издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Природный лидер

Про предпринимателя Марину Иванову, реализовавшую в Иркутской области единственный удачный инновационный проект в сельском хоязйстве, даже дети говорят, что она не ищет лёгких путей. Экономист по образованию, она сейчас организует работу сельхозпредприятия, работает депутатом, а ещё успевает воспитывать троих внуков. Семья и партнёры безоговорочно признают Марину главой семейного бизнеса. Сама предприниматель с женской деликатностью говорит о простом разделении обязанностей: у мужа Виталия развита хозяйственная жилка, а у неё – предпринимательская.

От частного – к общему

Под Новый 2008-й год семья Ивановых приобрела обанкротившееся предприятие «Сибирь», бывший колхоз, и теперь собирается создать на его базе современное сельхозпредприятие. «Люди удивляются: говорят, из сельского хозяйства все бегут в торговлю, а вы, наоборот, свернули торговлю и давай сеять», – улыбается старший сын Марины Ивановой Виктор.

– В деревне Оса анекдот ходит про вашу семью: о том, как вы в Новый год у коров роды принимали.

– Да, в Осе теперь обсуждают, что Ивановым спокойно не жилось, вот они весь Новый год с паяльной лампой на ферме и просидели, — рассказывает Марина Иванова. — Было так: 26 декабря мы подписали основные документы на покупку фермы, а 30 декабря коровы решили отелиться. Время 10 часов вечера, у меня день рождения, а мы с мужем и детьми на ферме. Как мы телят-то бросим: на ферме ни водонагреватель не работает, ни отопление. Вот практически все новогодние и рождественские каникулы мы пробегали с паяльной лампой. Зато всех родившихся телят сохранили. Правда, чтобы из них выросли хорошие коровы, надо года три-четыре ждать.

– Что заставило семью, занимающуюся прибыльным бизнесом, решиться на покупку убыточного предприятия?

– С основным семейным бизнесом у нас как раз возникли проблемы. Мы занимаемся производством симбиотического комплекса на основе национального бурятского кисломолочного напитка «курунга». В своё время мой брат (доктор медицинских наук Пётр Шаблин. – «Конкурент») предложил на основе разработанной им технологии производить этот продукт. Два года уговаривал. В 1997 году мы начали сертификацию комплекса. В 2000 году его включили в реестр пищевых продуктов. Для изготовления курунги нужно молоко, но у прежнего собственника «Сибири» постоянно находились причины нам это молоко не продавать. Приходилось покупать молоко в других деревнях, в два раза дороже, или у населения – в небольших объёмах. Мы уже думали купить десять коров и свою молочную ферму строить. А когда начался поиск нового руководителя «Сибири», на семейном совете решили предложить мою кандидатуру.

В то время Марина Иванова только оставила кресло председателя районной Думы. Сама Марина объясняет это конфликтом с руководством администрации района. Проблемы начались сразу после того, как бывший председатель Думы стала указывать на многочисленные финансовые нарушения власти. Наша собеседница считает, что под давлением экс-руководителя Осинского района Петра Магданова, который сейчас находится в СИЗО по подозрению во взяточничестве, депутаты в её отсутствие отстранили коллегу от должности. Пока глава Думы была в Усть-Орде, её кабинет успели вскрыть, вынести оттуда вещи, поменять замки и табличку. В добровольно-принудительном порядке разгрузившись от общественной работы, она решила, что сможет заняться сельским хозяйством.

– А с работниками предприятия не возникло конфликта?

– Работникам вообще всё равно, кто у них руководитель, лишь бы платил. Они вначале ещё удивлялись: первый раз, говорят, у нас такое начальство – зарплату каждый месяц даёт. Люди больше десяти лет жалованья не видели, представляете? Когда мы выдали спецодежду персоналу, один мужчина не хотел её надевать, ходил в рваных калошах. Говорит: из зарплаты стоимость удержите. И только когда убедился, что не будем из жалованья вычитать, надел. После этого каждый день у нас начинался с того, что от работников поступали новые заявки на инвентарь. В первые месяцы очень сложно было. Когда мы зашли на предприятие, оказалось, что ни сенажа, ни фуража – ничего нет. Мы раньше, конечно, и не понимали, что такое фураж, но тут пришлось всему учиться. Ездили к двоюродному брату моего супруга, крупному хозяйственнику, проходили ликбез. Он сказал, что сельское хозяйство – это не так-то просто, лет пять будем только вкладываться. Но для нас пять лет – это огромный срок. Может, мы оптимисты, но хочется через два-три года видеть результаты своего труда.

Зачарованные

То, что уже удалось сделать – 300 гектаров засеянных зерновыми полей, – семья Ивановых демонстрировала журналистам на прошлой неделе. Марина Иванова с детьми везли прессу по землям района и вели экскурсию, указывая направо и налево: «Здесь мы пшеницу посеяли, там у нас овёс…». «Вы знаете, я когда-то сон видела, что вот точно так еду на машине и корреспондентам поля показываю, – вдруг сказала Марина Иванова. – Мне в прошлом году монгольские шаманы сказали, что я вижу вещие сны и нужно научиться их объяснять». По её словам, известным шаманом был её прадед, обладавший искусством гипноза: очевидцы вспоминают, будто он мог проглотить огонь или вспороть себе живот. В семье Ивановых и сейчас все важные вещи предпочитают сначала согласовывать с шаманами.

– Когда я заочно училась в институте, перед каждым экзаменом делала небольшой ритуал, чтобы мы с подружками сдали хорошо. И мы всегда сдавали. А однажды я сильно заболела во время сессии и уехала из Улан-Удэ к родителям. Приехала оттуда – а все девчонки экзамен завалили, сидят и меня ругают. Но потом я совершила нужный обряд и все благополучно пересдали.

– Существуют какие-то традиционные ритуалы, которые выполняются в вашей семье?

– Конечно. Раз в пять-десять лет мы приглашаем шамана, выезжаем на родовое место, предварительно взяв овечку или козу, и делаем большой семейный обряд с жертво-приношением на весь род, чтобы предки нас охраняли. Раз в год такой обряд можно делать дома самим. Всегда совершается обряд на рождение ребёнка, на поступление в институт. Есть каждодневные ритуалы, например, если плохой сон увидишь. Тогда хозяин надевает шапку, ремень и молоком или чаем, а иногда спиртным капает на очаг. Все домашние должны пригубить этого напитка, а младшие – допить.

Прежде чем решиться на приобретение «Сибири», мы тоже с шаманом разговаривали. Вернее, шаман из Осы за полгода до сделки сказала Ксении, жене Виктора, мол, вижу, у вас будет очень много скота: коров, лошадей. А Ксеня говорит: «Какой скот, какие коровы, я доить их не собираюсь!». А потом шаман ещё несколько раз то же самое говорила. И, главное, не мне с мужем, а Ксении. Ну что ж, мы это хозяйство как раз на них с Виктором оформили! А ещё нам шаманы говорили, что в нашей семье у кого-то тоже есть способности, но пока мы ещё не вычислили их обладателя.

Начальник по наследству

Марина Иванова – натура увлекающаяся: экономист торговли по образованию, она стремится разобраться в основах микробиологии, азах медицины и нюансах сельского хозяйства. И применить знания на практике. «Проблем с обучаемостью у меня никогда не было: школу с одной четвёркой по химии закончила», – объясняет она. Применять университетские знания на частной практике Марина Иванова начала в 1993 году, решившись заняться торговым бизнесом.

– Бизнес был необходим, потому что нужны были деньги: дети учились в старших классах, и надо было думать о высшем образовании. У меня на работе зарплату всё время задерживали, а муж, капитан МВД, ушёл на пенсию. И я начала задумываться о семейном бизнесе. Вначале муж был против, но я сумела его переубедить. За торговлю тогда многие брались, а мне институтская специальность тем более позволяла. Да и пока я работала замом в администрации, часто приходилось помогать людям в их бизнесе: вместе писали уставы предприятий, составляли бухгалтерские балансы.

– А начальный капитал на развитие бизнеса откуда привлекали?

– Да ниоткуда. Были какие-то семейные накопления, но это на самом деле копейки. Был ещё новый «жигулёнок», мы его продали, арендовали магазин в посёлке, отремонтировали его и открыли. Торговали в основном продуктами. Когда немного заработали, открыли второй магазин. Правда, сразу после ремонта райпо, как правило, досрочно прекращало срок действия аренды, поэтому в итоге пришлось магазины выкупить. Так мы стали владельцами пяти торговых точек в районе. Ещё открыли пекарню и выпекали хлеб, говорят, очень вкусный. Сейчас магазины сдали в аренду, а один продали: времени и денег на всё не хватает.

– Чему всё-таки вы обязаны своей хваткой и управленческими качествами? Комсомольской выучке, воспитанию?

– Наверно, всему помаленьку. Многое ещё дали гены. В семье много лидеров. У меня родители были руководителями среднего звена. Один дед вовсе был председателем колхоза, другой – революционером, состоявшим в ячейке с военачальником времён гражданской войны Сереем Лазо. Деда в одном поезде с Лазо вывезли японские интервенты и сдали казакам-белогвардейцам. А дядя – ваш коллега: работал главным редактором боханской газеты «Знамя труда». Но для того, чтобы чем-то управлять, нужно самой много работать. Было время, когда я сидела за документами всю ночь, а с утра вставала, умывалась и ехала на работу. А было другое время – когда не было денег и ночами приходилось шить на детей.

– Роль лидера вынужденная или вполне гармонирует с вашим душевным складом?

– Да я с детства боевая была. Надо было за брата подраться с пацанами – могла и это сделать. В школе меня всегда выбирали старостой или комсоргом. В пятом классе в «Артек» попала. Это тоже школа. Руководить я никогда не боялась. Если ты что-то умеешь, то нужно это делать. Сейчас у меня появились политические амбиции. Я в марте буду баллотироваться на главу района. Не то что я высокого мнения о себе, просто я не знаю, за кого голосовать. Мужчины, про которых я раньше думала, что они могут быть руководителями, разочаровали, характера у них не хватает.

– А за мужчин из своей семьи не боитесь, что они с чем-то могут не справиться?

– У детей стимул есть – им нужно на ноги вставать, своих детей воспитывать. Виктор мне очень помогает на предприятии, учится всему на ходу. Хотя образование у него юридическое, он стал разбираться в производстве не хуже инженера-механика. Зять Николай, ставший руководителем перерабатывающего кооператива, тоже хороший хозяйственник – сейчас он с утра до ночи на полях пропадает. Конечно, нужна дисциплина, поэтому ежедневно мы проводим семейный совет или планёрку: собираемся по утрам или вечерам в моём рабочем кабинете, обсуждаем прошедший день и планы на будущее. И как эти планы реализовать. Так удаётся всё контролировать. А по субботам вместе ходим в баню, где разговариваем уже про семейные дела.

– Вы не из тех матерей, что стремятся огородить своё чадо от всех неприятностей?

– Нет, наоборот, это качество есть во мне. Опека это или покровительство, но детей всегда стремишься уберечь от бед.

Преемник власти

Предпринимательская жилка досталась в наследство от мамы младшему сыну Марины – Анатолию. Ему сейчас 14 лет. Подросток в курсе всех дел на ферме, быстрее мамы может назвать поголовье скота и площадь пахотных земель. Когда Марина Иванова ведёт машину, она периодически на полном серьёзе консультируется у сына: «Куда сейчас поворачивать?». По словам мамы, Толя научился водить раньше, чем его стало видно из-за руля. По складу характера младший сын тоже очень похож на маму: на вопрос о том, кем станет, когда вырастет, говорит, ему всё интересно – «коровы, автомобили тоже». По словам Анатолия, «уже сейчас работать надо, блин, а тут пока школу не закончил, а потом же ещё институт. Как работать-то успевать?».

– Младший сын помогает?

– Конечно, Толя у нас самый главный помощник! Вечером мы с ним вдвоём частенько едем на поле, контролируем процесс работы, воришек распугиваем. Вчера заработную плату выдавали. Когда я Толей была беременна, я уже бизнесом занималась, так что он ещё не родился, а уже в курсе всех дел был. Родила его в 33 года, через 12 лет после дочери, так многие в селе не ожидали. Помню, едем по работе: я машину веду, а годовалый Толя рядом на переднем сиденье спит, останавливаюсь знакомого подвезти, он видит ребёнка и говорит: «Когда ты успеваешь рожать, ты же всё время за рулём?». Вот, говорю, на ходу и рожаю. Сейчас зато помощник вырос, со всеми внуками нянчится.

– Значит, делового человека можно воспитать, и вовсе необязательно для этого обладать определённым складом характера и ума?

– Конечно, можно. Человек всегда учится в общении, а в семье Толя за нами наблюдает постоянно. Сейчас уже сам интересуется делами на производстве, на фермах. А человек, который организует себя и свой характер, сможет организовать и других.

– Обычно молодёжь рвётся из деревни в город, а ваши дети живут в Осе.

– Я никогда не настаивала на этом. Старший, Виктор, всегда мечтал жить в городе. А когда женился, остался здесь, мы решили работать вместе.

Жена Виктора Ксения рассказала, что во время учёбы в Бурятской сельскохозяйственной академии их часто спрашивали, кто из студентов собирается ехать работать в деревню. «А я уже с Виктором встречалась, поэтому всегда руку поднимала: «Я поеду», – вспоминает Ксения. – Меня все спрашивали, что там делать будешь? Иди в аспирантуру. А я шутила: «Буду колхоз поднимать». Вот, накаркала». С мужем они знакомы буквально всю жизнь – ещё с детского садика. В школе в одном классе учились.

– А вам самой не хотелось расширить границы бизнеса, переехать?

– В молодости я об этом и подумать не успела. Рассчитывала: поступлю в мединститут, год-два поучусь, а там видно будет. Но в институт не поступила, зато познакомилась с будущим мужем и, пока училась в техникуме, двоих детей родила. Муж работал в Осинской пожарной инспекции и параллельно преподавал самбо для школьников – Виталий кандидат в мастера спорта по самбо. Мы с ним и познакомились в спортзале. Он меня с моей сестрой перепутал (мы очень похожи) – та к нему заниматься ходила. Потом случайно встретились в магазине – я, когда его увидела, засмущалась и в другой отдел пошла, а они с другом меня догнали, и Виталий в кино пригласил. Хотя первое время по-прежнему продолжал нас с сестрой путать, помню, подойдёт, краснеет, смотрит: я или нет. Но я делала вид, что не понимаю этого.

А вообще думаю, что жить везде интересно, если можешь найти себя. Мы два года назад ездили в Швейцарию, в гости к племяннице. Нам показывали сельхозпред-приятия. Конечно, нам понравилось, правда, всё непривычно. Например, на свинокомплексе никакого запаха, везде чистота-порядок, а у свиней к ушам чип прицеплен, который измеряет ежедневный объём корма. Свинья поесть захотела – к кормушке подошла, чип сработал, и ей нужный объём сыплется. Больше, чем на день рассчитано, свинья не съест. Интересно. Швейцарцы потом к нам в деревню приезжали, им тут тоже понравилось, правда, сказали, что мы никогда богатыми не будем. Оттого, говорят, что повсеместно используем ручной труд и чересчур гостеприимны: много угощений ставим на стол.

Марина Аюшеевна Иванова родилась в Кяхте 30 декабря 1960 года, окончила Иркутский кооперативный техникум и Новосибирский институт торговли по специальности «экономист торговли» заочно. Начинала карьеру с рядового экономиста в районном потребительском обществе Осинского района. Потом работала завсектором и заведующей орготделом райкома комсомола. Затем перешла в плановый отдел Осинской районной администрации, став завотделом торговли. Дослужилась до заместителя главы администрации по экономике, была избрана председателем Осинской районной Думы. В 1993 году Марина Иванова с мужем занялись торговым бизнесом, в 2000 открыли собственное производство. А этой зимой прибрели обанкротившееся предприятие «Сибирь». В семье Ивановых трое детей, двое из которых женаты: 27-летний Виктор, 25-летняя Зинаида и 14-летний Анатолий. Трое внуков, сейчас ждут четвёртого.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное