издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Снежные казаки под солнцем Казахстана

Иркутск всерьёз борется за право называться городом ледовых дел мастеров. Уже появились те, кто выходит на международный уровень. В середине января один из таких мастеров, иркутский скульптор Евгений Тимкович, занял второе место на фестивале ледяной и снежной скульптуры «Восемь озёр», который проходил неподалёку от Алма-Аты. «Иркутский репортёр» встретился со скульптором и поговорил об особенностях работы по столь хрупкому и недолговечному материалу.

«Это вопрос призвания» 

Стать художником-скульптором Евгений мечтал с раннего детства, настолько раннего, что уже не помнит, когда решение посвятить свою жизнь искусству сложилось окончательно.

– Я не знаю, может быть, в два года, когда впервые взял в руки карандаш, – я рано начал рисовать, – пожимает плечами художник. – Это ведь вопрос призвания. У меня, по сути, не было выбора: каким родился, таким и вырос. Я интуитивно понимал своё призвание с детства – когда спрашивали, кем хочу быть, всегда отвечал: «Художником».  

После школы он поступил в Иркутское художественное училище имени Копылова (его по старинке называют училищем искусств. – Авт.). Окончив его в 2000 году, уехал продолжать обучение в Красноярск, в художественный институт, по специальности «художник-скульптор».

После окончания института в 2007 году Евгений вернулся в Иркутск. Участвовал в конкурсах на возведение памятников в городе – Гайдаю, первопроходцам, декабристам… 

– Ни в одном конкурсе, правда, я не выиграл. Там работают командами – со скульптором проект разрабатывают архитекторы, визуализаторы, ландшафтные дизайнеры. В одиночку не пробиться… 

Вообще, по словам Евгения, в городе сейчас скульптору сложно работать по профессии. Из десяти бронзовых памятников, поставленных в Иркутске за последние два года, иркутские мастера работали только над одним – над бабром. Большинство заказов было отдано московским командам. Памятник геодезисту делали красноярцы, Гайдая поставили мастера из Улан-Удэ. Поэтому иркутские скульпторы выживают на вольных хлебах за счёт частных заказов. Сам Евгений в течение двух лет был вынужден подрабатывать в ритуальном агентстве – резал памятники из мрамора и гранита. Сам об этом отзывается снисходительно: «Выпиливал рельефом веточки и лебедей».

– Я реализовывал себя в фестивалях – по дереву, по песку, по льду, – рассказывает Евгений о своих местных достижениях. – В 2002 году занял второе место, когда одно-имённым рестораном проводился фестиваль «Старый Мюнхен»  – делал фигуру баварского пивовара. Хотя конкурс и был «коммерческий», в нём принимали участие семь скульпторов из Иркутска, Ангарска и Усолья-Сибирского. Два раза участвовал в традиционном фестивале ледяной фигуры «Лукоморье», который проводится в Савватеевке. В прошлом году занял первое место во Всероссийском фестивале песчаной скульптуры в Братске. Там я представлял элемент распятия, который назывался «Жертвоприношение»…

– Ты человек религиозный?

– Религиозный. Но не верующий. Там выбор темы был свободный, я и выбрал – по движению души… 

Лёд – сложная фактура

От эскиза до воплощения: мультипликационные казаки на рисунке и из снега неподалёку от Алма-Аты

Льдом Евгений начал заниматься ещё в Красноярске, во время учёбы в институте – это были коммерческие проекты по оформлению зимних ледовых городков.

– Детям и родителям это очень нравится – красиво, сверкает на свету, можно полазить. На самом деле эта работа довольно однообразная: всегда деды морозы со снегурочками, всегда знаки зодиака этого года, – объясняет Евгений особенности работы с ледяными фигурами. – И с точки зрения художника, такие ледовые городки не очень интересны. Там ведь делается не художественный, а антивандальный вариант. То есть не прорисовываются тонкие детали, главное, чтобы было сложно что-то отломать. Если делают снежную фигуру, то её сверху заливают водой из распылителя – чтобы образовалась плотная ледяная корка. А это убивает все мелкие детали, ажурную резьбу. 

При этом лёд обычно выстраивается стенкой, на которой вырезают рельеф. Снег – это круглая фигура, на которой можно передать глубокие светотени. 

– Вы только напишите, что из снега мы не лепим, как тут недавно вышло в одной газете. Из снега мы режем, – уточняет мастер. – Это делается так: строится деревянная опалубка, каркас, в него трамбуют снег, и получается куб заданных размеров. Из него и режут фигуру по заранее подготовленному эскизу. При этом снег плотный, как пенопласт. Похож на скульптуру из гипса.

Евгений невольно проговаривается, что предпочитает работать не по льду, а по снегу: лёд – материал декоративный, а снег – монументальный, скульптурный. 

Мультяшки на «Восьми озёрах» 

Вот на этом далёком от оптимизма для местных скульпторов фоне Евгений и узнал про очередной конкурс в Казахстане.

– Я постоянно в Интернете просматриваю сайты, где периодически выкладываются положения о новых конкурсах. В конце декабря узнал, что в Казахстане туристический развлекательный комплекс «Восемь озёр» объявил о новом конкурсе. Я послал анкету, фотографии своих работ. Там довольно строгий отбор – чтобы не попали случайные люди, дилетанты. 

Конкурс проходил в шестидесяти километрах от Алма-Аты с 8 по 15 января и был посвящён мультипликационным героям. Эскиз Евгений разработал на основе мультика про казаков:

– Сделал такой выбор просто потому, что мультфильм запомнился из детства. Может быть, сыграло свою роль то, что по отцу у меня есть корни на Украине. Современные 

мультфильмы мне не интересны. Нет у меня духовных корней с каким-нибудь Шреком. А казаки, они ближе русскому человеку, очень узнаваемы, и каждый имеет свой характер. 

На конкурс приехали команды из Хабаровска, Екатеринбурга, Ульяновска, Краснодара, Чебоксаров и несколько команд местных умельцев из Астаны и Алма-Аты. Было представлено 22 работы, которые были расставлены по всей территории гостиничного комплекса: одна стояла у ресепшена, четыре – у летнего ресторана, ещё четыре – на катке, восемь – вдоль аллей. Работа проходила в сложных погодных условиях: днём температура поднималась до +80С. 

– Это был первый в моей жизни ночной конкурс – работать приходилось по ночам, рано утром и вечером. Спал по два часа после ужина – прямо в кресле, в ресторане, – вспоминает Евгений. – На день я колол снег большими пластами и обкладывал фигуру со всех сторон – сверху снег подтаивал, но внутри сама работа оставалась без тепловых повреждений. Некоторые свои фигуры затеняли – втыкали по периметру стальную арматуру и натягивали на неё все попавшиеся под руку баннеры. Это было странное, непривычное ощущение: у нас, когда работаешь, сам мастер страдает от холода, а там фигуры страдали от жары. Как на курорте побывал… 

Евгений Тимкович: «Со Шреком у меня нет общих духовных корней…»

Повышенная температура негативно сказывалась на качестве работ. В Сибири от сильного холода лёд становится более плотным и на нём можно «вытянуть» больше мелких деталей, резьба становится более ювелирной. На конкурсе «Восемь озёр» доходило до того, что у «ледовиков» выпиленные бруски не «приклеивались» друг к другу, когда их для примораживания обрызгивали водой из распылителя – вода нагревалась, и лёд, наоборот, подтаивал. 

Первое место получила команда из Хабаровска, и получила, по мнению Евгения, совершенно заслуженно – это были мастера, которые выигрывали в конкурсах Европы. В Казахстане они делали сюжет из армянского мультфильма «В синем море, в белой пене». Второе место досталось Евгению Тимковичу. Третье – местным умельцам из Астаны, сделавшим изо льда интересное решение кадра из мультфильма «Ледниковый период»  – это был полый земной шар, подсвеченный изнутри. На «глобусе» стояла белка с орешком. 

Лауреатам конкурса вручили дипломы, кубки и денежные премии в местной валюте: хабаровчане получили миллион тэнге, Евгений – полмиллиона… Разменяли деньги на вокзале в Алма-Аты перед отъездом на родину – оказалось, что курс – пять тэнге к одному рублю. 

– Раньше я больше напрягался в процессе работы. Сейчас опыт позволяет получать больше удовольствия, – подытожил Евгений по возвращении в Иркутск. Хотя возвращался в конфликтную ситуацию: нет пророка в отечестве своём, и последний заказ принёс ему больше неприятностей. В Хомутово, где у Евгения по соседству, в Грановщине, свой участок, ему не доплатили почти половину оговорённой суммы за выстроенный на центральной площади около администрации снежный городок. 

Он показывает:

– Вот, поставил пять фигур по мотивам «Маугли»  – обезьяний замок, Каа, Балу, сам Маугли с Багирой и непременные Дед Мороз со Снегурочкой. Медведю уже голову отбили. У Каа нос сломан… Я работал один, две недели головы не поднимал. Здесь, на площади, стоит 140 кубометров прессованного снега. 28 декабря сдал работу. А после Нового года прихожу в администрацию – мне говорят, что их не устраивает качество работы и они лишают меня 40% оплаты. 

В результате Евгений не стал спорить, но сильно обиделся и закрыл в местном Доме культуры свою художественную студию. Уехал в Грановщину – жить затворником и готовиться к новым конкурсам. Зима ещё не закончилась.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное