издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Управленческий динамизм Сергея Воронова

Уроженец Горького Сергей Воронов — неожиданное кадровое решение губернатора Александра Тишанина. В марте он вступил в должность заместителя главы администрации Иркутской области. О Сергее Воронове часто говорят как о талантливом политтехнологе. Сам вице-губернатор считает себя специалистом в области управления. «Последние 15 лет я занимался вопросами управления, лоббированием региональных интересов, а пиаром — между делом», — говорит он при встрече. Сначала были первые демократические выборы 1989 и 1990 годов. Потом, в 1991 году, Бориса Немцова назначили губернатором, после чего 24-летний Сергей Воронов получил предложение возглавить представительство Нижегородской области в Москве и должность вице-губернатора. «Я не ощущаю себя ни москвичом, ни нижегородцем, ни иркутянином, — признался Сергей Воронов корреспонденту «Конкурента» НАТАЛЬЕ МИЧУРИНОЙ. — Сегодня я прилетел из командировки, был два дня в Москве, через два дня снова собираюсь». Для него это «нормальный ритм жизни, возможность реализовать планы».

— Правы ли те, кто связывает вашу персону с «Интерросом»?

— У меня много друзей, в том числе в холдинге «Интеррос», хотя там я никогда не работал. Некоторое время был заместителем губернатора Красноярского края, советником генерального директора «Норильского никеля». Но дело не в этом. Времена, когда финансово-промышленные группы делегировали своих представителей во власть, исчерпаны. К тому же, у «Интерроса» в Иркутской области не осталось никаких интересов, кроме мега-проекта, связанного с освоением Сухого Лога, судьба которого будет решаться не в Иркутске. Но не буду отказываться от товарищеских отношений с Михаилом Прохоровым (генеральный директор ОАО ГМК «Норильский никель». — «Конкурент»). Но наши отношения не пересекаются с государственными отношениями Иркутской области. Я не скрываю, что знаком и с другими олигархами…

Олигарх в помощники

— Как в 26 лет становятся депутатом Государственной Думы?

— Надо сказать, что до избрания в 1993 году депутатом Госдумы в 24 года по приглашению Бориса Немцова я стал заместителем губернатора Нижегородской области. Тогда и приобрёл первый опыт работы на федеральном уровне. В 1992 году он меня пригласил на работу в качестве полномочного представителя в федеральных органах государственной власти. Тогда и представительств то ещё не было. Их формировали указом президента. И меня согласовывали на должность распоряжением правительства, Сергей Шахрай это распоряжение подписывал. Мы занимались защитой интересов региона. А знакомы мы с Немцовым с 1988 года, когда он был научным сотрудником Нижегородского института прикладной физики Академии наук. Это была особая пора, страна находилась в революционном порыве.

А когда в 1993 году произошёл этот казус с Верховным Советом и были объявлены выборы, мы пошли вместе. Немцов — в Совет Федерации, а я баллотировался в депутаты по одному из избирательных округов. И то, что я прошёл, далеко не уникальный случай, это закономерность. Мы работали и работали много, ситуация в экономике серьёзно отличалась от сегодняшней. Были проблемы с выплатой зарплаты, пенсий.

— Правда ли, что опальный ныне олигарх Борис Березовский был помощником депутата Государственной Думы Сергея Воронова?

— Да. Но тогда он был не тем Березовским, каким его знают. Мы с Борисом Абрамовичем знакомы с 1992 года. Я был президентом Международного фонда развития личности «Доверие», который был создан при Советском Союзе и имел статус государственного агента по гуманитарным парламентским контактам. Работал я в аппарате Верховного Совета СССР, в комитете молодёжи. У нас была эксклюзивная возможность организовывать различные международные программы. Березовский тогда начинал тему ЛогоВАЗа и очень активно участвовал в наших программах. А когда я стал депутатом Госдумы, то координировал депутатскую группу «Стабильность», созданную из независимых депутатов в поддержку Ельцина. В то же время был образован некий пул лояльных Ельцину бизнесменов, в который входил Березовский. Однажды он мне пожаловался: «Постоянно стою в очереди в бюро пропусков Госдумы». Естественным способом решения этой проблемы для него было стать помощником депутата на общественных началах. Это было очень просто сделать. Моим помощником числился и Сергей Владиленович Кириенко.

— Поддерживаете эти контакты?

— С Березовским я виделся в последний раз два года назад в Лондоне, на Сент-Джеймс-стрит, где находится внешнеторговая фирма «Норильского никеля» — компания «Норимет». Там есть ресторан японский. Совершенно случайно мы с ним там столкнулись. Конечно, от прежних отношений практически ничего не осталось. В своё время у нас были очень позитивные отношения, а потом, когда я работал вице-президентом «Транснефти», Березовский сделал всё, чтобы наша команда ушла из компании, и стоял за переворотом в августе 1999 года.

Корпорация «Комсомол»

— Вас не удивило предложение стать заместителем главы администрация Иркутской области?

— Если сегодня не быть в точках, где принимаются решения, можно вылететь в трубу. Я как собственно в 1988 году в Москву попал? Был секретарём Ленинского райкома комсомола в Горьком. И всё у меня там было хорошо: квартира, служебная «Волга», планы, перспективы. И когда мне предложили поступать в Высшую школу комсомола, сначала казалось, что это мне абсолютно не нужно. Поддался на уговоры, поехал, год жил в общежитии. Учёба в этой высшей школе дала огромные возможности, и не только мне. Появился другой, более широкий взгляд на вещи.

— Вы отмечаете День комсомола?

— В этом году не отмечал. Для нас, бывших комсомольских работников, эта дата связана с традицией собираться вместе, с традицией профессионального праздника. Но комсомола нет, и эта традиция уходит. Я был из последнего комсомольского призыва, и скоро, я думаю, мы забудем об этом празднике.

— Но именно комсомольские лидеры последнего призыва сейчас особенно востребованы, они создают политическую и деловую атмосферу…

— Сегодня много моих товарищей работают во власти. Анатолий Воропаев — вице-губернатор Ставропольского края. Вадим Хохлов — в Красноярском крае возглавляет один из районов, а Мирко Хайнке вообще советник Ангелы Меркель. Когда он, выпускник Высшей школы комсомола, стал секретарём Центрального Комитета Союза свободной немецкой молодёжи, я понял: Мирко не пропадёт.

Заманчивое предложение

— Как всё-таки состоялось ваше назначение на должность вице-губернатора Иркутской области?

— Александр Георгиевич (Тишанин. — «Конкурент») дал поручение московскому представительству сделать проработки относительно кандидатуры на должность заместителя главы администрации области по вопросам финансовой политики. После состоялась наша встреча с губернатором, где и было сделано предложение. Мне оно показалось интересным, потому что Иркутская область является наиболее перспективным субъектом федерации. За нашим регионом — будущее.

Давайте посмотрим, что мы имеем в центральной Европейской части. Да ничего. Москва строит торговые центры, мега-молы. Но это же не экономика. Сейчас у нас закончилась встреча с руководством РУСАЛа. В компании заявляют, что завод мощностью 750 тыс. тонн первичного алюминия, который они собираются построить в Тайшете, даст первый металл в 2009 году. Вот это экономика. И я хочу быть к ней причастен.

В Москве встречаю много иркутян, ностальгирующих по региону. Я уверен, появятся новые площадки и они вернутся. Мы должны создавать новые точки роста. Вероятно, стоит предложить федеральному центру байкальскую площадку для строительства игорного мега-города. Строительство скоростного трамвая между Иркутском и Ангарском в рамках агломерации также может стать прорывным проектом.

— Приняв предложение Александра Тишанина и заняв кабинет в администрации области, вы попали в достаточно конфликтную ситуацию (противостояние старой и новой элиты уже давно находится в публичной фазе). Много ли вам потребовалось времени, чтобы разобраться в ней, и какой тактики вы предпочитаете придерживаться?

— Когда в Красноярске к управлению краем пришёл Хлопонин, его тоже никто не ждал. После выборов некоторое время сохранялась достаточно жёсткая конфликтная ситуация. И многие оказались не нужны. Здесь в Иркутске мне многое было сразу понятно: к великому сожалению, у местной элиты «замылился глаз» и инициатива осталась ниже среднероссийского уровня.

Я пытаюсь оценить ситуацию в целом. Изменения коснулись всех субъектов федерации. Сейчас по инициативе федерального центра идёт резкое изменение состава местных элит, причём искусственное. В Нижнем Новгороде пришёл к управлению Шанцев. В Калининграде — Босс. В Ивановской области — Мень. В регионы впрыскиваются новые инициативы. Местные элиты вынуждены считаться с этими веяниями.

Потом я ведь не ставил перед собой задачу конфликтовать с кем-то, наоборот, я открыт к сотрудничеству. Начнём с того, что в администрации Александра Тишанина я делаю то, чем занимался на протяжении последних 15 лет. Передо мной была поставлена простая задача — выстроить отношения с Минфином. Один из трёх заместителей Кудрина, Антон Силуанов, прилетел в Иркутск через две недели после моего назначения, чтобы помочь и самому разобраться. Теперь мы можем сказать, что регион дополнительно к прошлому году получит из федеральной казны 1,9 миллиарда рублей.

— Создавшаяся Тишаниным конфигурация ключевых фигур в администрации, на ваш взгляд, результат безынициативности местных элит?

— Именно так. Изначально самый задаваемый, по крайней мере, мне вопрос был такой: почему губернатор никого не взял на работу из депутатского корпуса? Но сегодня от депутатов нет инициативы. Нет генерации новых проектов. Мы постоянно слышим, что путь Иркутской области сырьевой…

— Вы же не будете это отрицать?

— Нет. Но мы должны понимать, что решения в этой сфере принимают не местные власти. По Сухому Логу решение будет принимать президент, так же как и по Ковыкте. Мы не только поддерживаем проект строительства трубопровода Ковыкта — Саянск, мы вообще акционеры Восточно-Сибирской газовой компании, реализующей его. Но, к нашему несчастью, судьба стройки замыкается на Москве, регион здесь мало что может сделать. Мы можем другое. Мы можем создавать условия для жизни, создавать новые площадки. Вы слышали проект «Маленькая Голландия»? Мы сегодня ведём активные переговоры с королевой Нидерландов. У неё была идея на территории другой страны на 40 тысячах квадратных километров повторить очертания Голландии (эта территория сопоставима с площадью Куйтунского и Жигаловского районов). И сделать эту территорию местом, где голландцы начали ли бы тратить деньги. Понятно, что проект носит идеологическое значение, но нам также важно, чтобы люди приехали, привезли с собой свои технологии, создали новые бизнесы.

Надо сделать так, чтобы жить в Сибири было хорошо и комфортно.

— Вам приходится слышать в свой адрес обвинения в прожектёрстве?

— Я привык выполнять свои обещания. Есть вещи, которые уже сейчас можно измерить. Я отвечаю за национальные проекты. И в рамках нацпроекта «Сельское хозяйство» Иркутская область — первый регион в Сибири — получила 1200 голов высокопродуктивных коров. Для них построены новые коровники. Можно поехать и посмотреть.

На новом месте

— Стремление к динамичному ритму жизни идёт из семьи?

— Детство моё было обыкновенным, без изысков. Мать меня родила в 39 лет и воспитывала одна. Она всю жизнь проработала на одном из горьковских заводов. Среди родственников не было сильных мира сего. Всего приходилось добиваться самому. После школы призвали служить в армию в погранвойска. Потом поступил в университет. Пришлось перевестись на вечернее отделение, надо было работать, мама тогда ушла на пенсию. Работал в райкоме комсомола. Дошёл от инструктора до секретаря райкома.

— Как отреагировала семья на переезд?

— Нормально. Жена восприняла это как само собой разумеющееся. Юлия у меня девушка молодая. Ей 25 лет. И когда за ней начал ухаживать, я был человеком уже известным, а она ещё в школе училась. Юля понимала, за кого выходит замуж. Поэтому ведёт себя абсолютно адекватно. Хотя, безусловно, я с ней советовался.

— Многие представители бизнеса, делегированные в регион, испытывают сложности с дальнейшим трудоустройством жён…

— У меня такой проблемы нет, потому что Юля занимается воспитанием дочери. Дочке нашей 4,5 года. Я могу себе позволить, чтобы ребёнок воспитывался в семье, а не в каком-то заведении. Хотя дочь у нас общительная, с удовольствием ходит в детский сад.

Юля по образованию юрист и будет работать в нотариате.

— Остаётся время на хобби, увлечения?

— Я люблю джаз, у меня много друзей джазменов, мне было очень приятно увидеть в Иркутске очень хорошего уровня музыкантов, в частности, Илья и Иван Константиновы. С женой любим ходить в театр. Планируем побывать и в музыкальном, и в драме.

Я очень люблю зимние виды спорта. Равнинные лыжи. Люблю снег. Вероятно, здесь его будет больше, чем в европейской части. Семьёй очень любим баню с веником, травами…

Жилищный вопрос

— В Иркутске уже чувствуете себя как дома?

— Мне здесь очень хорошо, я сюда приехал на долгое время. Здесь живут моя жена, дочь, сейчас приехала мама. Я по жизни человек не очень притязательный. Мы с женой снимаем трёхкомнатную квартиру в центре Иркутска, на улице Карла Маркса. Сейчас я оформляю ипотечный кредит на покупку квартиры.

— Почему вы отказались от служебной квартиры?

— У меня достаточная зарплата, чтобы взять ипотечный кредит и купить квартиру. Как курирующий выполнение нацпроектов, просто хочу на собственном примере показать, как надо решать жилищный вопрос.

— На каком-то варианте уже остановились?

— Есть предложения, но это не те предложения, которые хотелось бы рассматривать. Найти жильё в Иркутске сложно. В целом мне здесь нравится, есть возможность для интересной творческой работы, это главное, а условия мы создадим. В ближайшие год-два, думаю, строительство активизируется. Сегодня, например, пенсионный фонд «Благосостояние» предлагает инвестировать в строительство жилья и объектов социально-культурной сферы Иркутска 3 миллиарда рублей.

Полагаю, ситуация изменится в лучшую сторону после ввода в действие принятого на последней сессии в первом чтении закона, предполагающего передачу областной администрации права распоряжаться землями Иркутска. Подобный закон, например, уже работает в Нижнем.

Многие говорят, что речь идёт о простом переделе. Сначала мэрия распределяла в своих интересах землю, а теперь — областные чиновники. Это не так, предполагается принципиально новое. Речь идёт о проведении инвестиционных конкурсов, и предполагается землю выделять бесплатно.

— А как же Земельный кодекс, предполагающий продажу земли с аукционов?

— Надо искать нестандартные ходы, которые ускорят решение проблемы. Мы должны двигаться, у нас есть инвесторы. Сегодня в случае с иркутскими землями губернатор вызывает огонь на себя. Это — позиция.

О дружбе в политике

— С кем из представителей иркутского истеблишмента удаётся поддерживать дружеские отношения?

— В Иркутске очень много работает прогрессивных людей. В Законодательном собрании, например, Алексей Козьмин. Мне симпатично его стремление работать на перспективу. В администрации очень много профессиональных, интересных людей. Я уважаю нашего губернатора. За его трудоспособность, за его искренность в отношениях. Среди людей во власти очень редко попадаются искренние люди.

— Ваши полномочия за полгода серьёзно расширились. Коллеги, заместители главы администрации не ревнуют вас к власти?

— У меня с коллегами прекрасные отношения. Сектор моей ответственности получается намного шире, чем был на старте, но я не считаю для себя возможным отказываться от работы. Вот 30 октября мы с губернатором будем участвовать в совещании по размещению особых экономических зон рекреационного типа в Минэкономразвития (интервью записывалось в минувшую субботу. — «Конкурент»). Губернатор сказал: «Ты будешь докладывать». Я не возражаю, хотя это зона ответственности Владимира Третьяка, потому что половина комиссии — это мои товарищи.

— Сегодня вы самый публичный иркутский вице-губернатор.

— С чего вы взяли?

— Телевизор смотрю, газеты читаю…

— Считаю, что власть должна разговаривать с народом. Люди должны знать и понимать то, что делает власть.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Воронов Сергей Васильевич родился 12 июня 1967 г. в городе Горьком. После окончания школы служил в погранвойсках. Окончил Горьковский государственный университет им. Н.И.Лобачевского, исторический факультет, Высшую комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ. 1989 г. — помощник члена Верховного Совета СССР. 1992-1993 гг. — полномочный представитель Нижегородской области в федеральных органах государственной власти. 1993-1995 гг. — депутат Государственной Думы РФ. 1995-1997 гг. — полномочный представитель Нижегородской области в Федеральном Собрании. С марта по ноябрь 1997 г. — заместитель губернатора Нижегородской области. 1998-1999 гг. — депутат законодательного собрания Нижегородской области. 1998-1999 гг. — вице-президент ОАО АК «Транснефть». 2000-2001 гг. — директор МУП «КРУН». Декабрь 2001 г. — назначен на должность и.о. заместителя главы администрации Нижнего Новгорода по социальным вопросам. В 2002-2003 гг. — заместитель губернатора Красноярского края. 2003-2006 гг. — директор Московского института межрегионального сотрудничества. В марте 2006 г. назначен заместителем главы администрации Иркутской области. Курирует и контролирует деятельность главного финансового управления, департамента инвестиционной политики, агентства по государственному заказу. Женат, воспитывает дочь.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector