издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы заложили базу для инвестиций на три года вперёд»

Прошлый год ознаменовался завершением строительства подстанции «Ключи» и прилегающих к ней сетей. В ноябре под напряжение поставили подстанцию «Озёрная» в Тайшетском районе, предназначенную для приёма и передачи мощности Богучанской ГЭС. «Мы получили глубокое удовлетворение», – говорит об итогах 2012 года генеральный директор ОАО «Иркутская электросетевая компания» Борис Каратаев. Несмотря на то что затраты по инвестпрограмме ИЭСК на 2013 год несколько меньше, объёмы сетевого строительства не менее масштабны. Руководство компании не сомневается и в том, что будут реализованы планы на ближайшие пять лет, обозначенные в стратегических документах. При одном условии: выделение земли под линии электропередачи и подстанции не будет сопряжено с такими трудностями, как сейчас.

– Борис Николаевич, каковы итоги 2012 года для Иркутской электросетевой компании, если говорить не столько по цифрам, сколько  по ощущениям?

– Мы получили глубокое удовлетворение. Закончилась эпопея с подстанцией «Ключи»: завершено её строительство и наладка, она введена в работу вместе с линией 500 кВ. Практически завершена реконструкция открытого распределительного устройства 500 кВ на подстанции «Тайшет» и поставлены под напряжение шины 500 кВ на «Озёрной», то есть мы выполнили свои обещания по созданию схемы приёма и передачи мощности Богучанской ГЭС. Как всегда, полностью выполнена «губернаторская» программа. Финансово год тоже неплохо сложился – мы получили хорошую прибыль (969,22 млн. рублей. – «СЭ»). В полном соответствии с новыми правилами мы оформили охранные зоны практически всех линий 110, 220 и 500 кВ. Несмотря на то что «золотой запас» среди наших сотрудников составляют люди до 45 лет, у нас появились молодые ребята, которые работают достаточно уверенно. С профсоюзом у компании сложились нормальные отношения, без конфликтов, так что мы спокойно приняли коллективный договор. В общем, год сложился. Но горчинка осталась.

– Почему?

– Горчинка остаётся в любом случае, и я думаю, что чем дальше, тем больше будет горечь. Потому что беспредел с земельными участками как продолжался, так и продолжается. Земля вокруг Иркутска практически вся выкуплена физическими лицами, причём они её не продают застройщикам: намеренно скупаются участки под линейными объектами, строительство которых запланировано в будущем. Покупатели владеют подобной информацией, и как только мы начинаем оформлять акт выбора трассы, земля уже оказывается в собственности. Слава богу, лесные угодья не продаются, но земли сельскохозяйственного назначения уходят направо и налево. Так что для нас любое строительство сопряжено с самым настоящим хождением по мукам. И это проблема не только сетевой компании, но и тех, кто прокладывает водопровод и канализацию, теплотрассы или строит автодороги. Большие сложности возникают и с участками в Иркутске. Дело в том, что есть земли, на которые не разграничена собственность между городом и областью. И мы должны как минимум два раза ходить в городскую администрацию и один раз – в областное правительство. Пока идут согласования, уходит время: условно говоря, объект строится один год, а земля под него оформляется два. И это, наверное, беда не только наша, но и всей страны. То ли сверху не видно, что внизу происходит, то ли мы это наверх не доносим. 

– Несмотря на сложности с землёй, в Иркутске и Иркутском районе на ближайшие несколько лет запланировано масштабное сетевое строительство. С чем это связано?

– Ситуация складывается так, что переселенцы, которые едут с севера и из других территорий области, стремятся попасть в агломерацию – Иркутск, район Шелехова и, в меньшей степени, Ангарска. В связи с этим идёт активная индивидуальная застройка на тех землях, которые где-то включены в планы развития территорий, а где-то – нет. Появляются дачные некоммерческие товарищества и садоводства. Энерговооружённость населения растёт, и в связи с этим растут нагрузки на сети. Это первое. Второе: в прошлом и позапрошлом году небывалую активность проявил Фонд РЖС (Федеральный фонд содействия развитию жилищного строительства. –  «СЭ»). Строительство жилья только на тех участках, которые он распределил в Иркутском районе, должно дать нагрузку от 80 до 120 МВт – это безумно много. Добавьте к этому участок в Иркутске на пересечении улиц Улан-Баторской и Лермонтова. Поэтому уже фактически начато строительство подстанции 220/110 «Восточная», которую издавна планировали разместить на востоке от Иркутска. Она позволит удовлетворить растущий спрос на мощность в Иркутске и запитать подстанции вдоль Байкальского тракта и на участках Фонда РЖС. 

– Где ещё будете вести работы в 2013 году?

– В планах – строительство линий к «Восточной» со стороны Ангарска. Необходимо вести аварийные работы, связанные с выносом ЛЭП у посёлка Орлово Киренского района, которая была повреждена из-за паводка. Новую линию от Петропавловска до Орлово мы планируем построить к августу. Кроме того, продолжим работы на линии 110 кВ от Усть-Кута до Киренска: там, где не было второй цепи, мы её повесим и построим участок в 26 км. Останется достроить всего лишь 30 км. Тогда в Киренск придут две цепи, и надёжность энергоснабжения в этом районе существенно повысится, можно будет без опаски выводить в ремонт другие линии. Очень большой объём работ связан с заменой полностью отработавшего свой ресурс оборудования на подстанциях без увеличения их мощности. Это замена выключателей 500 кВ на подстанции «Тулун» и Братском переключательном пункте. Поменяем выключатель и один трансформатор на подстанции 220 кВ «Иркутская». Нам предстоит провести масштабные работы и по программе экономии энергоресурсов. Речь идёт о создании схем учёта электроэнергии и монтажа системы АСКУЭ-быт. Мы планируем «закрыть» с их помощью потребление 50–60% многоквартирных домов. 

– В прошлом году много говорили о создании энергомостов, в том числе в Сибири. ИЭСК участвует в проектах по созданию связей между энергосистемой Иркутской области и другими регионами? 

– По устройствам противоаварийной автоматики – да. Есть проекты и вдоль Байкало-Амурской магистрали, и в сторону Бурятии, и в сторону Красноярского края. К примеру, мы проектируем и монтируем устройства автоматики на подстанции «Озёрная» в связи с запуском Богучанской ГЭС, и в этом плане мы обогнали и подстанцию «Камала» в Красноярском крае, и саму ГЭС. На «Озёрной» ещё необходимо построить две ячейки на 500 кВ. Одну для линии с подстанции «Ангара», вторую – для ЛЭП с Богучанки. По нашим предположениям и результатам встреч с ФСК, эксплуатировать их будем мы по договору с Федеральной сетевой компанией. Помимо этого просматривается перевод линии от подстанции «Ключи» в сторону Бурятии, но это будет очень нескоро: я думаю, не ранее 2020 года. Сегодня же есть ещё два проекта, к которым мы пока имеем косвенное отношение. Первый – это развитие сетей 110 и 220 кВ вдоль трубопровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» для питания нефтеперекачивающих станций. Сами линии и подстанции на объектах ВСТО будет возводить Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы, но мы будем строить ячейки на наших подстанциях, от которых они будут питаться. Второе: сегодня мы проводим согласование проекта по переводу на напряжение 500 кВ линии от Усть-Илимской ГЭС до Усть-Кута. Далее планируется строительство линии 500 кВ от Усть-Кута до Нижнеангарска, затем до Северобайкальска и в итоге – до Чары в Забайкальском крае. Когда она придёт в Чару, я не знаю, но в планах ФСК ЕЭС на 2015-2016 годы есть линия до Нижнеангарска. Она будет стоять в габаритах 500 кВ, но поначалу будет работать на 220 кВ. Но и в этом случае она даст достаточно приличное увеличение пропускной способности линий на Бодайбо. Помимо этого электроэнергия нужна для увеличения пропускной способности Байкало-Амурской магистрали и освоения Удоканского медного и Холоднинского полиметаллического месторождений. Пока тот район стоит только из-за отсутствия энергии. Мне кажется, что, если там дать хороший толчок по энергетике, территория оживёт.  

– Объём инвестиционной программы ИЭСК в нынешнем году меньше, чем в прошлом (4,917 млрд. рублей против 6,117 млрд.), это связано с новой схемой тарифного регулирования. С одной стороны, понятно, что государство стремится снизить социальную напряжённость и старается значительно не повышать тарифы, с другой – сетевой комплекс необходимо обновлять, и на это нужны немалые деньги. По какой модели в таких условиях могут работать сетевые компании, чтобы соблюсти оба условия? 

– Есть два пути: долгосрочное тарифное регулирование и RAB-регулирование. Первый предусматривает увеличение тарифа только на размер инфляции. RAB-регулирование строится исходя из собственного капитала компании и связанных с ним показателей. За последние три года нам трижды отказали в применении этого метода. Долгосрочное тарифное регулирование тоже пока никто не вводит. Поэтому мы сами заложили базу для инвестиций на три года вперёд и будем делать всё возможное, чтобы её сохранить и не потерять набранный разгон. Ситуация следующая: в тарифе учитывается много компонентов, в том числе амортизация и прибыль компании. Мы недополучали амортизацию, за счёт этого должны были финансировать «губернаторскую» программу из прибыли. Не будут давать прибыль – будем требовать амортизацию. Её достаточно для того, чтобы сохранить капиталовложения на уровне сегодняшнего дня. При этом надо учитывать, что тариф на передачу электроэнергии у нас ниже, чем в целом по России, но мы всё равно выглядим лучше, чем многие другие регионы. Мы смотрели параметры «Красэнерго» – у них инвестиции 600 млн. рублей в год. Бурятию я вообще не рассматриваю. Там деньги уходят в основном на операционные расходы. Мы в своё время приняли такую линию: снизить операционные расходы по мере возможности, а деньги по максимуму вкладывать в новое строительство. Ну не будет получаться – будем ремонтировать больше, а строить меньше. Но база есть, и мы надеемся её сохранить. 

– То есть ИЭСК выполнит долгосрочные планы, которые заложены, скажем, в схеме и программе развития электроэнергетики Иркутской области на 2014–2018 годы?  

– По крайней мере, у нас в этом сомнений нет. Единственное привходящее обстоятельство заключается в том, что у областного правительства и районных администраций могут измениться векторы развития. Тем не менее мы направили в Министерство энергетики РФ новую долгосрочную инвестпрограмму примерно в тех же деньгах, которые были раньше. В ней, к примеру, предусмотрена инфраструктура для участков Фонда РЖС. Поэтому у нас нет сомнений в том, что мы реализуем все планы. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector