издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Верьте только тому, что нравится»

  • Автор: Ирина РАСПОПИНА

Ася Казанцева

«Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости»

Год издания: 2014.

Издательство: «Астрель», «Corpus».

Какие именно глупости? Ася Казанцева рассматривает три разновидности: дурные привычки, любовь и секс, стресс и депрессия. 

В книге «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» описаны основные биологические ловушки, которые мешают нам жить счастливо. Почему организм всегда согласен съесть больше еды, чем ему на самом деле нужно, и разнообразные советы худеющим, почему бросить курить так сложно, как выбраться из зимней депрессии – главы книги с таким прикладным содержанием просто бесценны. Ещё и объяснены с научной точки зрения. И сдобрены юмором. Да это просто праздник какой-то! Причём никто не говорит вам о единственно правильной точке зрения, ведь ещё в предисловии оговорено: «Верьте только тому, что вам нравится». А нравится здесь всё.

В отличие от американских коллег, которые первые полсотни страниц будут рассыпаться в благодарностях и говорить «спасибо» всем причастным к книге, русские авторы сразу берут быка за рога (и это прекрасно), а благодарности, словарик и другие полезные вещи перенесут на последние страницы, ближе к списку литературы, который здесь достаточно внушительный, как и перечень рецензентов, а всё потому, что Ася Казанцева сотрудничала со многими выдающимися учёными во время создания телепередач или статей о науке. Да, автор книги – журналист, но не спешите отодвигать книгу в сторону: в наличии законченное высшее на биологическом факультете и умение говорить о биологии как журналист, то есть интересно. В «Кто бы мог подумать!» упоминается книга Джессики Снайдер Сакс «Микробы хорошие и плохие. Наше здоровье и выживание в мире бактерий» – вот в ней иногда ловишь себя на мысли, что лекция подзатянулась, а здесь иногда похоже, что случайно переключил на «Юмор FМ», чувство юмора отменное. Схематичные иллюстрации способствуют веселью, но при этом не вредят логике: автор картинок тоже биолог и сотрудник Гарварда. 

Одна из основных задач журналиста – интересно пересказать что-то важное. И Ася Казанцева блестяще с этим справляется. В простейшей форме объясняет, что обниматься – полезно для здоровья, а дружба может доставлять чисто химическое удовольствие (окситоцин и другие прелести человеческой природы), как становятся адреналиновыми наркоманами (хотя такое определение не совсем верно, дело тут в дофамине) и почему в социальных сетях все «лайкают» котиков (женщине достаточно просто взглянуть на ребёнка или котёнка, чтобы у неё в крови вырос уровень прогестерона), а также много других интересных моментов. Замечательная книга.

«Алкоголь – это самый загадочный из всех наркотиков. Его маленькая простая молекула оказывает горы разных воздействий на тело и мозг, их совокупный эффект зависит от дозы, от концентрации и от человека, всё это описано в тысячах книг и научных статей, безнадёжно противоречащих друг другу, и единой общей картины до сих пор нет. Когда я в отчаянии от недельного перекапывания первоисточников, так и не достигнув иллюзии понимания, пошла жаловаться на свою никчёмность самому прекрасному психиатру-наркологу России Павлу Бесчастнову, он подлил мне пива и сообщил, что он и сам толком ничего не понимает».

Масааки Имаи 

«Кайдзен. Ключ к успеху японских компаний»

Год издания: 2013.

Издательство: «Альпина Паблишер».

Автор искренне пытается рассказать читателю о тех особых чертах японского менеджмента, которые отличают его от всего, что принято считать эталоном менеджмента на Западе, прежде всего в США. На эти черты можно было бы не обращать внимание, приписав их национальным особенностям, рисовой культуре, религии, если бы не те выдающиеся достижения, которые демонстрирует Япония вот уже более 60 лет после второй мировой войны. Книге тоже немало лет, но прописные истины из неё не теряют актуальности: в прошлом году руководство одного из главных банков нашей страны взялось реформировать его, держа в уме «Кайдзен», только получилось всё не на японский манер, а по-русски. Некоторые вещи ментальность определяет так чётко, что любые попытки сдвинуть лежачий камень – только возможность порезаться о заточенные веками края. В идеологии кайдзен любая ошибка – это возможность роста, в понимании россиянина или американца любая ошибка – это повод для увольнения (в отличие от пожизненного найма, принятого в Японии). В понимании россиянина разделение на VIP и всех остальных – прекрасно, а кайдзен предписывает не делить людей на сорта и касты, цвет воротничков и разные залы обслуживания для разных уровней. В России отдельный обеденный зал для руководства – обычное явление, в Японии же это считается дурным тоном. Продолжать перечислять разницу можно бесконечно, книга обширная, но всё-таки главная её тема – внимание к системе менеджмента качества. Здесь и критерии принципа «точно вовремя», и «кружки качества», к которым можно относиться снисходительно ровно до тех пор, пока не озвучиваются цифры реальной экономии благодаря их разработкам. И можно считать такие кружки чем-то номинальным, пока не становится известно, как часто выпускаются журналы таких сообществ. А вознаграждения думающим людям, которые предлагают улучшения в производстве, ранжируются так подробно, что есть 

место даже для небольшого поощрения тех, чьи советы в итоге не стали внедрять в производство. В книге есть кодексы поведения, таблицы и правила, в книге есть идея. И идея кайдзен – там, где она работает, – помогает снизить точку окупаемости, повысить рентабельность и конкурентоспособность, не заменяет и не исключает инноваций и к тому же работает на повышение производительности на 30, 50 и даже 100 процентов и более – там, где кайдзен используется впервые. Обозначить в одном определении смысл понятия «кайдзен» не представляется возможным, а вот целая книга с этим справляется прекрасно.

«Двадцать пять лет назад мы начали движение за производительность, убеждённые в том, что его конечной целью должно стать повышение благосостояния рабочих и служащих. Что бы ни предпринимал менеджмент, производительность не повысится, пока люди, работающие в компании, не захотят работать и не почувствуют важность своего труда. В то время Япония страстно желала внедрить научное управление по западному образцу. Но мы чувствовали, что менеджмент – это не только технологии, но ещё и человеческое сердце». 

Питер Мэй «Скала»

Год издания: 2012.

Издательство: «Астрель», «Corpus». 

Пускай односложное название вам ни о чём не говорит, пускай вы впервые слышите об этом шотландском авторе, но книга удивительно хороша. И детективная линия – лишь повод подать на блюде кусок настоящей скалистой Шотландии в солёных брызгах как модель Вселенной. Недаром автор долгое время работал на телевидении, потому что то, как он визуализирует описанное, просто бесподобно – будто вас взяли за воротник и притянули через книгу в этот островной край, протащили по каменистым тропам, поскальзываясь на водорослях, шагая мимо птичьих гнёзд и спугивая их хлюпаньем голенищ резиновых сапог об ноги, остановились на обрыве, чтобы послушать, как тихо дышит море, а тёплый ветер шуршит высохшим вереском. Повествование настолько неторопливо и подробно-описательно, что остаётся только охнуть, когда тебя втаскивают в финальную часть, в круг тех, кто собрался у очага и слушает рассказ на гэльском языке. В их глазах плещется отражение пламени, а может быть, это ужас. История-то тёмная, мужчины суровые, шторм бушует, а самые страшные преступления совершают обычные люди. Месть, ревность, одиночество – и так до непроглядной тьмы. 

«Они являлись членами очень небольшого элитарного клуба с более чем пятисотлетней историей. Достаточно было побывать на Скале один раз, доказав тем самым свою силу, храбрость и способность противостоять природе. Их предки совершали это путешествие по бушующему морю в открытых лодках, потому что им нужно было кормить голодные семьи. Сейчас охотники плыли на траулере и привозили деликатес, который у благополучных жителей острова пользовался большим спросом. Но пребывание на Скерре от этого не стало менее опасным или трудным, чем для многих поколений их предков».

Сергей Шаргунов 

«1993. Семейный портрет на фоне горящего дома»

Год издания: 2013.

Издательство: «АСТ».

Одной датой – 1993 – можно дать понять любому российскому читателю, что книга будет о «лихих девяностых», подзаголовок «Семейный портрет на фоне горящего дома» и вовсе расставляет всё по своим местам. Скандинавское понятие «сага» к истории про обозначенные темы клеится плохо, тем не менее это именно семейная сага – о трёх поколениях ­обычных российских людей из рабоче-крестьянской среды. Учитывая «крестьянскую среду», можно было бы сказать и о приближении к «деревенской прозе», только и это определение книге Шаргунова не по размеру да и не по времени, он писатель современный, а «деревенщики» остались где-то в двадцатом веке, между «Калиной красной» и «Прощанием с Матёрой». Здесь же, хоть и описанные события происходят более двадцати лет назад, всё настолько близко нашему нынешнему состоянию жизни и политики, что временами становится жутко. Здесь возводят баррикады на площади под окнами правительства и в новостных лентах, но только не Москвы, а Киева. Но не нужно ожидать вторую «Белую гвардию», главные герои здесь не отличаются умом и сообразительностью, их нельзя отнести к интеллигенции или думающим людям, это не центровики и лидеры, а массовка – те, кто плывёт по течению, а «перестройку-то они сначала и не заметили». Нормальная форма обращения – «ты чо», а обычный горизонт мысли заканчивается сегодняшним днём. Описанная в книге семья живёт как кошка с собакой, звёзд с неба не хватает, однажды была поездка на море, работа не предполагает карьерного роста, алкоголь употребляется полными стаканами, а единственное развлечение – телевизор. Так и хочется задать вопрос: что здесь на самом деле горит – Белый дом в Москве или дом семьи главных героев? Автор нашёл универсальную формулу горения. Может быть, именно ему дадут «Нацбест-2014». 

«Это лихорадочное строительство баррикады едва ли имело смысл, даром что в такую погоду им не мешала никакая милиция. Они по-муравьиному собирали из окрестностей всякие грузы, добавочно отяжелевшие: выламывали, волокли, катили, складывали в кучи. Они действовали наедине с потопом и проносившимися по лужам бездушными машинами, словно бунтовали против кого-то, желавшего их смыть. Здесь уже стояли рядком перевёрнутые мусорные ящики, холодильник «Минск» без дверцы, полный воды, и прислонённые к ним отточенные кровельные листы, плаксиво сверкавшие серебром. Виктор помог толкать огромную деревянную катушку с нитями проводов. Докатили, и он сразу же побежал под раскаты грома на соседнюю улицу, к ткацкой фабрике».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector