издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Татьяна Мезенцева: «Работа онлайн никогда не заменит артисту общение со зрителем»

Как Иркутский музыкальный театр готовится к юбилею в период пандемии

  • Автор: Наталья Сокольникова

В 1940 году в Иркутск на гастроли приехала труппа Горьковского театра музыкальной комедии. Выступление так понравилось публике, что горожане завалили органы власти обращениями с просьбой открыть театр и в Иркутске. В марте 1941 года был подписан приказ Иркутского отдела искусств о создании областного театра музыкальной комедии. Так в трудные для страны годы началась история театра. И 80-летний юбилей театр встречает в не самых простых условиях. Например, свой юбилейный мюзикл «Декабристы» актёры готовят в условиях карантина, когда театры не работают. Но, чем дольше разлука со зрителем, тем горячее будет встреча. О том, как живёт музыкальный театр за закрытыми дверями, нашему корреспонденту рассказала его директор Татьяна Мезенцева.

Так сложилось, что свой 80-й, юбилейный сезон Иркутский музыкальный театр имени Загурского отмечает в условиях пандемии. В честь этого события заслуженная артистка России солистка Елена Бондаренко и солистка Александра Джименес (Гаращук) удостоены благодарности губернатора за заслуги в развитии культуры. Ещё десять сотрудников театра отмечены почётными грамотами и благодарностями министерства культуры.

– Награды получать, безусловно, приятно. Но, пожалуй, никакие награды не заменят актёру возможность выступать перед полным зрительным залом. Татьяна Никифоровна, как и чем сейчас живёт театр?

– Театр живёт. Сейчас мы готовим мюзикл «Декабристы» на музыку Евгения Загота, поэтому работа кипит. Весь творческий персонал, занятый в постановке, приходит в театр на репетиции. Спектакли у нас обычно масштабные, поэтому получается, что работают почти все: и солисты, и оркестр, и хор, и балет. Трудятся и производственно-технические цеха: специалисты по изготовлению декораций, костюмов, реквизита, а также осветители, звукооператоры, монтировщики.

– Кому сейчас сложнее всего?

– Я думаю, балету. До августа нам не разрешали собираться в театре даже на репетиции, а ведь артистам балета очень важно оставаться в хорошей физической форме. Дома, конечно, все занимались, старались, но этого, безусловно, для профессионального артиста недостаточно. В августе нам удалось возобновить репетиции в театре, ребята вновь стали заниматься в большом балетном классе, но с некоторыми ограничениями по количеству присутствующих и по расстоянию друг от друга.

– С марта по август абсолютно все сидели по домам?

– В большинстве своём – да, сидели. Не было ни спектаклей, ни репетиций, но работать было нужно, чтобы зритель о нас не забыл, ведь мы не знали, сколько такая ситуация продлится. Пришлось адаптироваться и искать новые способы взаимодействия с нашей публикой. Театр начал много работать онлайн. В начале апреля мы присоединились к акции в поддержку врачей «Врачи, мы с вами»: артисты театра подготовили серию видеороликов, в которых вместе со своими детьми читали стихи, посвящённые медицинским работникам.

В апреле и мае театр активно участвовал в онлайн-мероприятиях, приуроченных к 75-летию Великой Победы. На своих площадках в социальных сетях мы запустили онлайн-проект «Салют Победы», в котором участвовали практически все. Солисты и артисты хора записывали песни и стихи о войне, родине и Победе, артисты оркестра, конечно, исполняли всеми любимые и всем знакомые мелодии военных лет, а артисты балета даже записали танцевальный ролик в трогательном ретростиле. Был проект «Окно Победы», когда артисты со своих балконов исполняли «Катюшу». Ещё мы поддержали проект «Мечтай со мной», исполнив заветное желание правнучки героя-сибиряка – послушать песни военных лет в живом исполнении. Наши артисты с баяном, в военной форме специально приехали к девочке домой, а она рассказала им о своём героическом прадедушке. А в День Победы на нашем Youtube-канале зрители смогли посмотреть концерт «От героев былых времён…».

Так что весна выдалась очень плодотворной, несмотря ни на что. Совсем недавно за все эти активности нас отметил Российский оргкомитет «Победа». В правительстве Иркутской области нам вручили диплом за подписью президента. Это для нас большая гордость.

– Сейчас в Иркутске сложно найти место, которое коронавирус обошёл стороной. Какие меры предосторожности соблюдаются в самом здании театра?

– Все меры предосторожности. Без маски в помещение театра зайти нельзя. Все, кто приходит, в обязательном порядке обрабатывают руки, им измеряют температуру, данные заносят в журнал посещений. Кроме этого, мы приобрели озонаторы воздуха, и наши сотрудники в специальных костюмах каждую ночь озонатором обрабатывают помещения, в которых проходят репетиции: классы, сцену, оркестровую яму, также обрабатываются лифты и коридоры.

В общем, пандемия обрушилась на нас неожиданно и надолго спутала все планы. Ещё утром 19 марта мы показали сказку, а вечерний спектакль был уже отменён. В тот момент у нас был готов гала-концерт ко Всемирному дню театра, который мы так, увы, и не показали.

А билеты были распроданы не только на этот спектакль, но и на весь март и на апрель. Мы благодарны нашим зрителям, которые понимают ситуацию, всячески поддерживают нас. Люди готовы ждать, пишут нам об этом в соцсетях.

– Как прошло ваше лето без гастролей?

– Гастроли с выездами действительно отменились: у нас была договорённость с Пермским академическим Театром-Театром. Мы заранее съездили туда, познакомились с руководством, договорились с гостиницами и уже собрались бронировать билеты. Ведь гастроли – это масштабное и сложное по организации мероприятие. Мы выезжаем группой в полторы сотни человек, заказываем несколько фур для перевозки декораций. Мы всё запланировали, а потом в Перми объявили, что театры закрываются. Но мы не оставляем надежду на следующий год всё-таки съездить туда.

Ещё мы собирались поехать в Москву на Фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку» – в этом году он прошёл в пятый раз, но, увы, поехать всё-таки не смогли. Нам такие поездки крайне необходимы: где ещё мы получим профессиональную критику? Зато в мае мы провели совместные виртуальные гастроли с Санкт-Петербургским театром музыкальной комедии. Мы представили на интернет-площадках петербуржцев пять спектаклей разных жанров. В свою очередь, Санкт-Петербургский государственный театр музыкальной комедии представил свои спектакли на наших онлайн-ресурсах. По количеству просмотров было видно, что зрителям это интересно.

– Когда театр закрывали, вы строили какие-то прогнозы, когда снова встретитесь со зрителем?

– Сначала мы надеялись, что к концу лета всё закончится. Перенесли фестиваль «Джаз на Байкале» с апреля на ноябрь. Думали, к этому времени ситуация стабилизируется. Премьеру, которую мы собирались запустить в мае к 75-летию Великой Победы, – музыкальную драму «А зори здесь тихие…» – также пришлось перенести. Думали, что осенью проведём XV Международный музыкальный фестиваль «Звёзды на Байкале». Мы были уверены, что театры откроются для зрителя…

Но сложилось так, как сложилось. Сейчас мы счастливы, что просто можем работать в тех обстоятельствах, которые есть, и готовить к выпуску мюзикл «Декабристы».

– Декабристы – это уже неотъемлемая часть истории нашего края. Решение поставить на иркутской сцене такой мюзикл кажется совершенно логичным. Но почему он появился именно сейчас?

– Над мюзиклом мы работаем вместе с Музеем декабристов и очень рады, что нашли у них такую мощную поддержку. Этот сезон, каким бы он ни был, является для нашего театра юбилейным, восьмидесятым. У Музея декабристов тоже юбилей в этом году, им пятьдесят. Этот замечательный проект объединил нас не только темой, но и знаковыми датами. Мы планировали выпустить премьеру в конце октября, однако сроки по известным обстоятельствам сдвинулись. В итоге сдаём мюзикл в первый месяц зимы, что, кажется, более чем символично. Видимо, от судьбы не уйдёшь. Мюзикл «Декабристы» увидит свет в декабре. Но пока, к сожалению, без зрителей. Мы планируем сдать спектакль. А потом ему ещё предстоит дождаться своего зрителя. Для нас это новый опыт, и мы учимся жить в новой реальности, как и все остальные.

– Где-то раньше этот мюзикл уже ставили?

– Впервые этот мюзикл был поставлен в Екатеринбурге, но специально для постановки в нашем театре было переработано и дописано либретто. Теперь это не просто рассказ о трагических днях в столице Империи, а воспоминания князя Трубецкого, уже старика, о его жизни. О том, что он сделал, чем пожертвовал, что потерял. Иркутск – это отправная точка нашего спектакля. Именно Иркутск проводил в последний путь жену князя Екатерину Ивановну Трубецкую. Именно из Иркутска, получив амнистию, уезжал Сергей Петрович Трубецкой.

Понимание этого оставляет совершенно иные впечатления от истории. Режиссёр-постановщик «Декабристов», лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» Филипп Разенков придумал очень интересные ходы, объединяющие два времени. От эмоций мурашки бегут по коже, поверьте!

– Какова роль музея в проекте?

– В августе этого года, во время своего самого первого визита в Иркутск, Филипп Разенков и художник-постановщик Елисей Шепелёв побывали в Музее декабристов. Они тогда смогли приехать всего на один день, были ужасно уставшие, но категорично заявили: «Вне всякого сомнения! Едем!» Они никак не могли упустить эту уникальную возможность прикоснуться к прошлому. В музее для нас провели замечательную экскурсию, рассказали о жизни декабристов в Иркутске, разрешили дотронуться до предметов, которых касались руки Трубецких. Так появилось новое видение образов, спектакль оброс новыми деталями. Появилось даже новое действующее лицо. И всё это благодаря тому, что они побывали в Музее декабристов и смогли увидеть эти чёрточки.

– Это будет онлайн-показ?

– Нет, мы не будем показывать спектакль онлайн. Пройдёт генеральная сдача-приёмка спектакля, а премьера в полном смысле этого слова состоится в естественной обстановке, когда мы официально сможем открыть двери театра для гостей. Этот проект совсем не хочется уводить в онлайн: во-первых, он довольно масштабный, во-вторых, он подразумевает работу со зрителем ещё до начала спектакля. Мы хотим сделать интерактивы, небольшую выставку экспонатов, подготовить тематическую сувенирную продукцию и фотозону.

– А в целом – каково театру работать онлайн?

– Онлайн – это совсем не то. Но данный формат стал нашим «запасным аэродромом», когда пришлось закрыться из-за пандемии. За это время мы записали на сцене несколько концертов и смогли всё-таки показать их зрителям, хоть и в Сети. Конечно, сейчас работа онлайн постепенно становится чем-то обыденным, но существовать так первое время было непривычно. Да и сейчас непривычно. Тем не менее мы это делаем. Сейчас готовим новогодний концерт, который покажут на телеканале «АИСТ» 31 декабря и 7 января.

– А оборудование для съёмок онлайн-концертов у театра было? Или пришлось закупать?

– Мы приглашали для съёмок Иркутский областной кинофонд, «АИСТ», частных видеооператоров, которые помогали нам делать записи. Театр ничего не закупал, к сожалению, на приобретение хорошего оборудования нужны колоссальные средства, которых у нас пока что нет. Но сейчас этот вопрос назрел. Мы понимаем, что и после пандемии нам нужны будут онлайн-показы. Для этого нам необходимы качественная аппаратура, квалифицированные специалисты. Всё это – немалый бюджет.

– А что сейчас происходит с бюджетом театра, когда нет возможности продавать билеты?

– Нам очень помогает область. Существенные затраты, которые мы покрываем из собственных средств, – это аренда квартир для многих наших артистов. Обычно это происходило на деньги, заработанные от реализации билетов. Но, поскольку мы лишились этих доходов, затраты оплатил областной бюджет.

Когда мы работаем в нормальном режиме, то к фиксированной заработной плате мы доплачиваем артистам стимулирующие выплаты, зависящие от количества спектаклей, в которых они задействованы. Эти надбавки, конечно, артисты перестали получать. Но в целом каждый получал и получает ровно столько, сколько прописано у него в трудовом договоре.

– Сокращений не было?

– Нет, мы никого не сократили, и сам никто не ушёл. Текучка кадров – это вообще не про нас. Все любят свою работу, любят театр и верят, что скоро всё наладится. Нам же не сказали, что это навсегда. Только сотрудники, которые старше 65 лет, находятся дома и пока что получают выплаты по больничному листу, а не из фонда оплаты труда. Эти сотрудники находятся в группе риска, а мы хотим их видеть здоровыми, поэтому убедительно просим оставаться дома.

– А есть какие-то прогнозы, когда вы снова увидитесь со зрителем?

– К сожалению, ничего не могу сказать. Всё зависит от эпидемиологической обстановки в регионе. Например, вчера с радостью за своих коллег из соседней Бурятии мы узнали, что с 24 декабря Бурятский театр оперы и балета открывается для зрителей. Значит, там обстановка позволила, а у нас пока нет.

– Какие планы сейчас, до открытия?

– До конца года сдать «Декабристов», записать и показать новогодний концерт.  Как будут развиваться события – покажет только время. Но планы на следующий год мы тем не менее уже построили. Открываем малую сцену и поэтому готовим новый репертуар для неё. У нас ведь спектаклей малой формы пока нет, в основном всё масштабное. Конечно, будут премьеры и для большой сцены. Точно возобновим подготовку спектакля «А зори здесь тихие…». Но вопрос, когда мы его покажем, пока остаётся открытым.

– А что покажете первым делом, когда откроетесь?

– Мы проработаем репертуар с учётом премьер и того расписания, которое было у нас весной, с того момента, как мы стали переносить спектакли. В первую очередь, конечно, вернём «долги» нашим любимым зрителям, которые купили билеты. Каждый при этом сможет решить, пойти на тот же спектакль или выбрать другой. Мы видим, как зрители ждут открытия, и сделаем всё, чтобы это осуществилось как можно скорее.

Артисты ждут встречи с не меньшим нетерпением. Каким бы интересным опытом ни были записи онлайн-концертов, работа онлайн никогда не заменит артисту общение со зрителем во время спектакля. Да и зрители знают: то, что они видят на сцене, сильно отличается от того, что показывают по телевизору.

– «Химии» между зрителем и сценой нет?

– «Химии» нет, конечно. Помню свои ощущения, когда мы снимали первый онлайн-концерт: ты заходишь в зал, артисты на сцене, поют, стараются, а в зале пусто… Они и сами потом говорили, что в таком формате теряется важная часть работы – обмен эмоциями с публикой. Ведь и артисты много драйва получают от зрителя, не только наоборот. Постороннему человеку может показаться, что никакой разницы нет: что к полному залу ты вышел, что к пустому. Что особенного? Но это не так. Это видно даже по концертам в записи: те, что записаны со зрителями, отличаются. Не технически, а эмоционально.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер