издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Подсолнух" ищет солнца

"Подсолнух"
ищет солнца

Ассоциация
многодетных семей Иркутской
области "Берегиня" начала
акцию "Подсолнух". Как
наполненная семечками золотистая
голова цветка сама поворачивается
к солнцу, так цель акции — найти
тепло и свет для детей из
многодетных семей, обратить
внимание властей на их крайне
тяжелое положение. "Восточка"
сообщила о начале акции — посещении
семьи Михайловых в Ново-Ленино.

Мать и четверо
ребятишек живут в Ново-Ленино в
холле заброшенного общежития
завода "Радиан". Об этом нам
рассказала председатель
ассоциации многодетных семей Н.З.
Петрова. Дежурные службы новостей
"Восточки" по ее просьбе
выехали на место.

Найти общежитие
оказалось нетрудно. Нам сказали:
"ободранное". Так и оказалось.
Снаружи оно кажется нежилым.
Разбитые окна, грязь. Но где же
"холл"? Дверца черного хода,
безлюдный душный коридор.
Постучались в какую-то
"квартиру", спросили про мать с
четырьмя детьми. "Нет таких", —
ответили нам строго.

Оказалось,
"холл", а скорее то, что было им,
— разбитый пристрой к общежитию.
Жильцы общаги сваливают здесь
отбросы. Снег падает сквозь дыры
крыши и тает от жара неисправных
коммуникаций. Лужи. Смрад. Крысы.
Нас встречает худенькая
симпатичная женщина, к ней жмутся
две хорошенькие девчурки и бледный
худой мальчик — младший, Андрей.

— Старший ушел,
неловко ему, — сказала мать. В
глубине "холла" Михайловы
оборудовали для жизни две
"комнаты" без окон. Здесь
кое-какая мебель. Отклеившиеся от
пара обои. Обрывок китайской
искусственной зелени. Они живут
здесь уже год. Пока мать торгует на
местном рыночке, чтобы чем-то жить,
малыши хозяйничают в этом диком
жилище. Прибирают, стирают, готовят
еду. Полгода дети не ходят в школу.
Им… "неловко": дразнят,
называют бомжами. А Михайловы не
хотят себя считать таковыми. У них
семья. Хотя дома нет.

Светлана, теперь
мать семейства, в детстве жила в
Иркутске, в квартире по ул.
Трактовой, 1. Родители (вначале отец,
потом мать) трагически погибли. Ей
было десять лет. Вместе с
шестилетним братом попала в
интернат. В 1980 году дом, где жили
родители, попал под снос. Всем
жильцам, кроме сирот, дали квартиры.
К этому времени Светлана уже
достигла совершеннолетия и законно
могла претендовать на другое жилье
взамен родительского. Но какой-то
необходимой для этого бумаги не
оказалось в Ленинском исполкоме
(гарантийного письма о сохранении
за осиротевшими детьми права на
родительскую квартиру). На этом
основании сочли возможным оставить
детей ни с чем.

Может быть,
посчитали, что, когда настанет
время покинуть стены интерната, им
по советским законам (ст. 37 п. 2 и ст.
60 п. 3 Основ жилищного
законодательства СССР) все равно
должны будут предоставить жилье. Но
и в этом случае дети ничего не
получили. Не смешно, но так и
хочется перефразировать Райкина:
жилье есть — справки нет, все
справки есть — жилья нет.

Младший брат со
временем женился, живет сейчас в
квартире жены. А Света тогда, по
выходу из интерната, решила
добиваться всего своим трудом.
Устроилась в 1981 году прессовщицей
на "Радиан", где когда-то
работала ее мать. Жила в общежитии.
Завела семью. Через восемь лет в
льготном списке на квартиру ее
очередь была первой. И опять у нее,
уже многодетной матери, были все
права. Но жилья у завода не было.
Ютилась с четырьмя малышами в
общаге. Ждала. Писала письма с
просьбой помочь и в исполком, и на
завод.

Потом была
скандальная история. В 1995 году
Светлана, отчаявшись (к этому
времени и с мужем развелась —
запил), самовольно въехала в новую
квартиру. Жила в ней много месяцев.
Ее выселили. По закону. Но взамен не
предложили ничего. Зимой с
детишками предлагали уйти просто
на улицу. Еле уговорила судебного
исполнителя и истицу подождать до
весны. К этому времени и из общаги
ее вещи вышвырнули, вселив новых
жильцов. Так Михайловы остались ни
с чем. Даже документы пропали во
время выселения.

Побившись о стену
хитроумных законов, равнодушия и
круговой чиновничьей обороны,
Светлана давно ни на что и ни на
кого не надеется. На все вопросы ей
даны "исчерпывающие" ответы.
По всем инструкциям она виновата во
всем сама, и никто ей ничего не
должен.

В квартире,
которую отсудили у Михайловых,
никто не жил и не живет. Соседи
говорят: хозяйка собирается ее
продать. Чиновники благополучно
отписались. Школа, поликлиника, где
дети стояли на учете, завод
"Радиан" — отовсюду Михайловы
вычеркнуты из списков. К ним
заходят только дежурные из
дивизиона милиции. Но, не обнаружив
драк, оружия или чего еще по своему
ведомству, идут патрулировать
дальше.

Обнаружила семью
Нина Захаровна Петрова, она до
недавнего времени возглавляла в
Ново-Ленино районное общество
многодетных. Искала Михайловых по
старым адресам (они были членами
общества) и совершенно случайно
наткнулась на дикий приют. Услышала
голоса, ужаснулась — неужели здесь,
среди стекол, искореженного
металла и мусора, кто-то живет?
Зашла и нашла, кого искала — семью
Михайловых.

Многодетные живут
трудно. Все. Даже обеспеченные.
Сколько трудов надо, чтобы
содержать большое семейство. Но
страшнее самой тяжкой бедности
жизнь без угла. Решила Нина
Захаровна помочь славным ласковым
ребятишкам и их незадачливой
матери, начать с этой семьи
задуманную широкую акцию. Решила
показать, каково приходится детям.
Пригласила представителей власти,
средств массовой информации.
Правда, многие из приглашенных
просто не пришли. Или заранее
отказались. Например, на телестудии
"АИСТ" не сочли новостью, что
многодетная семья живет в трущобе.
В самом деле, не в новость нам наша
убогость, наши сиротство и
унижение. Так же, как наши суконное
равнодушие и бумажное право.

P.S. Акция
"Подсолнух" очень быстро
получила продолжение. Нина
Захаровна Петрова почти каждый
день бывает в "холле". С
первыми лучами весны Света даже
задумалась (чего только не придет в
голову женщине, мечтающей о своем
гнезде): а не устроить ли в
"холле" огород?

* Петрова
провела членов женсовета по
квартирам многодетных семей. И
женщины, дети которых уже выросли,
предложили организовать шефство —
семья над семьей.

* Собраны
подписи жильцов общежития с
требованием к властям помочь
многодетной семье, оставшейся без
приюта. Жильцы также остро ставят
вопрос и о своей судьбе. Общежитие
по ул. Розы Люксембург, 319, пришло в
аварийное состояние, стены съел
грибок, неисправна канализация.
Если дом рухнет, на улице окажется
около 800 человек.

* В один прекрасный
день появился в
убежище-"холле" некий господин
на предмет осмотра помещения: "А
что если соорудить здесь… кафе".
На вопрос, как он планирует
распорядиться судьбой семьи,
ответил коротко: "Никак. Сами о
себе заботьтесь".

* Заботу о
многодетной семье должно в трудный
для нее час взять на себя общество.
Помочь сохраниться, выжить.

*
"Иркутянка"
поддерживает
акцию "Подсолнух" и призывает
присоединиться к ней всех, кто
может помочь делом, советом, добрым
словом.

Общественная
редакция "Иркутянки".

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector