издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Театральная осень в Иркутске

Красные гроздья рябины на тугих ветвях – символ осени и фестиваля современной драматургии имени Вампилова. В статусе всероссийского проводился он в шестой раз и был посвящён юбилеям драматурга Александра Вампилова и прозаика Валентина Распутина. Репертуар в основном складывался из произведений этих писателей, вошедших в разряд классиков ХХ века.

Фестиваль по настроению был ностальгическим: по ушедшему времени, которое прослеживало многочисленные проблемы и высвечивало людей, не прославившихся громкими именами, но чистых и сильных духом. Четыре театра из Москвы, семь из российских городов – Архангельска, Кемерова, Омска, Хабаровска, Петропавловска-Камчатского, Улан-Удэ, Братска – играли спектакли по пьесам Вампилова, инсценированным повестям Распутина, произведениям современных авторов, сравнивая прошедший ХХ век с началом нового, мало прожитого третьего тысячелетия.

Произведения, написанные пятьдесят и более лет назад, не казались архаикой, покрытой глянцем современного театра, они затрагивали душу, будили воображение, заставляли думать о времени и о себе. Как для своих современников, так и для нового поколения были они путём, по которому проходит человек в радости и муках, счастье и горестях, формируя свой характер, совершая поступки, сообразные собственному волеизъявлению.

Но прежде чем открылся занавес академического драматического театра имени Охлопкова, участники фестиваля возложили к памятнику Вампилову гроздья рябины, цветы, запустив в небо воздушные шары с именами своих театров. Были торжественные речи. О высоком предназначении театрального искусства говорил директор фестиваля Анатолий Стрельцов; о волнении, с каким приехал в Иркутск, чтобы почтить память Вампилова, рассказал народный артист СССР, художественный руководитель театра имени Ермоловой Владимир Андреев.

Школой высокого актёрского искусства стала его роль в спектакле «Невидимки», поставленном по пьесе Леонида Зорина. Автор посвятил её Андрееву, понимая, что немного найдётся сегодня мастеров сцены, которые подробно, в непрерывном потоке движения человеческой души смогут сыграть образ подлинного интеллигента, человека, оставленного новым временем на обочине жизни, но не утратившего высокого духа, стремления творить добро. «Невидимки» – спектакль о любви, которая состояться не может, как не могут соединиться берега реки с быстрым потоком воды-времени.

О статусе современного интеллигента (во многом скомпрометированного в последнее время) говорили на одном из «круглых столов» фестиваля, участие в котором принимали специалисты из Москвы и интеллектуальная элита Иркутска. Надо заметить, что эта тема привлекла внимание даже двух профессоров из Кильского университета Германии. «Интеллигент – это человек поступка, — говорила на обсуждении кандидат искусствоведения Вера Максимова, — человек, способный противостоять злу, умеющий отстаивать свои убеждения. Интеллигент и интеллигенция – понятия разные, потому что объединяться в общественное движение интеллигент не может, изначально он индивидуум, обречённый в своём духовном мире на одиночество. Интеллигенция как приговор или ругательство придумано теми, кто ненавидит людей, умеющих самостоятельно мыслить. Впрочем, эта тема настолько обширна и всеобъемлюща, что говорить о ней – не переговорить, проще обсуждать поступки героев спектаклей, показанных в рамках фестиваля».

По убеждению режиссёра-постановщика спектакля «Прошлым летом в Чулимске» Московского драматического театра имени Пушкина, народного артиста Игоря Бочкина, интеллигент проявляется в поступке Шаманова, продемонстрировавшего на сцене и «сон разума», и пробуждение от него с желанием жить, любить, быть верным долгу и чести. Это великое преображение состояния души человека происходит благодаря Валентине – жертвенному и чистому образу, какой выписал её Вампилов. Упорство, с каким чинит она калитку, но не может «починить» своё сердце, делает Валентину в спектакле героиней, которая, возможно, повторит судьбу Кашкиной или Хороших – женщин пьесы, подчинившихся обстоятельствам жизни.

Спектаклей, поставленных по пьесам Вампилова, было немало. Это две постановки из Улан-Удэ — «Утиная охота» Государственного Бурятского академического театра драмы имени Намсараева и «Дом окнами в поле» Молодёжного художественного театра. Достойные работы. В них было стремление проникнуть в тайны драматургии Вампилова, прочитать пьесы на витке сегодняшнего времени.

Иркутский театр юного зрителя имени Вампилова показал спектакль «Провинциальные анекдоты» и вечер, посвящённый памяти драматурга. Академический драматический театр имени Охлопкова познакомил зрителей с премьерой «Старшего сына» – спектаклем, в котором занято новое поколение актёров, вчерашних выпускников специального курса театрального училища. «Обновлённая кровь» труппы придала спектаклю особое очарование, но и обнаружила волнение, которое помешало молодым исполнителям создать в нём завершённые по характеристикам образы. Думается, полнокровная сценическая жизнь у этой работы театра впереди.

Особое место в репертуарной афише фестиваля заняли спектакли, поставленные по инсценированным повестям Валентина Григорьевича Распутина. Присутствие автора на каждом показе придавало им особый нерв, наполняло той энергией, которая делает сценическую работу подлинной в проживании актёрами жизни и судьбы человека.

В спектакле «Деньги для Марии» Омского драматического театра «Галёрка» звучит живой голос автора, который сделал слово особо значимым, прочитанным в звукоряде текста и его подтекстов. История Марии, сделавшей по доброте душевной в своём магазине растрату, кажется настоящей трагедией одиночества, непонимания чужой беды ожесточившимися человеческими сердцами. Время в этом спектакле стало пульсирующим нервом, представляющим отдельного индивида в готовности подтолкнуть споткнувшегося к краю пропасти.

Нет, если исповедовать этот постулат, не стоит и родиться. Но если родился, пройди свой земной путь достойно. Так, как это сделала Настёна – героиня повести Распутина «Живи и помни».

Это произведение Валентина Григорьевича можно назвать народной трагедией и трагедией отдельно взятого человека, по странному стечению обстоятельств погубившего не только свою жизнь, но и жизни близких ему людей. На фестивале невольно возникло сравнение двух спектаклей, поставленных по «Живи и помни», – это работа МХТ имени Чехова и театра для детей и молодёжи из Кемерова. Надо отдать должное актёрам из сибирского города, не убоявшимся вступить в сравнительный ряд со знаменитым театром. Отвага, с какой они прошли путём героев повести, делает честь этому коллективу.

«Живи и помни» в постановке режиссёра Владимира Петрова во МХТ имени Чехова с участием Дарьи Мороз и Дмитрия Куличева в ролях Настёны и Андрея Гуськова, ещё двух актеров — Янины Колесниченко и Сергея Сосновского, сыгравших все остальные роли спектакля, решён без каких-либо признаков бытового театра. Это высокая трагедия, рассказывающая о человеческих судьбах языком метафор, представления художника о причинах преждевременной кончины женщины, жертвенно отдавшей свою жизнь во имя спасения жизни и чести мужа и его родителей.

Спектакль был эмоциональным потрясением, его неторопливый ход постепенно втягивал зрительское внимание в события, наполненные странным стечением обстоятельств, в которых герой повести – Андрей невольно стал дезертиром. Случайно отстранённый от войны, с живой душой и любящим сердцем, он постепенно превращается в зверя. И Настёна – не столько любящая, сколько понимающая жена, взявшая на себя весь груз его вины.

Не стоит пересказывать сюжет, который в Иркутске знает каждый умеющий читать человек, но необходимо передать образ спектакля, заключённый в заиндевевший куб, который по ходу действия будет распадаться на части и вновь сжиматься в своих четырёх сокрытых от посторонних глаз стенах. Это пространство жизни и смерти, высоких чувств и звериного оскала. В это пристанище Андрея будет пробираться Настёна, пытающаяся спасти его от самого себя и людского суда.

«Ах, война, что ты, подлая, сделала…» Война сумела проявить человека в возвышенных поступках и низменном подчинении страху, желании жить и невозможности подчиниться смерти. Андрея Гуськова можно было бы понять, если бы не шла Великая Отечественная война. Он дезертир, и этим всё сказано, и нет ему прощения, и нет той силы, которая могла бы его спасти. Но почему эта война, пришедшая в глубокий тыл, проходит молохом по судьбе женщины, готовой к рождению новой жизни и так немилосердно отобранной всё той же войной? Впрочем, нет, не войной, а тем уродством, которое проявляет человека в его слабости и низменных страстях. В спектакле чёрная площадка, на которой стоял куб, олицетворяющий холод сибирской зимы и хрупкость человеческой жизни, начнёт медленно подниматься, погружая Настёну в сценическую глубину Ангары, приближая к страшной и спасительной гибели.

У многих зрителей был шок. Они не сразу начали аплодировать актёрам, прожившим на сцене трагическую историю женской судьбы, чтобы каждый из нас понимал, что надо жить ещё и потому, чтобы помнить. Аплодировали Распутину, который после спектакля был взволнован, искренне говорил слова благодарности театру, который сделал его повесть живым, возвышенным по духовной значимости образом спектакля.

Событий в фестивальных днях было так много, что за каждым, при всём желании, уследить было невозможно. Спектакли шли на трёх площадках, для просмотра приходилось выбирать театры, репутация которых была зарекомендована, либо пьесы авторов, творчеству которых можно доверять. Проиграл Архангельский театр, который в спектакле «Раненый зверь» о Михайло Ломоносове заменил профессиональных актёров на очень молодых исполнителей. Несколько странным показалась работа Петропавловского театра, в первой части состоящая из пьесы американского драматурга Уильяма Сарояна «Эй, кто-нибудь!..» Спектакль «Белого театра» из Хабаровска «Джунгли» был настолько экспериментальным, что его восприятие могло быть только умозрительным.

На фестивале так бывает, невозможно его репертуарную афишу составить из одних сценических шедевров. Возможны и рядовые спектакли, которые помогают зрителям не только смотреть их восторженно, но и соизмерять со своим театральным вкусом, выбирать темы, которые заставляют волноваться или оставляют равнодушными.

На показе спектакля «Бедность не порок» Государственного академического Малого театра России равнодушных не было. Почти забытую комедию Островского актёры играли легко, её сюжет сопровождался фольклорными песнями и танцами, которые исполнялись на сцене не только с большим воодушевлением, но и с высоким мастерством. Спектакль очень походил на народный лубок, простой и эмоциональный в восприятии. Малый театр демонстрировал истоки театральных форм, которые сделали Россию начала XIX века равной среди театральных столиц мира.

Впечатлений от VI Всероссийского фестиваля современной драматургии имени Вампилова много. Должно пройти время, чтобы эмоции встали в один ряд с рациональным отношением к тому искусству, которое было явлено в Иркутске. В течение семи фестивальных дней мы проживали свою жизнь и жизни тех героев, которые выходили на сцену. Это настоящий праздник театра, полный не только ярких событий, но и подлинных потрясений.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное