издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Марина Яковлева:«Всё, что было в детстве, – свято!»

  • Автор: Светлана МАЗУРОВА, Санкт-Петербург, специально для «Восточно-Сибирской правды»

14 января канал «Россия 1» начинает показ нового телевизионного фильма «Любовь – не картошка». В одной из главных ролей – актриса Марина Яковлева. Сняли «деревенский» комедийный сериал признанные мастера увлекательных жизненных многосерийных картин Валерий Усков и Владимир Краснопольский, чьи фильмы смотрят уже несколько поколений зрителей: «Тени исчезают в полдень», «Вечный зов», «Ермак», «Нина. Расплата за любовь», «Сыщики», «Две судьбы», «Провинциалы», «Вольф Мессинг. Видевший сквозь время»…

– Интервью для «Восточно-Сибирской правды»? Конечно! – сразу согласилась Марина Яковлева. – Это газета моего детства, уважаемая мной и, наверное, каждым жителем области. А всё, что было в детстве, – свято! Я десять школьных лет прожила в Шелехове. Мы все читали газету «Рассвет коммунизма», и каждый уважающий себя человек выписывал или покупал «Восточку». Помню, что в ней можно было узнать не только все новости области, но и прочитать очерки наших замечательных писателей – Марка Сергеева, Валентина Распутина. В общем, это было «наше всё».

«Тебе надо в артистки»

– Вы ведь родились в Зиме. Бываете там, когда приезжаете в Иркутскую область на гастроли или фестивали?

– Из Зимы мы уехали, когда мне было всего 5-6 месяцев, и больше я там не бывала. До моих пяти лет мотались: Тайшет, Иркутск, Нижне­удинск. В Шелехов приехали, когда мне исполнилось шесть.

– А с Евтушенко, самым знаменитым своим земляком, позже довелось познакомиться?

– Когда я была студенткой, меня взяли в фильм Саввы Кулиша «Взлёт». Евтушенко играл там Циолковского, в эпизоде он ставил моей героине Танюше «тройку» по физике, хотя знаний у неё на «двойку». Кто-то увидел в картотеке «Мосфильма», что мы оба родились на станции Зима, и решил нас познакомить.

А вторая встреча – в Доме литераторов. Была премьера фильма «Продлись, продлись, очарованье…». Помню, пришли Олег Ефремов, Анастасия Вертинская. Евгений Евтушенко прочитал стихи Ники Турбиной, заметив, что у этой четырёхлетней девочки большое будущее. А Михаил Глузский вывел на сцену меня и заявил: «Это будет великая артистка, запомните!» Евгений Александрович потом сказал мне: «Я слышал, вы прославились в нашем сером кино».

– Вы с детства мечтали стать артисткой? Как осуществляли мечту?

– В третьем классе мы писали сочинение на тему «Кем я хочу стать». Полкласса хотели быть врачами, полкласса – учителями (и я тоже). Только одна девочка (самая красивая, высокая, за ней бегали все мальчики) написала, что хочет стать артисткой.

А в седьмом классе наш культмассовый сектор распространял билеты в кино на «Горячий снег». Война, тяжёлая жизнь, страдания, на афише Георгий Жжёнов в папахе… Мне не хотелось идти, но не пропадать же билету – пошла. Оказалось, такой прекрасный фильм! Восхитилась нашими людьми, влюбилась в главного героя. Начала искать какую-нибудь информацию про него, про картину. Тогда, наверное, мечта и зародилась. Читала журнал «Советский экран». Мой отчим очень любил кино и старался свою любовь передать мне. Мы смотрели «Фантомаса», «Неуловимых мстителей». Ходили в «Юность» в выходные дни на утренние сеансы за 10 копеек.

– Решили поступать в Иркутское театральное училище?

– Нет. Я и в драмкружок не пошла. Была очень стеснительной. Занималась хореографией, ходила на факультатив по журналистике. Меня даже наградили поездкой в «Тарханы», на Всероссийские Лермонтовские чтения. Это было после восьмого класса. Все хохотали, когда я исполняла басни. Мне легко давались пародии. Вот тогда я впервые и услышала: «Тебе надо в артистки».

– Вы хотели играть на сцене или сниматься в кино?

– В театр не собиралась. Помню, в шелеховский ДК «Строитель» приехал на гастроли ТЮЗ (не буду называть, из какого города). Было так неинтересно, фальшиво, кое-как отсидела спектакль. А вот когда смотрела в кино «Балладу о солдате», переживала, плакала! Наши картины – «Добровольцы», «Простая история», «Русское поле» – волновали. Я влюблялась в артистов.

– Кто был кумиром?

– Нонна Мордюкова. Позже – Алиса Фрейндлих. И девочки из фильма «…А зори здесь тихие». И Инна Чурикова.

– Отправились покорять Москву?

– Я выбрала ВГИК, но в тот год туда набора не было. В справочнике узнала про Школу-студию МХАТ. Как мне казалось, это что-то скромненькое, раз такое простое название. Решила: год поучусь в «школе», а потом стану поступать во ВГИК. А если провалюсь, пойду в историко-архивный. Набила чемодан книгами. Неподъёмный! Даже ручка оторвалась, на верёвке его тащила…

– Что читали на экзамене?

– Стихи из школьной программы. Из прозы – «Щи» Тургенева. Басню Михалкова «Две подруги». Надо танцевать? Я в хореографическом занималась. Петь? «Белеет парус одинокий» могу пропеть. А у других – Цветаева, Пастернак. Страсти кипят! Господи, думаю, куда я пришла? В комиссии – строгая женщина, серьёзная. И молодой человек – в голубых джинсах, улыбчивый, кудрявый, прямо какой-то принц! Он доброжелательно всех разглядывал. Когда я закончила и вышла, он высунулся и сказал мне: «Девочка, если тебя здесь не примут, беги в Щукинское или в ГИТИС, тебя обязательно возьмут!» И исчез за дверью. Это был Александр Васильев, историк моды. А строгая женщина – его мама, актриса и педагог Школы-студии МХАТ.

Я дошла до третьего тура. Но меня не приняли. Хотя все смеялись и хлопали, когда я читала. И уже дали общежитие. Педагогу, набиравшему курс, нужны были рослые девицы, а я была очень маленькой. Мне сказали: «Ешь морковку и приходи на следующий год».

Я побежала в ГИТИС и с ходу поступила! Для провинциала это предел мечтаний, что-то недосягаемое.

Любимые роли

– Сниматься в кино начали будучи студенткой?

– Да, сразу после первого курса. С лёгкой руки Юрия Павловича Егорова, режиссёра фильмов «Добровольцы», «Они были первыми», «Простая история». Он дал мне маленькую роль в картине «Ветер странствий» по рассказам Пришвина. Как я попала в кино? Ассистент­ка режиссёра пришла к нам на «Историю КПСС» и увидела что-то «идейное» в моём лице (рассмеялась). А уже потом режиссёр отметил мою энергию, жизнерадостность.

И пошло-поехало. После третьего курса меня пригласили сразу на три картины, одна из них – «Сцены из семейной жизни». И так до 30 снималась без конца. А в 30 лет актёр Юрий Чернов привёл меня в театр «Школа современной пьесы». Потом – 13 лет в Новом драматическом театре, 10 из них – работа с великим режиссёром Борисом Львовым-Анохиным. Счастливое время, надышалась таким талантом!

– У вас больше ста фильмов, а какие, скажем, пять из них выделите?

– «Сцены из семейной жизни», сказки «После дождичка в четверг», «Раз, два – горе не беда!». Раньше я к сказкам не относилась всерьёз, а потом поняла, что они ценные, как антиквариат, и не стареют. Любимые роли – в фильмах «Упасть вверх», «Московская сага». Какое-то время любила свою бандитку, воровку (я выпросила эту роль!) в «Наградить (посмертно)». Люблю трогательную Людмилу Ивановну, учительницу (это ведь мечта детства!) из фильма «Утро без отметок». Мне дорога характерная роль тёти Паши в новом сериале «Маруся». Он шёл на Украине, в Израиле, Америке, люди пишут хорошие отзывы.

– Расскажите о съёмках в фильме «Любовь – не картошка». В основе сюжета известная история, что и в спектакле «Любовь – не картошка, не выбросишь в окошко», с которым много лет гастролируют артисты Александр Михайлов, Нина Усатова, Игорь Скляр, Кира Крейлис-Петрова?

– Нет, у нас совсем другой сюжет, оригинальный сценарий Ирины Кмит, с очень сочными диалогами. В них и народный юмор, и смешные, узнаваемые деревенские обороты. Играть в этом фильме было одно удовольствие. Режиссёр Валерий Иванович Усков просил, чтобы мы произносили текст максимально близко к оригиналу, поэтому я учила его за три дня до съёмок, как пьесу. Сценаристка Ирина Кмит – дочка знаменитого Алексея Кмита, сыгравшего Петьку в «Чапаеве».

Снимали в Калужской области. Жили на природе. Утки, гуси, куры с нами. У меня роль деревенской женщины – бальзам на душу, давно не играла таких. Когда много одинаковых ролей, из чувства противоречия хочется снова в кринолины, в классику, чтобы был контраст. Не могу играть одно и то же, начинаю задыхаться. Одно время мне не предлагали роли деревенских женщин, а так хотелось играть добрые сибирские характеры, парадоксальные, трагикомические. Всегда вспоминаю деревушку на берегу Байкала, где мы с сестрой в детстве жили у бабушки. Мама нас строго воспитывала, а там – воля! Мы вырывались, бегали по любимым горам. Всё, что происходит в детстве, запоминается на всю жизнь.

В этом фильме у меня потрясающие партнёры – Валентина Теличкина, Александр Михайлов. Как легко с ними в кадре! Испытываешь настоящую радость от творчества.

Я отказываюсь сниматься в жёстком кино, «стрелялках». Меня воротит от этого негатива. Хотя деньги нужны. Но лучше посижу дома, поскромнее поживу. Иногда слышу, как актрисы говорят: «А что играть тогда? Матерей?» Да, матерей! Роль матери – это самая главная роль женщины, её предназначение. И если раньше на первом плане у меня была работа, то сейчас главное – семья. Хотя работу свою безумно люблю.

«Всех помню, люблю…»

– Что ещё вспоминается из детства?

– Бабушкины пироги, грибы. Бабушка Анастасия Затеевна была уважаемым человеком в Еланцах, депутатом местного Совета, матерью-героиней, у неё четыре ордена. И очень гостеприимной: всех, кто заходил в дом, угощала, хотя жили небогато, семья большая – 10 детей. Совершенно потрясающие у них с дедушкой были отношения: любовь, тепло, шутки…

– Я видела, как много подарков вы везли из Москвы, когда летели в Иркутск на кинофестиваль «Сердце Байкала»…

– У меня много родственников осталось в Иркутской области – в Шелехове, Иркутске, Еланцах. Всё время перезваниваемся. Мама давно переехала ко мне в Москву, когда родились дети, чтобы помогать.

Весной мы играли в Иркутске, Ангарске, Усолье спектакль «Госпожа министерша», и моя замечательная партнёрша Валентиночка Илларионовна Талызина представила меня: «Это ваша землячка. Она любит черёмуху, на рынке всю скупила!»

– Как ваша малая родина? Сильно меняется?

– К сожалению, всегда нет свободного времени, чтобы что-то посмотреть. Недавно мы с двоюродным братом проехали на машине по Шелехову. В клубе «Строитель» теперь храм. В первом микрорайоне строится церковь. Там, где школа номер три, появились красивые кирпичные дома. Вдруг ощутила, что город-то небольшой, дома маленькие – двух– и четырёхэтажки. А в детстве всё казалось огромным. Как в фильме «Когда деревья были большими». 

– Вы в какой школе учились?

– Во второй. Мы жили в посёлке на улице Сергея Тюленина. Наша школа была скромной, «деревенской». Не такая «крутая», как первая или пятая, где было много факультативов и даже бассейн. Когда я училась в седьмом классе, мы получили квартиру в микрорайоне, но я не бросила родной класс, так и ходила до конца в свою школу.

С одноклассниками в этот раз снова не увиделась, не успела. Работа, дела, суета. Но всех помню, люблю, пусть не обижаются на меня. Мои любимые подружки – Лена Хлопова, Олечка Воробьёва, Таня Петрова, Любочка Сулавко. И моих дорогих учителей помню. Всем желаю здоровья.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер