношениями с
европейскими финансовыми кругами. Касьянов достаточно много поработал на этом
фронте, и многие европейские кредитно-финансовые организации заинтересованы в
том, чтобы и дальше видеть его на российской политической арене.

Реальные изменения на правом фланге могут быть только в результате появления
новой либеральной партии. Каким образом будет создана эта партия — путем
слияния нескольких партий или путем учреждения новой организации — не важно.
Сейчас все уперлось в выяснение взаимоотношений между конкретными личностями,
будь то Явлинский и Чубайс или Явлинский и Касьянов. В отличие, допустим, от
«Родины» на правом фланге нет какой-то яркой идеи, например, идеи национальной
державности или имперской идеи. Мы считаем, что либеральные ценности разделяет
порядка 25% населения, но вот на выборы из этих 25%, увы, ходит процентов пять.
И отсутствие такой идеи очень мешает нам привести «наших» избирателей на выборы.
Возможно, сегодня основная задача правых партий — это и есть поиск национальной
либеральной идеи.

— Иркутское отделение СПС тоже пребывает в поисках идеи?

— Иркутское отделение есть, оно активно работает в южных районах области — это
Слюдянский район, Шелехов, Иркутск, Ангарск, Черемхово и Свирск. А вот в
северных территориях у нас пока реально работает только Чунское отделение. Но мы
подобрали новых людей и в ближайшее время будем открывать отделения в
Казачинско-Ленском и Качугском районах и реанимировать работу в Усть-Илимске,
Тулуне, Братске, Нижнеудинске. Каковы наши задачи? Нам важно в рамках подготовки
к выборам 2007 года сохранить инфраструктуру, сохранить боеспособных людей,
идеологический актив, с тем чтобы к 2007 году вне зависимости, пойдет ли тогда
СПС на выборы самостоятельно или это уже будет некая объединенная
демократическая партия, нам было с кем разворачивать избирательную кампанию. Вот
такая у нас задача-минимум.

При этом мы сознаем, что СПС сегодня непопулярна, причем не только в народе, но
даже и среди предпринимателей. Публично вступить в СПС считается делом опасным.
В одном из районов Иркутской области, например, местный лидер СПС подвергался
давлению со стороны мэра, ярого сторонника «Единой России», который искренне
считал, что других партий в его районе быть не должно.

— Как вы оцениваете обстановку в Законодательном собрании области?

[dme:cats/]

— Сегодня Законодательное собрание консолидированно выступает по основным
вопросам. В нем существуют две силы — «Единая Россия» и группа «Региональное
развитие». Что же касается фракции «Родины», то ее численности не хватает, чтобы
серьезно влиять на принятие тех или иных решений. По основным вопросам мы
находим взаимопонимание с партией власти. Разногласия в основном касаются
кадровых вопросов и реакции на некоторые федеральные законы. Последние серьезные
конфликты были почти год назад, когда мы обращались к федеральному центру по
поводу монетизации. Тогда группе «Региональное развитие» удалось убедить
депутатов «Единой России» принять более жесткую редакцию обращения.

Повторюсь: решение вопросов в Законодательном собрании зависит от баланса между
этими двумя крупными политическими силами. Пока есть диалог — а он есть, —
серьезных конфликтов в Законодательном собрании не будет.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер