издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Если что-то хочешь сделать – идёшь и делаешь!»

Сын металлурга, строителя Шелехова, он ещё во время учёбы в вузе пришёл на ТЭЦ-5. Тогда никто бы и не подумал, что студент, разгружавший полувагоны с углём, много лет спустя станет одним из топ-менеджеров крупнейшей энергоугольной компании страны. А несколько месяцев назад Олег Причко занял пост генерального директора ОАО «Иркутскэнерго» и чётко обозначил приоритеты развития компании: сохранение высокой эффективности основного бизнеса – генерации тепла и электроэнергии при развитии дополняющих бизнес-проектов. «Руководитель должен знать, уметь, мочь, хотеть и успевать», – говорит Причко. Он действительно всё успевает: и работать, и учиться, и дважды в неделю уделять время любимым тренировкам по спортивному боулингу.

От «посвящения в угольщики» до программы MBA

Олега Причко считают одним из самых открытых топ-менеджеров ОАО «Иркутскэнерго». Будучи заместителем гендиректора по продаже ресурсов, он довольно часто появлялся в публичной сфере, комментируя ситуации, связанные с платежами за поставку тепла и электроэнергии. Тем не менее сам он, всегда корректный и доброжелательный, предпочитает оставаться в тени. Причко признаётся: хвастать не любит, о себе рассказывать – тоже. Особенно о самом интересном – откуда люди его поколения пришли в энергетику. Ведь сам он, как и все мальчишки того времени, «мечтал стать космонавтом и лётчиком». «А пацаны всегда хотят быть теми, кем зачастую в итоге не становятся, – улыбается Причко. – Уже ближе к аттестату я стал всерьёз задумываться, какую профессию хочу получить реально…» Отец Николай Петрович по образованию металлург, приехал в Шелехов по комсомольской путёвке строить завод. В результате строил и сам город. Мама Валентина Ильинична всю жизнь проработала в школе, она заслуженный учитель Российской Федерации. Олег Причко выбрал свой путь.

– И вы выбрали энергетику… 

– Нет, я выбрал автомобили. Поступил в политехнический институт на специальность «эксплуатация автотранспорта». Девочки играют в куклы, а мальчики обычно во что-то техническое, а «что-то техническое» – это, как правило, автомобили. К технике у меня была нормальная тяга всегда, оставалось определиться, к какой именно. Так и возникла тема автотранспорта. А до энергетики было ещё далеко.

Будучи студентом, Олег Причко пришёл работать на ТЭЦ-5 стрелком военизированной охраны – ВОХР. Для студента график был очень удобным – сутки работа, трое суток отдыха. Можно было учиться и работать. 

– А потом меня вместе с ребятами перевели на выгрузку угля. В первую ночь на человека пришлось по пять вагонов. После я понял, что это немного. А тогда я думал: всё, катастрофа! Вагоны разгружаются так: по эстакаде подаётся до 12 вагонов. Полувагоны имеют люки с двух сторон, каждый закрывается на две щеколды, которые перевязываются стальной проволокой на скрутку. 

Ты встречаешь вагон задолго до эстакады, бежишь рядом с ним, откручиваешь проволоку. После чего вагон стоит на эстакаде на высоте 4 метров. У тебя в руках кусок стальной трубы, к верхнему концу которой приварена стальная «вилка», ею и надо открыть щеколду. Дело очень сложное с непривычки. Как только щеколда открыта, надо быстро отскочить, потому что из люка прямо тебе на голову летит уголь. После того как все вагоны опорожнены, берёшь с собой лом и лопату и прямо в полувагонах вычищаешь остатки. Этих остатков бывает до четверти вагона… 

Так Причко проработал несколько месяцев. Впоследствии он устроился на автобазу ТЭЦ водителем-перегонщиком, контрольным механиком. Здесь и прошёл свои первые «управленческие университеты» – от водителя до главного инженера базы, у которого в подчинении было 850 человек. Неудивительно, что перспективность молодого менеджера была замечена в администрации Шелехова: тогда буквально с нуля создавалось городское жилищно-коммунальное хозяйство и Причко стал первым начальником городского отдела ЖКХ (причём ТЭЦ-5 тоже подпадала под его ответственность). Только через три года, когда всё было отстроено и заработало, он вернулся на родную станцию. Уже в качестве заместителя директора.

– Вот с этого момента, пожалуй, и началась по-настоящему моя энергетика. 

– И какая работа интереснее – в администрации или в бизнесе?

– Я не могу сказать: вот тут было интересно, а тут – совсем нет. Просто у меня такой характер – интересно везде. Если ты что-то хочешь сделать – идёшь и делаешь. И становится интересно. Так было, когда я уходил с автобазы в администрацию. Я знал, как какую-то определённую ситуацию воспринимает представитель бизнеса, а вот как это выглядит с точки зрения муниципальной власти, не представлял. Работа в администрации города и района позволила мне посмотреть на события иными глазами – в рамках ответственности и полномочий чиновника. Когда две картинки совмещаются, получается стереоизображение. Сейчас в переговорном процессе это, безусловно, помогает. Просто знаешь рамки компетенций, рамки «подвижности» своего собеседника. 

– Откуда у вас стремление постоянно учиться? В начале «нулевых» вы прошли президентскую программу управленческих кадров, получили диплом MBA, второе высшее техническое образование. 

– Когда человек занимается одним и тем же делом, возникает элемент «замыленности». И в итоге работник теряет эффективность. Тут он уже создаёт риски для себя самого и для той организации, где он трудится. А когда человек учится, круг его компетенций увеличивается. Это новые задачи, новые ограничения по времени. Ведь теперь тебе не только работать нужно, а ещё и дома уроки выполнять. Хорошо, у меня много командировок, я обычно в самолётах и аэропортах все свои MBA-задачки решал. Люблю встряску, чтобы был определённый драйв. Кроме того, мы ведь учились не «чему-нибудь и как-нибудь». По большому счёту, всё моё обучение выстраивалось в определённую линейку. Президентская программа – это более углублённые курсы по тому направлению, которое я ранее выбрал, – менеджменту. Этот курс дал мне более структурированное понимание моей работы. MBA – это продолжение того же самого образования, но ещё более глубокое. Там уже я выбрал специализацию – стратегический менеджмент. Я считал и считаю, что это полезно и мне, и организации, в которой работаю. 

Кроме того, в большой энергетике существует уникальная система преемственности: у каждого руководителя начиная с бригадира должна быть подготовлена достойная смена. Движение в этом векторе достаточно чётко обозначает базу для саморазвития. 

«Это не совсем диверсификация»

О работе Олег Причко говорит куда охотнее. «Мы – команда» – эту фразу он повторяет часто. Настолько часто, что его однажды спросили: «Команда – это потому, что каждый из вас боится индивидуальных решений?» Он ответил: «Нет, потому что каждое индивидуальное решение – это часть общей работы». Когда ему была предложена должность заместителя гендиректора по продаже энергоресурсов, колебаний или рефлексий не было. «Очень многие процессы у нас как в армии, – поясняет гендиректор. – Если тебе сказали, что нужно заниматься определённой работой, идёшь и занимаешься». Прежняя должность Олега Причко была беспокойной – кроме организации процесса продаж необходимо было напоминать недобросовестным клиентам об оплате, причём зачастую через суд. «Да, занятие нескучное, – смеётся он. – Но клиент клиенту рознь. Действительно, для недобросовестных клиентов мы не очень приятны. Я подчеркну: мы настроены доброжелательно абсолютно ко всем, но если клиент не выполняет свои обязательства, эта доброжелательность длится только до определённого момента». Сейчас Олега Причко на этом посту сменил Максим Матвеев. 

– Вы работаете в должности генерального директора ОАО «Иркутскэнерго» несколько месяцев. Как изменились ваш график и объёмы работы?

– Изменения есть, они заметны. Сейчас уровень моей ответственности как генерального директора, естественно, вырос. Другой горизонт, уровень и объём информации, решений. Соответственно, достаточно большое количество встреч, совещаний, переговоров с внешними клиентами по самым разным вопросам. График работы, который у меня сформировался в должности заместителя, сейчас не совсем совпадает с новыми задачами. Я понимаю, что ещё какое-то время буду оптимизировать его. 

– Каковы ваши первые шаги в новой должности, на какие направления работы вы намерены обратить особое внимание?

– Мы – компания, ориентированная на рынок. Основная задача – взаимодействие с клиентом, удовлетворение его запросов. Вокруг этой задачи всё и аккумулируется. Именно этим направлением я и был занят на предыдущей должности. Учитывая рыночную направленность «Иркутскэнерго», я по-прежнему особое внимание буду уделять взаимоотношениям с рыночным сообществом, конечно, уже на другом уровне. Новые проекты, в которых я участвовал ранее как один из руководителей компании, член инвестиционного комитета, теперь курирую как гендиректор, приняв эстафетную палочку у Евгения Фёдорова. Это Центр обработки данных, Ленская ТЭС, малоэтажное строительство. 

– Время от времени приходится слышать фразу, что в нынешней ситуации должность гендиректора ОАО «Иркутскэнерго» имеет определённые ограничения, так как направления развития компании определяются исключительно политикой акционеров. 

– Генеральный директор компании – это человек, который руководит в основном операционной и частично стратегической деятельностью. Его задача – обеспечить работу компании по тем целям, которые ставятся акционерами. Это совершенно разные уровни управления. Естественно, никто не говорит мне: «Сейчас подними ручку, а затем возьми карандаш». Я свободен в инструментах для достижения поставленных акционерами задач. Другое дело, что я обязан обеспечить достижение тех целей, которые заданы советом директоров и акционерами. 

– Вы заявляли, что одно из приоритетных направлений развития компании – это продолжение работы по диверсификации бизнеса в смежные отрасли. Не будет ли это означать, что компания начнёт постепенно отходить от своей основной задачи – генерации и поставки энергии?

– Никоим образом. И было, и есть, и будет так: основной наш бизнес – производство тепловой и электрической энергии – наш главный приоритет. Однако развитие с точки зрения расширения мощностей по производству тепла, электроэнергии в условиях действующей модели рынка, к сожалению, экономически неоправданно. Ограничение существует не только для «Иркутскэнерго», оно действует в отношении всей большой энергетики. Если бы промышленность активно развивалась, был бы рост потребления, рождающий спрос на нашу продукцию, тогда генерация шла бы в этом направлении. На сегодняшний день мы наблюдаем замедление роста потребления. Возможны два сценария развития. Первый – занять выжидательную позицию, пока ситуация на рынке не изменится. Мы для себя выбрали второй путь – заняться проектами, которые востребованны, имеют достаточно быстрый срок окупаемости. В будущем решим, оставить ли эти проекты у себя или после внедрения продать их, а полученную прибыль реинвестировать в новые проекты. 

– Какие проекты в рамках диверсификации намечены?

– Это не совсем диверсификация. Диверсификация подразумевает смену вида деятельности. Мы её не меняем. Основным нашим видом деятельности по-прежнему является большая энергетика. Если говорить о дополнительных проектах, то это, к примеру, Центр обработки данных. Крупный коммерческий проект, который можно реализовать достаточно быстро. Далее возможны варианты – либо ЦОД начнёт формировать прибыль в формате нашей дочерней компании, предоставляющей услуги по хранению информации, либо мы его просто продадим как бизнес. Ещё один проект – строительство малоэтажных жилых посёлков. Кстати, у нас уже проведён конкурс на строительство первых зданий. Площадки в Пивоварихе, Бурдугузе, Патронах, Новолисихе. На всех четырёх участках идут строительные работы. Если по ЦОДу мы ещё не приняли окончательное решение о судьбе бизнеса, то по этому проекту понимание есть – всё построенное будет продано. Это позволит нам добиться трёх целей: дать нашим специалистам попробовать себя в новом интересном проекте, помочь сотрудникам, особенно молодым, решить жилищную проблему (мы надеемся, что наши дома будут стоить дешевле, чем в среднем по рынку) и заработать прибыль. Кроме того, сейчас мы ведём переговоры с потенциальным инвестором по сталеплавильному заводу. Нужно понимать, что, реализуя такие проекты, как сталеплавильный завод или ЦОД, мы создаём и собственных достаточно энергоёмких потребителей.

– Озвученный «Иркутскэнерго» тезис «Из Восточной Сибири – в регионы России» предполагает, что под вашим руководством компания продолжит развитие в других субъектах РФ. 

– Мы понимаем, что наши компетенции по управлению и эксплуатации электростанций, тепловых сетей выше, чем в ряде других регионов. И есть достаточно много мест, где мы могли бы приложить свои усилия и добиться эффективности. Один пример. Мы ведём и самостоятельно, и вместе с властями и правоохранительными органами достаточно кропотливую работу с должниками. Уровень собираемости при этом достигает 96% по теплу и 98% по электроэнергии. При этом в России есть небольшие города с населением 30–50 тысяч человек, где очень высоки потери при передаче тепла в тепловых сетях и собираемость около 65–70%. Уровень технической эксплуатации там тоже ниже, чем тот, что может предложить ОАО «Иркутскэнерго». Мы вступаем в переговоры с властями, с собственниками этих объектов и предлагаем на взаимовыгодных условиях использовать наши компетенции. Раньше мы работали за границами региона только в формате оптового рынка электроэнергии и мощности. А теперь у нас в управлении стали появляться объекты в других субъектах РФ. Сейчас мы представлены в нескольких точках Красноярского края, в Хакасии, идут переговоры с мэриями ряда подмосковных городов, работаем на Урале, в Миассе. Купили контрольный пакет акций Автозаводской ТЭЦ в Нижнем Новгороде, покупаем акции угольных разрезов, например в Якутии. 

«13 – моё любимое число»

Увидеть Олега Причко раздражённым или говорящим на высоких нотах практически невозможно. Сам он признаётся – ни один из четырёх стилей управления, записанных в учебниках по бизнесу, не считает однозначно своим, а только их комбинацию в зависимости от конкретной ситуации. Долго задумывается, когда слышит вопрос об идеальном управленце. «Мне импонируют оптимизм и целеустремлённость Олега Владимировича Дерипаски, – говорит он. – Очень нравился стиль Стива Джобса в поддержании контакта с аудиторией. Смотрели когда-нибудь его выступления? Изумительно! Ли Якокка, бывший руководитель Chrysler, – это потрясающий менеджер. А вообще, идеал руководителя в моём понимании – образ собирательный». Олег Причко признаётся: несмотря на разницу в возрасте, ему очень многое дало общение с бывшим гендиректором Евгением Фёдоровым. «Это человек, который умеет слушать. Даже если его конечное решение шло вразрез с тем, что говорили мы, было понимание – он нас услышал. Человек сразу влился в команду, причём не просто влился, а влился активно. Сейчас я понимаю: у нас очень много общих черт. И мне с ним было очень комфортно работать», – говорит нынешний гендиректор. 

На работе он обычно уже в 7.30 утра. Это время, чтобы выпить «ритуальную» чашку кофе, спокойно ещё раз пробежаться по плану на текущий день, подготовиться к оперативному совещанию. Причко против начала нового дня «наскоком». «День должен начинаться со спокойного в него вхождения», – повторяет он. Когда Олег Причко был заместителем гендиректора, всегда поражала чистота на его рабочем столе. Только белые листы бумаги, практически пустая папка для рабочих документов, карандаши и ручки. Ничего не изменилось и сейчас. Мы беседуем в три часа дня, на столе тонкая папка бумаг, с которыми надо поработать. Гендиректор качает головой: «Это много, нельзя столько копить». «Если человек живёт на работе, это не совсем правильно, – рассуждает Причко. – Кстати, моя первая учёба по эффективному менеджменту началась не с президентской программы, а с Высшей партийной школы времён СССР. Дома у меня хранится удостоверение ВПШ, теперь уже вещь раритетная. Таких дипломов очень мало, это был единственный набор в начале 1990-х. Конечно, я сейчас с улыбкой вспоминаю то, чему тогда учили. Но одна фраза мне врезалась в память: «Руководитель должен знать, уметь, мочь, хотеть и успевать». Вот хотелось бы соответствовать этой фразе». 

«У меня такой характер – интересно везде»

Впрочем, один «нерабочий» предмет на этом столе есть – фотография смеющейся девочки. «Внучка моя – улыбается Олег Причко. – В первый раз в первый класс я пошёл с детьми уже давно. В прошлом году мой самый младший закончил учёбу в вузе. Дети уже взрослые, живём мы в разных местах. Вот теперь внучка – моя любимица, – на рабочем столе его компьютера очередное фото, и снова внучки. – Я читал где-то фразу: «Внуки – это ваша возможность напомнить детям про их детство». Дочка мне говорит, что я «мешаю педагогическому процессу». Она ребёнка воспитывает и воспитывает, а я внучку балую и балую. Ну а что делать? Внучка есть внучка. Скоро у нас будет маленький юбилей – пять лет». 

Дедом назвать его как-то не поворачивается язык. Два года назад Олег Причко закончил заниматься баскетболом. «Нужно было выбрать что-то подвижное, работа-то у меня в основном сидячая, хотелось живого, чтобы встряхнуться, – говорит он. – Я пробовал ходить в тренажёрный зал, но мне неинтересно. Монотонно. Не такой у меня характер. Мне нужно что-то подвижное, игровое. Бегаешь, прыгаешь, скачешь. Мне весело, хорошо». Новое увлечение Олега Причко – спортивный боулинг. «Сейчас у меня очень много работы, но одно правило стараюсь соблюдать – два раза в неделю у меня тренировки. В какие дни – не скажу. Их я стараюсь не пропускать, хотя не всегда получается». 

Его номер в баскетбольной команде – 13. «Этот номер у меня везде – я родился 13 числа, номер моего дома 13, телефон заканчивается на 13. Моё любимое число», – говорит Олег Причко. От боулинга его могут отвлечь только дети, внучка. Да ещё, пожалуй, рыбалка. Зимой и весной топ-менеджера «Иркутскэнерго» можно застать на льду с удочкой. А в конце лета – в лесу, собирающим грибы. Природа и все её проявления его очень трогают. Если будет настроение, он покажет вам и фотографии малазийского красного орла, и крошечных крабов величиной с ноготь, и извивающуюся мурену. «Когда есть интересные кадры, я мимо пройти не могу. Как-то два дня бегал с фотоаппаратом за летучей лисицей. Догнал, а она мне язык показала». 

– Чего пока не хватает Олегу Причко?

– У меня, как и у всех, желание одно – чтобы у моих родителей всё было хорошо, чтобы у детей всё складывалось. Вы же сами понимаете, планом это назвать нельзя, это именно мечта. А ещё есть мечта бросить 300 очков в боулинге. 

– Это что, все страйки, что ли?

– Да, это 12 страйков подряд. Но на то она и мечта! Если серьёзно, есть цель – доказать, в первую очередь самому себе, наверное, что моё назначение на пост генерального директора – это не случайность, а обоснованная вещь. А это можно сделать только  показав, что компания уверенно идёт вперёд. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector