издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Чистая вода» сквозь пальцы

Целевая программа осталась без федерального финансирования

  • Автор: Елена ПОСТНОВА

По данным региональной Контрольно-счётной палаты (КСП), в общей сложности с 2014 года на реализацию программы «Чистая вода» было потрачено 355 млн рублей, из них c нарушениями – 312 млн. У аудиторов претензии к эффективности использования средств, организации распределения минЖКХ субсидий между муниципалитетами, составлению проектно-сметной документации местными администрациями. Помимо предписаний главам муниципальных образований и министерству ЖКХ, КСП направила информацию в прокуратуру Иркутской области и Службу по охране озера Байкал.

Претензии к реализации программы «Чистая вода» в регионе КСП озвучила на заседании комиссии по контрольной деятельности Законодательного Собрания Иркутской области. Фактический показатель реализации программы: ухудшение качества воды, предоставляемой населению. По словам аудитора Контрольно-счётной палаты Иркутской области Ларисы Муляровой, эти данные подтвердили и в областном Роспотребнадзоре. Хотя начиналась реализация программы вполне бодро и оптимистично. 

В 2014 году в областном бюджете на «Чистую воду» было предусмотрено 159,5 млн рублей. В течение года неоднократно вносились изменения, тогда же поступили средства из федерального бюджета в рамках ФЦП «Охрана озера Байкал» и «Социальное и экономическое развитие Байкальской природной территории». Министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области провело отбор муниципальных образований для предоставлений им субсидий: было заключено 23 соглашения  на 237 млн рублей. В рамках ФЦП  соглашения заключили с администрациями Свирска, Шелехова и Байкальска.

Но исполнение программы, рассказала Мулярова, составило всего 48 млн рублей. Из 23 муниципалитетов, с которыми были заключены соглашения, только пять были профинансированы в 2014 году. Основная сумма пришлась на Байкальск (38 млн), Рудногорск, Алзамай, и лишь два муниципалитета из десяти, которые планировали построить скважины, получили небольшой объём средств. 

– В 2014 году из федерального бюджета не было освоено 68,3 миллиона рублей, ещё 121,3 миллиона не использовали из областной казны, – подчеркнула Мулярова. – По данным минЖКХ, причина неисполнения обязательств – непредоставление муниципалитетами соответствующих документов. Мы хотели бы обратить внимание: нельзя согласиться с данной позицией министерства. Анализ действий ведомства в 2014 году говорит о том, что планирование осуществлялось некачественно, несвоевременно была обеспечена организация финансирования. 

По её словам, окончательный отбор участников программы был проведён в марте,  распределение объёма финансирования – в июле, первоначальные лимиты до муниципалитетов были доведены в августе, но лишь в октябре в бюджет были внесены изменения об увеличении финансирования. «Соглашения с МО заключались в октябре – декабре. Одним из условий выделения субсидий было указано предоставление документов, подтверждающих выполненные работы. Но при такой организации и финансировании невозможно было в октябре–декабре от муниципалитетов такие документы получить», – отметила аудитор.

В следующем году ситуация повторилась. В областной казне на реализацию программы было предусмотрено 89 млн рублей. В конце года были внесены изменения в бюджет – пре­дусмотрели средства на закупку спецтехники – ещё 5,6 млн. В общую сумму добавились и средства из федерального бюджета, оставшиеся с 2014 года, – 58,6 млн. Но до конца года область вновь не смогла использовать все деньги: из областного бюджета 7 млн и федерального 15 млн рублей. 

Большая часть проектов муниципальных образований была профинансирована в 2015 году по обязательствам предыдущего года. Свирск, Байкальск и Шелехов строили коммунальные объекты за счёт федеральных средств. Но в Свирске строительство объекта не было завершено. В Байкальске работы закончены, но объекты в эксплуатацию не введены. В Шелехове работы выполнены частично, оборудование хранится на складе под открытым небом. В шести муниципальных образованиях скважины не эксплуатируются – проба воды не соответствует требованиям СанПиН. При этом их стоимость исчисляется сотнями тысяч рублей, например, в Тырети бурение одной скважины обошлось почти в полмиллиона рублей.

Вызывала у КСП сомнения сметная стоимость выполнения некоторых проектов. Так, в Булайском муниципальном образовании (Черемховский район) строительство водопроводной башни обошлось в 510 тыс. рублей, а в смете изначально закладывали 1,6 млн.

«Есть ряд замечаний к отбору муниципальных образований: не выстроена система ранжирования, балльной системы, регистрации заявок. Более того, министерством не были установлены надлежащие условия предоставления субсидий муниципальным образованиям. В качестве условий не было установлено предоставление проект­но-сметной документации, положительного заключения Госэкспертизы. Муниципалитеты не предоставляли документы, подтверждающие выделение земельных участков под бурение скважин, министерство не требовало наличия лицензии на пользование недрами в соответствии с законом», – перечислила часть недостатков в работе регионального минЖКХ Лариса Мулярова.

Заключение КСП: в общей сложности на программу было потрачено 355 млн рублей, нарушений выявлено на 312 млн. Из них 183 млн использованы неэффективно, 129 млн приходятся на «ненадлежащее исполнение министерством полномочий распределения бюджетных средств». 

Помимо предписаний главам муниципальных образований и министерству ЖКХ, КСП направила обобщённую информацию в прокуратуру Иркутской области и Службу по охране озера Байкал. Служба подтвердила факт нарушений законодательства о недрах муниципальными образованиями. Есть вероятность, что МО будут привлечены к административной ответственности. Материалы о нарушениях при строительстве коммунальных объектов в Байкальске направлены в следственные органы (здесь неэффективно использовано более 5 млн рублей, в том числе 3,5 млн – на строительный контроль, который подрядчик не осуществлял). 

По словам замминистра энергетики, жилищной политики и транспорта Иркутской области Александра Трифонова, часть нарушений была допущена из-за попыток быстро решить проблему исчезновения источников воды в населённых пунктах. В Иркутской области наблюдается период маловодности.

– Учёные нам не могут сказать, сколько времени это продлится, – пояснил Трифонов. – В некоторых поселениях, особенно в Усть-Ордынском округе, вода ушла вообще. Сегодня, чтобы решить проблему какого-нибудь населённого пункта по методике и по закону, необходимо три года: два года – наблюдение, затем опытная эксплуатация. После можно приступать к бурению. Этого времени у населения нет: нужно поить скотину, поливать огород, самим пить, в конце концов. Конечно, это не освобождает муниципальные образования от оформления техпаспорта скважины, лицензии на недропользование, организации водоохранной зоны. На совещании с Кондрашовым нашли способ, как сделать это не за три года, а за несколько месяцев.

Комментируя причины остановки строительства объектов коммунальной сферы в Свирске и Шелехове, Трифонов заметил, что эти города стали жертвами 44-го федерального закона о закупках, из-за которого за работы взялись недобросовестные подрядчики, сильно уронившие на аукционах цену контракта. В Шелехове аукцион выиграла иркутская фирма, в Свирске – московская (названия компаний на комиссии Заксобрания не были озвучены). По словам замминистра, воздействовать на фирмы пытались через комиссию в Минстрое РФ – «самый высокий уровень, который только можно допустить по реагированию». Но ощутимых результатов эти меры не принесли. Между тем, добавил Трифонов, федеральные деньги, которые не были освоены, регион «больше не увидит».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное