издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Не артисты на сцене играли, просто людей таких нашли…»

В рамках Дней Иркутской области в Москве охлопковцы представили спектакль «Последний срок»

  • Автор: Лора ТИРОН, для «Восточно-Сибирской правды»

Москва встретила солнцем и теплом, грохотом и шумом улиц, зелёными и золотыми липами, ясенями и пресловутыми пробками. Из аэропорта до гостиницы мы добирались почти столько же, сколько летели из Сибири, – пять часов. Москва строится, растёт вширь, рвётся ввысь громадами небоскрёбов, поблёскивая тонированными стёклами, всё более и более тесня маленькие, скромные особнячки. И как когда-то пронзительно сказал поэт: «Москва, Москва, как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нём отозвалось…»

И в наших сердцах, как и в самом Александре Сергеевиче и его современниках, до сих пор отзывается та пронзительная струна, которая соединяет каждого из нас и нашу столицу. Она меняется, пришли другие времена, она становится другой, и мы становимся другими, но главное в этом меняющемся мире – в суете дней не потерять себя, своих корней, сохранить своё лицо. 

В конце сентября в столице проходили Дни Иркутской области в Москве, которые были приурочены к 75-летию региона и максимально полно и ярко представили богатую культурную палитру Приангарья. В них участвовали лучшие коллективы области: артисты, художники, писатели, музыканты. Губернаторский симфонический оркестр Иркутской областной филармонии выступил вместе с нашим земляком – всемирно известным пианистом Денисом Мацуевым. В числе приглашённых был и Иркутский академический драматический театр имени Охлопкова с одним из лучших своих спектаклей по повести Валентина Распутина «Последний срок». 

Тема, поднимаемая автором и театром в спектакле, далека от пафоса праздника и радостных речей, потому что нет в ней того восторга и весёлого настроя, сопутствующих празднику, но есть вечная тема любви – матери к детям. А ещё он о долге, о смерти, о вечных человеческих ценностях. 

На спектакле присутствовало много друзей театра, ранее живших в Иркутске, известных писателей, общественных деятелей, творческой интеллигенции, земляков и тех москвичей, которым было интересно познакомиться с иркутским охлопковским театром, с его актёрами. Зал принимал спектакль, как всегда, горячо аплодируя, и зрители не могли сдержать слёз, а в финале началось настоящее братание, когда зрители, презрев законы сцены и перешагнув невидимую рампу, хлынули благодарить и поздравлять актёров: кто-то дарил цветы, о чём-то спрашивал, на память фотографировался с полюбившимся артистом, обнимал или просто хотел постоять рядом и дотронуться… Зрители отмечали высокий уровень показанного спектакля, называли его уникальным по теплоте, душевности, милосердию, которое он несёт. В финале многие пожелали сказать слова благодарности актёрам. Вот только малая их часть. 

Генерал-лейтенант в отставке, заместитель председателя правительства Самарской области, председатель московского правления иркутского землячества «Байкал» Иван Миронов, выйдя в финале к артистам, чтобы поблагодарить, только и смог сказать сквозь душившие его слёзы: «Спасибо вам большое. Я – сибиряк, из маленького городка Тайшета, у моей мамы была фамилия Миронова, а соседки звали её просто, так же как одну из старух спектакля, Мирониха. Он многое мне напомнил: мою родину, дом, моё детство. По ходу действия ком в горле стоял. Низкий вам поклон за такой спектакль, он напоминает всем нам, откуда мы родом, где наши корни, в чём наша память…»

Павел Фокин, историк литературы, писатель, кандидат филологических наук: «Сказать, что это был просто спектакль, недостаточно. Москва отвыкла от таких доверительных интонаций. Это не просто драматическое искусство, это прожитый кусок жизни, где работали, не побоюсь этого слова, гениальные артисты. Я наблюдал за теми, кто сидел рядом: кто-то вытирал слёзы, кто-то был очень сосредоточен, уйдя в себя, кто-то вздыхал. Люди проживали с актёрами эту жизнь, думали, вспоминали – каждый своё. «Что несёт и что даёт людям этот спектакль?» – подумал я. Он несёт радость, несмотря на то что он о смерти старухи Анны, которую удивительно точно играет Наталия Королёва. Он несёт радость ощущения того, что ты ещё живой человек, что ты можешь посмотреть на себя со стороны, что ты можешь сострадать, сочувствовать, раскаиваться, сопереживать. Не в этом ли главная задача театра?

Одна наша знакомая, вся в слезах после спектакля, сказала: «Я будто в церкви побывала». Потрясающе. Театр ведь всегда противопоставлялся церкви, был в оппозиции к ней, но в данном случае мы оказались в уникальной атмосфере, в особом пространстве, где человек может очищаться духовно. Хотелось бы, чтобы его увидело как можно больше людей, потому что я слышал, как зрители спрашивали: а где этот театр можно увидеть ещё? И почему же они только на один день приехали? А нельзя ли продлить пребывание в Москве ещё на несколько дней, ведь не многие успели посмотреть? Это, конечно, успех театра, но самое главное, что у людей есть потребность смотреть такие спектакли, есть потребность думать и размышлять, а не только воспринимать шоу и развлекаловку. Это замечательный театр! Он идёт своей дорогой, не боясь остаться в одиночестве, и создаёт своё пространство культуры и правды».

Владимир Карпов, писатель: «На спектакле иркутян находило ощущение, будто на сцене творится куда более подлинная реальность, нежели та, которая осталась за стенами театра. Обычно спектакли строятся вокруг одной, двух звёзд, которых отыгрывает весь коллектив. Здесь же каждый актёр был вровень с предложенным жизненным образом, и при этом каждый через образ нёс свою смысловую нагрузку. С умирающей и при этом полной жизни старухой не её век, тысячелетний русский уклад уходил в неведомые миры. Зрители льнули к происходящему на сцене, целительно вбирая то, от чего вольно или невольно были отлучены: творилось искусство, и почти осязаемыми становились тончайшие движения душ человеческих. Юноша и девушка, сидящие рядом, смотрели просто в каком-то цепенящем чувстве, может быть, открывая новые миры. Накануне у меня был спор с весьма «упакованным» приятелем, который уверял, что молодёжи сейчас всё безразлично, и мне было вдвойне утешительно видеть, что всё оно так и не так. Моя жена, также молодой человек, совсем не «театралка», на свой лад лучшим образом отрецензировала спектакль: «Кажется, что это не артисты играли, а просто людей таких нашли». Но это были актёры, был театр, настоящий, точный в своей художественной правде». 

Спектакль вызвал много откликов и слов благодарности, которые переросли в состоявшуюся на другой день встречу с участниками спектакля и его зрителями. Круглый стол стал продолжением разговора, начатого накануне спектаклем «Последний срок», и, оттолкнувшись от него, через судьбу человека вышел на проблемы культуры, вопросы сегодняшнего дня, человека в нём и о том, что нас ждёт завтра. 

Присутствовавший на встрече один из лучших постановщиков пьес Вампилова народный артист СССР, профессор ГИТИСа Владимир Андреев вспомнил, кстати, слова персонажа Чехова, профессора Серебрякова, которые чётко попадали в контекст разговора: «Дело надо делать, господа!» И рассказал собравшимся, что набрал очередную мастерскую. 

«Вот сейчас я пойду к ним, к своим ученикам, их у меня сорок человек. Они разные. Есть среди них способные, есть те, кто может не только слышать, но и чутко воспринимать, брать от нашего поколения лучшее, если мы имеем право передавать это. И я был очень удивлён, набирая мастерскую, какой репертуар они приносят. В моё время, когда я поступал к Лобанову, читали «Как хороши, как свежи были розы» и «Лису и виноград». В этот раз абитуриенты приносили удивительный репертуар: в нём были и Пушкин, и Распутин. «Недорого ценю я громкие права, от коих не одна кружится голова…» Это читал 17-летний мальчишка, у которого на коллоквиуме я спросил, почему именно это он взял. И он начинает объяснять с жаром, ясно, толково. И убеждает! Есть, есть в этой поросли что-то такое, что привлекает, что даёт надежду. Их немного, но они есть! Россия всегда была прекрасна и грустна тем определённым кругом людей, которые сберегали и сохраняли её, и были всегда те, которые именуются толпой. Лучшая часть сегодня присутствует в совсем молодых умах и сердцах. Только не надо их бросать, не надо от них отступаться!»

Павел Басинский, писатель, литературный критик, в продолжение беседы отметил, что, говоря о культуре, каждый понимает её по-своему в силу воспитания. Для кого-то культура начинается новостью о рождении второй дочери у Киркорова и о том, какое бельё носит Волочкова, а для кого-то – о том, какой спектакль поставлен в таком-то театре и чем живёт этот театр, какую новую выставку открыли и кому установили скульптурный памятник. «Я недавно готовил статью к 75-летию Александра Вампилова, перечитывал его пьесу «Прошлым летом в Чулимске» и невольно пришёл к мысли о высокой культуре всех людей, населяющих пьесу. Они культурны, потому что просты, они не агрессивны, даже тот же Пашка. А самое главное в этой небольшой пьесе – что в ней огромное количество любви, там все, так или иначе, каждый по-своему, любят друг друга. Любовь сквозит в каждой жилочке этой пьесы. Это удивительно, и всё это так тонко, прозрачно, неуловимо, пронзительно…»

И вновь у творческой интеллигенции зародилась надежда, что не всё ещё потеряно, что не вся молодёжь растворилась в мутных потоках попсы, что есть ещё в народе неистребимые запасы духовности, что жива ещё тяга людей к книгам и спектаклям по Распутину, Астафьеву, Вампилову.

И начинаешь ясно понимать, что один хороший спектакль, как тот же «Последний срок», с которым иркутский охлопковский театр приезжал в Москву, тоже может сделать очень много. 

Он не изменит мир, но может сделать его лучше, ведь каждый из нас – это маленькое звено в огромном полотне жизни, куда каждый вплетает свою нить, свой голос, оставляет свой след и частичку душевного света.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер