издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Водоканал вызывали?»

Напавшие на семейную пару пенсионеров оказались бандой серийных убийц

В необычайно короткие сроки – в течение трёх праздничных дней – совместными усилиями всех правоохранительных органов Иркутска удалось раскрыть жестокое убийство семейной пары пенсионеров. Это тот редкий случай, когда преступление в отношении обычных скромных горожан подняло волну негодования в обществе и стало тем самым «резонансным преступлением», раскрыть которое, как утверждает старый журналистский шаблон, стало делом чести для УВД Иркутска. «Иркутскому репортёру» удалось выяснить ранее неизвестные подробности этого преступления.

Вечером 5 марта на пульт дежурного УВД по Иркутску поступило телефонное сообщение. Оно было невнятным – немолодой мужчина взволнованным голосом, но очень неуверенно говорил в трубку, что у соседей в многоквартирном доме по улице Зверева слышатся звуки борьбы и крики о помощи. Был девятый час вечера. Прибывшие сотрудники полиции оцепили здание. Однако преступник успел покинуть разорённое жилище раньше – квартира находилась на первом этаже, и он легко ушёл через окно.   

Сотрудники полиции вошли в небольшую и скромно обставленную квартиру престарелой семейной пары. Пол был залит кровью, в которой лежали хозяева квартиры, 87-летний ветеран Великой Отечественной войны Михаил Николаевич Вологжин и его 83-летняя жена Анна Васильевна. Они погибли от многочисленных ножевых ранений. Обычный кухонный нож, предполагаемое орудие преступления, был обнаружен тут же – чуть позже выяснится, что в процессе ограбления убийца просто забыл его.   

Весь личный состав управления – более двух тысяч человек – подняли на ноги. УВД по городу Иркутску перевели на усиленный вариант несения службы. Трое суток следователи отрабатывали все мыслимые версии. Но основное направление поиска задали близкие родственники погибших – они рассказали, что из квартиры пропала крупная сумма.  

– Больше в квартире преступники ничего не взяли, да и чего возьмёшь у стариков, – комментирует начальник пресс-службы ГУВД по Иркутской области Герман Струг­лин. – Было ясно, что это был кто-то, кто знал о наличии у них денег. Стали проверять всех, кто мог знать…

Так в поле зрения следствия после десятков проверок от дальних родственников до случайных знакомых попала 25-летняя Татьяна. Следователей она заинтересовала тем, что уже была судима за мошенничества в отношении пенсионеров. Жила она в одной квартире с матерью, 66-летней  бабушкой Евдокией, и тремя детьми. С погибшими они были в весьма отдалённом родстве – Евдокия была дочерью двоюродного брата Михаила Вологжина.  Следствие стало продвигаться  по этой нити и вы­яснило, что отец троих детей Татьяны, 28-летний Сергей, жил в другом районе Иркутска, но с женщиной поддерживал постоянную связь. Выясняя образ жизни этих людей, следователи всё больше приходили к мысли, что они могут быть причастны к совершению убийства. 

Последней каплей в чашу подозрений были передвижения всей большой и шумной семьи в праздничные дни. Оказалось, что они сняли себе номер в гостинице «Ангара». Как потом сами объяснят следователям свой странный «отпуск», жили они в тесноте и неуюте – дети, шум, бардак, вот поэтому и решили провести праздники в «шике, блеске, красоте» съёмного номера одной из центральных гостиниц Иркутска. Тут их и застала группа захвата вечером 8 марта. Сергей попытался оказать сопротивление, которое быстро и жёстко пресекли. В номере нашли часть похищенных денег и множество новых вещей – семейка за эти три дня решила ни в чём себе не отказывать.

Практически сразу всё семейство стало давать признательные показания. И сразу выяснилось: к Вологжиным шли убивать. Готовились исподволь. Они не знали, что старики держат дома крупную сумму. Они просто знали, что тем как ветеранам положена повышенная пенсия, и знали, что чета живёт не просто по средствам, а очень скромно, ничего лишнего себе не позволяя. За две недели до преступления Евдокия с дочкой приехали к Вологжиным с просьбой одолжить денег. Михаил Николаевич отказал и единственное, чем помог дальним родственникам, – выдал две сотни на такси до дома.

Вечером 5 марта старуха Евдокия и молодая Татьяна вновь при­ехали к Вологжиным. Объяснили через дверь, что привезли долг – те самые 200 рублей. Пока Евдокия рассчитывалась со стариками, отведя их для этого в комнату, Татьяна скромно оставалась в прихожей. И пока пожилые люди толковали, она тихо открыла дверь и впустила в квартиру Сергея. Он проскользнул в ванную комнату и затаился, ожидая, когда его сообщницы покинут квартиру – чтобы не мешались под руками.

Но рассказ кровожадного семейства был не последним потрясением для следователей Следственного комитета. Почти сразу после записи под протокол показаний об убийстве четы Вологжиных задержанные рассказали, что за ними числятся ещё три убийства пенсионеров в Иркутске – два в центре города и одно в микрорайоне Радужный. Все они произошли в феврале этого года. Женщины, то все вместе, то одна Татьяна, проникали в квартиры, представляясь сотрудниками «Водоканала», везде убивал Сергей. Всех убивали по одной «разумной» причине – Татьяна, как уже судимая за аналогичное преступление, знала, что их быстро опознают по описанию потерпевших. После первого же убийства всё семейство согласилось с мыслью, что подобный образ жизни их устраивает, и они будут продолжать.

– Сейчас все задержанные дают признательные показания и активно сотрудничают со следствием, – прокомментировал ход розыскных действий старший следователь третьего отдела по расследованию особо важных дел СУСКРФ по Иркутской области Александр Кудрявцев. – Им вменяется восемь эпизодов убийств и разбойных нападений по статьям 105 и 162 УК РФ. Сейчас проводятся экспертно-криминалистические экспертизы. Можно сказать, что уголовное дело в суд будет передано не скоро – эпизодов много, предстоит множество экспертиз, установление степени вины каждого из задержанных, причастности их к различным эпизодам.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное