издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В начале большого пути

Листая подшивки газеты «Иркутский университет» полувековой давности

  • Автор: Галина СОЛУЯНОВА

Зашла на днях в отдел научной библиотеки ИГУ, что на 5-й Армии находится. Давно хотелось полистать подшивки газеты «Иркутский университет» с 1955 по 1960 год, посмотреть публикации студента историко-филологического факультета ИГУ Александра Вампилова. И не только его рассказы, напечатанные там, воочию увидеть – большая их часть у меня есть. А просто – вдруг что любопытное начитаю, чего не знала. Обнаружила на газетных страницах упоминание имени Вампилова 10 раз. Оговорюсь сразу: в некоторых подшивках наблюдались не все номера газеты, да и я, может, чего-то не углядела – вёрстка в середине прошлого века та ещё была.

Но газета сама – «чудо как хороша». Сначала она называлась «За научные кадры» и являлась органом партбюро, ректората, комитета ВЛКСМ, профкома и месткома Иркутского госуниверситета имени А.А. Жданова. Выходила по пятницам, потом день очередного выпуска гулял по всей неделе и уследить за периодичностью сложно было.

А темы были какие: предвыборная агитация в Верховные Советы союзных республик и местные Советы; отношение к труду; научные исследования и конференции; сдача зачётов и методика экзаменов; проведение каникул; дневники сессий; спорт; рейды по общежитию; даты страны; юбилеи Ленина, комсомола, самого университета; рецензии, книжные обзоры и т.д. и т.п. Перчик, а не газета. Мало того, всё время меняются редакторы. Газета выходит то на двух, то на четырёх полосах. Печатается в Иркутской городской типографии Областного управления культуры, затем – с № 19 (1 сентября 1956 года) – типографией «Сталинский путь», а с № 21 (15 сентября 1956 года) уже типографией «Восточно-Сибирская правда». С № 22 (22 сентября 1956 года) начал указываться тираж – 1000 экземпляров.

Наша будущая мировая звезда драматургии в 1955 году (естественно, после 1 сентября) ни в «плохиши», ни в «хорошисты» не попала. Кстати, в № 5 от 11 февраля 1955 года в рубрике «Дневник сессии» в заметке кандидата филологических наук Н.С. Тендитник «На первом курсе филологического факультета» (о том, как студенты

1-го курса закончили сдачу зачётов по древней русской литературе) прочла такой абзац: «Однако были и такие ответы, в которых чувствовалась спешка в подготовке, поверхностное знание первоисточников, слабая ориентировка в материале. Студенты Распутин, Баркова, Наумова и некоторые другие пришли сдавать зачёт без достаточных знаний. Ответы их были поверхностными. Были и такие студенты, которые пришли к столу экзаменатора неподготовленными и были отправлены для вторичной подготовки. В адрес этих студентов, как и тех, которые не взялись ещё серьёзно за работу, хочется сказать, что учёба в университете не только дело почётное, но и трудное, не только личное дело каждого студента, но и его общественный долг. И коллектив вправе спросить с него, чем он  занимается в течение семестра и как думает он строить свою работу дальше».

Больше имени ныне признанного русского классика, литератора мирового уровня Валентина Григорьевича Распутина я в подшивках того времени не встречала. А мы давно знаем, как много Надежда Степановна Тендитник сделала в литературоведении для становления талантливого ученика, сколько ею написано статей, книг о творчестве Распутина.

Уже понимая, какая направленность у газеты, и при этом зная, что особой усидчивостью студент Вампилов не отличался, я в некоем напряжении продолжала искать его фамилию. М.И. Кочиш, ответсекретарь приёмной комиссии, в своей статье «В результате конкурсных экзаменов» пишет, что «на первые курсы университет принял 475 человек», «поступающим на геологическую и филологическую специальности нужно было набрать 22 балла из 25». А потом, как водится, колхоз, и за 5 октября 1955 года в газете – заметка Ю. Арского «Работа идёт слаженно и чётко», где читаю: «Одобрение колхозников вызывает труд студентов группы «Б» первого курса. Их средняя выработка – по полтора трудодня на одного работающего. 20 сентября на подработке зерна, поступающего с комбайна, отличились студенты Борис Леонтьев, Борис Кислов, Нина Лукьянова, Рая Михайлова и др.».

В следующем году – тоже колхоз. И… наконец я вижу фамилию второкурсника Вампилова, да прямо с рисунком: черепаха тащит телегу, и на панцире везущей и на самой телеге пятеро молодых людей. Называется заметка «Хлебозаготовители», а текст сообщения вот такого содержания: «Плохо ведут себя в колхозе им. Молотова студенты 2 курса филологов (группа «Б») Кислов, Румянцев, Гребенцов, Вампилов, Леонтьев, Зоркин. Приехав в колхоз, они сразу же затеяли выпивку, противопоставили себя коллективу, грубо ведут себя с девушками. К работе относятся недобросовестно. Вот некоторые показатели их труда: Румянцев, Вампилов, Кислов, работая на вывозке хлеба, доставили на «Заготзерно» (расстояние от колхоза – 5 км) 5 сентября – 5,4 тонны, 7 сентября – 8 тонн. Их заработок не доходит до трудодня». Да, каждому своё: сегодня Борис Кислов – доктор философских наук, Андрей Румянцев – народный поэт Республики Бурятия, все, кто «заклеймён»,  состоялись как личности, как профессионалы.

На шестом  году издания, в понедельник 14 октября 1957 года, газета вышла с другим названием – «Иркутский университет», оставшись рупором всё тех же организаций.

А 25 октября было опубликовано обращение к молодым авторам: «При редакции газеты «Иркутский университет» организуется литературное объединение, руководить которым будет заведующий кафедрой русской и зарубежной литературы, доцент В.П. Трушкин». И уже 1 ноября 1957 года под псевдонимом «А. Санин» напечатана «Персидская сирень». Редактор в ту пору был Е.И. Морозов – какого автора первым вывел! А потом пошли: «Стечение обстоятельств» (4 апреля 1958 г.), «Железнодорожная интермедия» (16 мая 1958 г.), «Стоматологический роман» (27 июня 1958 г.), «Месяц в деревне, или Гибель одного лирика» (10 октября 1958 г.), «Лужи в декабре» (27 декабря 1958 г.), «Настоящий студент» (30 апреля 1959 г.), «Исповедь начинающего» (6 ноября 1959 г.), «Свидание» (25 июня 1960 г.).

В начале материала я сказала, что Вампилов упоминался в газете 10 раз, но не добавила, что 9 раз под псевдонимом «А. Санин» – Саней его звали в Иркутске. Почему его фамилия не обнаружена ни в каких заметках об учёбе, комсомольских делах? Не про это ли его фраза в записных книжках: «Приходите и вы, хмурые люди из комитета комсомола», а может быть, другая: «Я не говорил умных вещей, но я не говорил и глупостей. Я молчал».

Газета «Иркутский университет» дала возможность автору, студенту Вампилову, «члену семьи врага народа», через творчество высказаться по всем позициям…

Да, ни с чем не сравнимый кураж возникает, когда листаешь эти пожелтевшие страницы с ужасающей полиграфической базой, с оголтелой идеологией, с имеющимися ошибками, но там россыпью столько родных, знакомых фамилий: Л. Ермолинский, Н. Коноплев, Р. Смирнов, И. Петров, Б. Леонтьев (рисунки, фото, изошутки), А. Румянцев, В. Зоркин (фото и многочисленные фотоэтюды), Л. Бес-прозванный, Л. Гурзо, В. Гребенцов, Н. Грудинин, В. Калаянов, Н. Карнаухов, К. Балков, А. Харитонов, Л. Бендер, В. Трушкин, Н. Тендитник, П. Маляревский…

Было б газетной площади поболе, я бы вам ещё порассказала о жизни и отношении к учёбе группы «Б» историко-филологического факультета Иркутского государственного университета, а пока все газетные ксерокопии, относящиеся к этой теме, бережно расположатся в специальной папке отдела Иркутского областного краеведческого музея «Дом-музей А. Вампилова».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер