издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутское театральное: поводов для пессимизма нет

В этом году в Иркутское театральное училище было подано около 200 заявлений от абитуриентов

Востребованность и профессии, и учебного заведения говорит о том, что общая нестабильность времени, кризис никак не изменили ориентир на творчество и искусство. Мы встретились со Светланой Домбровской, директором училища, чтобы поговорить о том, для чего подрастающему поколению нужен театр, об универсальности современных артистов, о тех, кто преподаёт в училище, и о трудоустройстве молодых актёров. Кстати, в России осталось всего два театральных училища, куда принимают учиться после 9 класса – в Иркутске и Нижнем Новгороде, все остальные учебные заведения стали вузами.

Продукт изумительный интеллектуально и духовно

– Светлана Ивановна, востребованность актёрской профессии сохраняется? Вы как-то анализировали последние годы – кривая спроса меняется или остаётся ровной?

– Те задачи, что сегодня ставятся государством и временем – это задачи, направленные на воспитание человека духовного, который знает, что такое патриотизм и моральные принципы. На них и держится душа человеческая, а душу за три дня не воспитаешь. Поэтому сегодня именно дети, молодёжь – точка приложения всех сил. К сожалению, не только позитивных, но и негативных. Можно вспомнить про несчастных перестроечных детей, тех, кто методом собственного опыта постигал, что есть в жизни хорошего и плохого. И часто это был негативный опыт, поломанные жизни и судьбы. Поэтому роль театра в воспитании ребёнка и молодого человека просто неоценима. Моя бы воля, я бы в каждом учебном общеобразовательном заведении обязательно сделала театральную студию. Не надо пробовать наркотик, можно просто сыграть судьбу наркомана, сейчас много пьес на эту тему. Можно попробовать это на себе на сцене, и уже в другой раз, когда жизнь такой соблазн по-настоящему предложит, у молодого человека хватит решимости отказаться. Сейчас молодёжь говорит: «Нет любви», потому что они её не встречали. Они так рано начинают жить взрослой жизнью, что счастья от влюблённого взгляда, поворота головы, от пойманной улыбки не ощущают. Поэтому необходимо, чтобы молодые люди в классических пьесах эти слова проговаривали, опыт веков и тысячелетий примеряли на себя. Театр – это школа жизни. Надо ходить, смотреть пьесы, впитывать их в себя или пытаться играть.

– Для этого приходят в театралку?

– Не только. Жизнь труднее становится, и ребята ищут место, где душе будет теплее. Поэтому мы отмечаем прирост абитуриентов, такой, что нам бывает трудно сделать выбор. К первому туру желающих всегда больше 100, хотя мы набираем всего 15 бюджетных мест. А всего можем набрать не больше 40, обычно берём 25-26 человек, чтобы студенты были удобноуправляемы и всем хватило места, здание у нас небольшое. В этом году на начало учебного года по списку было 38 человек. И мы не могли сократить это количество, потому что у всех было примерно одинаковое количество баллов.

– В театральном училище дисциплины разноплановые, многожанровые…

– Четыре года обучения здесь дают большую пищу не только для ума, но и для тела. У нас преподаются такие дисциплины, как хореография, современный танец, классический танец, испанские и греческие танцы, танго. Наши студенты умеют стоять, сидеть, фехтовать, падать, они занимаются пластикой и находятся в постоянном физическом тонусе. Кроме этого, они изучают историю театра и драматургии, живописи и музыки, светский и деловой этикет. Занимаются вокалом, все поют. Наша цель – выпустить актёра, который может работать в современном театре. И у нас это получается.

– Недавно в Иркутск приезжал режиссёр с мировым именем Роберт Стуруа. И он сказал: «Сегодня актёр должен уметь делать всё, быть универсальным».

– Совершенно верно, потому что почти все режиссёры ставят сегодня на стыке жанров. Режиссёр может заставить актёра петь, танцевать. Если ставится исторический спектакль – нужно уметь носить костюм и фехтовать. Четверокурсникам я читаю «Светский и деловой этикет» и во время первых лекций всегда привожу такой пример. После войны, в 60-х годах, в СССР очень мало шло классических спектаклей и пьес. Старое поколение ушло со сцены, а молодёжь театральная, которая великолепно играла комиссаров, молодых учёных, стиляг, просто не умела носить фраки. И жанровые сцены, например, бал Наташи Ростовой, оказались непосильной задачей. Выросло поколение, для которого этот этикет был незнаком. И сегодня непросто добиться, чтобы в студенческой столовой слова «Спасибо», «Будьте здоровы», «Приятного аппетита» звучали естественно и гармонично, но когда это входит в привычку – довольны все! Если мы перечислим, какими качествами должен обладать сегодняшний выпускник нашего театрального училища, то любая мама желала бы их для своего ребёнка. Кому не хочется, чтобы отпрыск был стройным, красивым, хорошо двигался, говорил на иностранных языках, пел, танцевал, был обаятельным, обладал грамотной культурной речью с хорошей дикцией?

– Все ваши дисциплины удовлетворяют этим требованиям?

– Безусловно. Плюс высокий профессионализм педагогов, помноженной на титанический труд студентов. И в конечном итоге мы получаем этот изумительный интеллектуально и духовно продукт.

Все трудоустроены

Студенты и руководитель курса Николай Константинов

– Тогда закономерно возникает вопрос: сколько у вас преподавателей? Много ли приглашённых?

– Более половины наших педагогов – совместители, так как основную, предметно-базовую дисциплину «Актёрское мастерство» могут преподавать только люди, которые сами работают в театре. У нас обязательно теория подкреплена практикой. Сегодня у нас четыре руководителя студенческих курсов. Это заслуженный артист России Александр Булдаков, человек, за плечами которого не один выпуск, у него всегда интересные курсы. Он работал в ТЮЗе, сегодня является одним из ведущих актёров, режиссёр драмтеатра. На каждом курсе есть художественный руководитель и есть мастера, педагоги, которые непосредственно занимаются со студентами. У Булдакова это Дмитрий Акимов, он сегодня заочно учится в «Щуке» на режиссёра и играет в драмтеатре, и Надежда Славная, она тоже окончила наше училище, работала в драмтеатре, занималась щукинским набором. Третий курс ведут заслуженная артистка России Татьяна Двинская, её иркутянам представлять не нужно, талантливая актриса, обаятельная женщина и интересный человек, мастер курса – Александр Чернышев. Четвёртый курс в этом году выпускается по специальности «Актёр музыкального театра и кино», его ведёт заслуженный артист России Вяче­слав Варлашов, мастер – ведущая актриса музтеатра Анна Корсуновская. Это удачное соотношение театрального опыта и современных тенденций даёт прекрасный результат. И конечно, первый курс, его руководитель – заслуженный артист Николай Константинов, мастер курса – Елена Константинова, актриса ТЮЗа.

– А бывают ли наборы на кукольное отделение?

– В перспективе – конечно!

– Если подробнее поговорить о первом курсе…

– Это очень интересный курс, в нём есть своя прелесть, есть и своя сложность. Сложность заключается в том, что мы берём детей после 9 класса, и дальше нет ограничений. В социальных учреждениях сейчас распространены семейные группы, у нас тоже такая. И сразу выстраиваются личностные отношения взаимного кураторства, взаимоуважения и поддержки. Ведь училище – это тот же дом, где они проводят время с утра до вечера. На курсе обычно собираются разные люди с разными интересами, но в целом получается гармоничный коллектив.

– То, что в училище принимают детей с 14-15 лет – плюс или минус, на ваш взгляд?

– Конечно, плюс, потому что учить всегда проще, чем переучивать. И чем раньше ребёнок будет заполнять своё душевное пространство тем, что нужно актёру, тем он лучше усваивает эту информацию. Когда человек приходит после армии или другого вуза, уже поживший, с собственным опытом (не всегда положительным), в нём часто есть какое-то внутреннее сопротивление, может быть цинизм, всё воспринимается с сомнением. Опять же у молодых больше времени для самореализации. Ведь обучение актёрской профессии не заканчивается, когда человек выходит из наших стен, – начинаются другие университеты. Если молодой человек пришёл к нам в 15, в 19 получил диплом, вся актёрская судьба у него впереди. А если он в училище приходит в 23-24 года, 4 года учится, в 27 приходит в театр, и он уже очень взрослый для того, чтобы «Кушать подано» говорить 5 лет.

– Как сложилась судьба тех ребят, что весной получили дипломы? Куда они разъехались, все ли трудоустроены?

– Даша Березовская в Омске, Стёпа Дворянкин тоже уехал в Омск, его приняли в драматический театр. Егор Держец, очень колоритный и интересный актёр, теперь служит в Черемховском театре. Артём Дубинин и Максим Михалёв в Нижнем Новгороде, их пригласил Родион Овчинников, который преподаёт в «Щуке» и является режиссёром-постановщиком Новгородского драматического театра им. Волкова, это старейший театр в России. Кирилл Ильин ушёл в армию, но служит в Севастопольском театре Черноморского флота. Полинка Кремлёва тоже в Омске. Катя Куликова в Черемхове, Александра Николенко в Чите. Даниил Цветков в Новосибирске, Эля Радимова осталась в Иркутске, в ТЮЗе, как и Люба Сытина и Артём Яцухно (он также поступил в Щукинское училище на заочную режиссуру). Двое человек продолжили учёбу в Москве – Женя Сизько поступила в ГИТИС, а Саша Хуснеев – во ВГИК.

– Кто-то уехал на запад, и это традиционно считается удачным вариантом, а кто-то остался в области или двинул на восток. Как психологически даются такие откаты? Или не такие уж откаты?

– Можно работать во МХАТе и до 30 лет говорить: «Кушать подано». А можно наиграться таких ролей и в таких ярких спектаклях, которые тебе вряд ли достанутся в большом количестве в крупном столичном театре. А когда ты уже наиграешься, обзаведёшься актёрским портфолио, то тебя могут взять с огромным удовольствием. И если раньше мы были ограничены пространством города, в котором живём, то сейчас можно выложить своё актёрское амплуа, видеоролики на электронные актёрские биржи труда, пространство рынка этой профессии стало открытым и доступным.

– В целом все трудоустраиваются?

– Да, все. Люди, которые начинают служить театру, даже не имея ролей, не могут уже от него оторваться. Поэтому все трудоустроены. Студенты музыкального курса уже заняты в спектаклях музыкального театра, поют в больших хоровых постановках, двое уже играют маленькие роли.

Без случайных людей и позиционирования 

Светлана Домбровская: «Я бы всем нытикам по жизни рекомендовала ходить на наши спектакли. Когда ты видишь, какое это поколение, светлее на душе становится. В их руках будущее страны, значит, не так страшен завтрашний день»

– Вы третий год работаете на должности директора театрального училища. Полёт нормальный?

– Когда пришла сюда работать, я не вполне понимала сути этого процесса. У меня был своего рода культурный шок. Во-первых, то, как люди здесь живут и работают, очень созвучно моему человеческому пониманию работы. А работа для меня заканчивается тогда, когда она сделана, а не когда 6 часов пробило. Другой шок: не надо уговаривать детей посещать занятия. Они приходят в 9, до обеда у них общеобразовательные дисциплины, в 3 часа начинается «Мастерство актёра». Но в 6 часов никто никогда не уходит. В 9 вечера дежурный педагог должен их отсюда попросить, если ему это удаётся сделать к 10 часам, мы считаем, что он молодец. Но если у студентов сдача спектакля, то их нужно ловить по всем этажам, поскольку они норовят остаться на ночь, чтобы репетировать. А это строжайше запрещено. В училище не задерживаются случайные люди – ни педагоги, ни студенты. Все люди нацелены на то, чтобы делать дело, реализовать ту цель, ради которой они сюда пришли. Эти люди очень далеки от того, чтобы тратить свои душевные силы на какое-то позиционирование, на разные имиджевые вещи. Они просто хорошо делают свою работу.

– Приятно в такой творческой среде существовать?

– Когда я сюда пришла, оказалось, что я здесь к месту, потому что умею то, чего они не делали раньше и не считали, что это очень нужно. Всё, что касается ремонтов, быта, связей, договоров. При полном понимании, что такое творческий процесс и творческие люди, я могу обеспечить быт – то, что творческие люди не считают главным и не очень любят делать. У нас хорошее общежитие (общее для всех учебных заведений министерства культуры), оно большое, все нуждающиеся получают места. Мы много внимания уделяем нашей столовой, по обстоятельствам кормим детей в долг. И я каждый день прихожу сюда и работаю, внутренне восхищаясь трудолюбием наших студентов и тем результатом, который они дают. Я бы всем нытикам по жизни рекомендовала ходить на наши спектакли. Когда ты видишь, какое это поколение, светлее на душе становится. В их руках будущее страны, значит, не так страшен завтрашний день. Наши ребята умеют любить и верить, у них есть внутренние критерии добра и зла, для них жизненные принципы – не пустой звук. Так что, глядя на наших ребят, я смело могу сказать – поводов для пессимизма нет.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное