издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Требуется взрыв.

Требуется взрыв.

Демографический

России нужны
здоровые дети в здоровых семьях

Вторая
национальная ассамблея «Охрана
здоровья матери и ребенка»
прошла в Москве в конце февраля. Она
была проведена по инициативе
Международного фонда охраны
здоровья матери и ребенка при
поддержке и участии Минздрава РФ,
Российской Академии медицинских
наук, федерального Фонда
обязательного медицинского
страхования. В ее работе
участвовали зам. председателя
комитета здравоохранения по
материнству и детству Татьяна
Васильевна Бойко главный
акушер-гинеколог Иркутской области
Наталья Владимировна Протопопова и
председатель областного совета
женщин Октябрина Павловна
Родченко.

Мы
встретились с Н.В. Протопоповой,
чтобы вместе посмотреть материалы
ассамблеи, поговорить о положении
дел в регионе.

«Мы
не воспроизводимся — это
однозначно…»

Листка-оповещения
«Девочки — мальчики», из
которого, возможно, и вы в свое
время узнали о рождении наследника,
я в справочной областного роддома
не увидела. Странно… Никто за день
не родился? «Родились, родились.
Только не много теперь рожают, —
ответила на мой вопрос пожилая
дежурная, — не модно. Да и трудно-то
как сейчас ребятишек растить».

Рождаемость в
России падает. Прогнозы демографов,
что с 1995 г. должен начаться рост, не
оправдались. За последние пять лет
рождаемость упала в два раза.
Отсчет идет с 1992 года, когда в
магазинах «Мать и дитя» г.
Иркутска давали беременной,
отстоявшей долгую очередь,
месячный «паек» — маленькую
баночку морковного пюре, полкило
гречки, когда полки магазинов зияли
пустотой и царствовали талоны.

Наталья
Владимировна Протопопова
подтвердила:

— Темпы падения
рождаемости в области сопоставимы
с российскими. Только 28 тысяч детей
рождается за год. Мы не
воспроизводим себя, это однозначно!

Пожалуй, надо быть
наивным, чтобы гадать, отчего
женщины не хотят или не могут
рожать. И безнадега нашего житья, и
низкий престиж материнства
сказались, но главное — бедность.

Областная
статистика красноречива: резко
снизилось количество детей с
массой тела больше 2,5 кг. Пять лет
назад маловесных детей рождалось
314, теперь 921. Это все дети,
перенесшие хроническую нехватку
кислорода и питательных веществ
внутриутробно: неполноценное
питание, плохое здоровье матерей.
Сегодня женщины, особенно из
районов, не могут обеспечить свои
минимальные потребности, не говоря
уж о том, чтобы получать
специальный сбалансированный
рацион для беременных.

— Порой мы их
даже не можем выписать, потому что
не хотят уезжать в деревню подольше
— там нечего есть, —
говорит врач.

Листаем страницы
медицинской статистики.

Катастрофический
рост анемии у беременных. «Такого
раньше не было», — замечает
Наталья Владимировна. Если в 1992
году только 14% женщин рожали с
анемией, то сегодня 24%.
Нелицеприятная картина жизни
области — таблица заболеваемости
беременных по регионам: Ангарск — 27
процентов, Заларинский район — 55,
Зима — 37, Мама — 34, Нижнеилимский — 36,
Тайшетский — 43, Усольский — 42,
Усть-Илимский — 40, Черемховский — 38.
Какая же безотрадная география!

А вот что-то, что
среди этих черных цифр можно
назвать светом в конце тоннеля. Как
ни удивительно, это статистика
абортов.

Наталья
Владимировна комментирует:

— Это очень
интересный показатель — реализация
репродуктивной функции. Мы берем
общее количество беременностей у
женщин и смотрим, как они ими
распорядились. Мы такую статистику
стали проводить не так давно.
Посмотрите: количество абортов
снижается. Три года назад это было
67% всех беременностей. Сейчас — 57%!
Уменьшается и количество
прерываний беременности в поздние
сроки по социальным и медицинским
показаниям.

Все-таки наша
работа со средствами массовой
информации, медицинское
просвещение дают свои результаты.
Значит, можно надеяться, что
позорное первенство России по
количеству произведенных абортов
(только Румыния впереди) падет.
Аборт — это насилие над женской
природой, это убийство — отступит.
Но и тогда проблемы демографии
далеко не будут решены. Ведь роды
все чаще и чаще оканчиваются не
вполне благополучно.

Наши
дети болеют с рождения

Перед нашим
разговором мне пришлось немного
подождать доктора. Она вела
незапланированный прием: иногда
нельзя отказать пациенту, даже если
он приехал вне расписания. У двери
кабинета обратила внимание на
миловидную селянку. Видно было, что
она уже мать. Не по фигуре, а по
жадно-нежному взгляду, которым она
провожала молоденьких мамочек с
орущими младенцами. Наши глаза
встретились, я улыбнулась, а она…
заплакала. Оказалось, совсем
недавно эта женщина потеряла сына.
Родился мертвым. А до самых родов
жил, стучался.

Число нормальных
родов в России, по материалам
ассамблеи, уменьшилось с 46,8 до 36%. В
Иркутской области это число не
меняется с 1993 года, но все же
остается ниже среднероссийского.

— Я считаю,
важную роль играет экологическая
обстановка. В ряде случаев мы даже
не можем сказать, почему
беременность не завершилась
благополучно. Недоношенность за
пять лет значительно возросла. В 1992
году рождалось 4% недоношенных
детей, сейчас 7,5, в России — 6%.

Сказываются
социально-экономические факторы,
занятость женщин на вредных
производствах. Я считаю, Иркутская
область и за счет
климато-географических условий
превосходит российский уровень, —

говорит Наталья Владимировна.

Областная
статистика выделяет ряд
территорий, которые дают очень
высокую детскую патологию. Прежде
всего патологию центральной
нервной системы — нарушения
формирования мозговых структур
внутриутробно, пороки сердца.
Сейчас отмечается очень резкий
рост пороков развития
желудочно-кишечного тракта и почек.

Медики видят
серьезные заболевания у детей,
развившиеся внутриутробно, которые
порой невозможно связать с
какими-либо наследственными
заболеваниями. Дело в том, что
существует ряд генетических
синдромов, которые передаются по
наследству. В прошлом году 3,5 тысячи
семей, в которых дети родились с
такими изменениями
наследственности, в области
впервые поставили на учет. Но врачи
не выявили у родителей
наследственной
предрасположенности к этим тяжелым
заболеваниям. Они возникли под
воздействием окружающей среды, в
результате жизни здесь и сейчас —
до наступления беременности и во
время ее, особенно в ранние сроки. В
большинстве случаев дети с такими
заболеваниями инвалиды.

— Мы в этом году
отмечаем некоторое увеличение
младенческой смертности. Это
связано именно с заболеваемостью.
Если в прошлом году у нас выявлено 6
тыс. детей с заболеваемостью (из 28
тысяч родившихся), то в этом году
уже 7,5 тысячи,
— печально
констатирует доктор.

Рассмотрим
внимательно эти цифры, за каждой из
которых жизнь и смерть, счастье
семьи или горе. Да, остается высоким
показатель мертворождаемости.
Больные, нежизнеспособные плоды
погибают в основном внутриутробно,
во время беременности.

А вот количество
детей, умерших в первые шесть дней
жизни, существенно снизилось:
раньше — до 10 детей на тысячу
родившихся, а сейчас всего 6. Причем
это динамика всего за три года.
Материнская смертность. Иркутская
область в 1993 году входила в первую
категорию самых неблагополучных —
109 из 100000 рожениц умирало. Ежегодно
около 40. В 1996 умерли 16. Что
изменилось? В 1995 году были вложены
существенные средства в оснащение
лечебных учреждений, родильных
домов. Материальная база,
техническое оснащение улучшились,
увеличились возможности медиков в
выхаживании и излечении — мы сразу
видим весомый результат.

— Как только
созданные в рамках правительства,
по указам президента, программы
«Дети России», «Дети
Приангарья», «Планирование
семьи», «Безопасное
материнство» стали хоть
чуть-чуть финансироваться, сразу
медицинская сторона проблем
материнства и детства положительно
изменилась. Мы не в состоянии
воздействовать на
социально-экономическое звено,
надо много лет, чтобы изменить
условия жизни наших людей. Но хотя
бы часть неблагоприятных факторов
все-таки уже реально можно
устранить,
— говорит
Протопопова.

А работы у медиков
все больше. Бросается в глаза рост
заболеваний у матерей в течение
трех последних лет. Если сравнивать
1995 и 1996 годы, резко возросло число
заболеваний сердечно-сосудистой
системы. Это вегетососудистая
дистония, артериальные
гипертензии. Речь идет не о каких-то
сложных пороках сердца, а именно о
функциональных нарушениях, которые
приносят нам тревога, волнение,
постоянный стресс — наша жизнь.

Безопасность
— разве это может быть плохо?

Вскоре после
встречи с Протопоповой мне
пришлось делать репортаж с пикета у
«серого дома» в Иркутске. Этот
пикет прогремел по первым полосам
всех наших газет: «Протестуют
против секса». На самом деле
резко отрицательную реакцию вызвал
проект министерств образования и
здравоохранения РФ «Половое
воспитание российских
школьников». Одна из пикетчиц —
Татьяна Александровна Рыдова, мать
троих детей, говорила: «Как можно
согласиться с таким проектом, когда
молодежь погрязла в разврате? Я
работаю в общежитии, вижу, что
творится. Боюсь я за будущее детей —
своих, чужих». Хорошее, светлое
лицо, в глазах искренняя боль и
тревога. Она напомнила… Наталью
Владимировну. С той же болью и
тревогой врач говорила о том же — о
молодежи. Но только вывод сделала
противоположный.

— Я прошу вас
мысль о необходимости полового
воспитания подчеркнуть особо!
Настораживает рост абортов у
молодых женщин до 14 лет и 14—19 лет.
Беременность — психологическая,
эмоциональная, душевная травма для
юной женщины. Она вынуждена
скрывать свое состояние от
родителей, не знает, куда прийти, и
если решается на аборт, то, как
правило, приходит поздно.
Большинство этих беременностей, по
статистике, связаны с насилием. Не с
тем насилием, когда кто-то
подкараулил в темном переулке. А…
подтолкнул мальчик, который тебе
нравится, боялась отказать… Это
тоже насилие, потому что девочка не
хотела того, что свершилось. Она
была не готова к этому. И самое
страшное, что мальчики относятся
безответственно к этим
беременностям. И общество наше
осуждает, отторгает юную маму. Меня
потрясает, что эти девочки не
находят поддержки даже в
собственной семье.

Вопрос о половом
воспитании встал на ассамблее
очень остро. Особенно — о
воспитании будущих мужчин.

— У нас в
области 15% семейных пар бесплодны.
Больная экология влияет на
здоровье и женщин, и мужчин. Впервые
Н.Н. Ваганов, бывший зам. министра
здравоохранения, поднял вопрос о
состоянии репродуктивного
здоровья мужчин. Мы видим на
практике: раннее начало
беспорядочной половой жизни; масса
инфекционных заболеваний; травмы,
которые получают мальчики. Это —
патология, которую родители не
видят, не замечают. Встает вопрос об
ответственности родителей за
состояние здоровья своих детей.
Конечно, прекрасно, если знания о
своем организме подросток получит
в семье, но так ли много мам и пап,
способных их дать?

Мы должны
наладить систему сексуального
образования. Мы не можем сейчас
просто сказать «нельзя», а
должны научить, как обеспечить
безопасность.

Противники
термина «безопасный секс»
заклеймили его как
«безответственный». Термин в
самом деле не слишком
привлекателен, достаточно
натуралистичен. Но вспомним:
«натура» — природа. Часто с
раздражением делают «нажим» на
втором слове, врач прежде всего
подчеркивает: «безопасный».
Безопасность — разве это плохо?
Пока взрослые разбегаются по углам
ринга и спорят, что лучше —
целомудрие (читай: незнание) или
полная информация о сексе — чуть ли
не с пеленок, первый раунд уже давно
выигран. Ранними абортами,
венерическими болезнями, детским
суицидом. Его выиграла улица.
Красотки с обложек, видео-порно,
наши газеты — почти никто из них не
удержался от рекламы секс-услуг.
Деньги! Наверное, пора противникам
на «ринге» сходиться, но не для
борьбы, а для переговоров, для
компромиссов, для поиска выхода.

[dme:cats/]

— В рамках
ассамблеи ставились все эти
вопросы — в той или иной степени. Но
главное — привлечь к их решению
общественное мнение, всех тех, кто
принимает программы, определяет
приоритеты финансирования.
Приоритеты — это молодежь. Это
планирование семьи. Это сохранение
здоровья женщин. Главное, чтобы мы в
будущем — недалеком — не оказались
в очень тяжелом демографическом
положении.

В будущем? На
праздничной встрече с женщинами 8
марта Юрий Ножиков отметил их
святое предназначение — рожать и
воспитывать детей. Потому что уже
сегодня в области на одного
неработающего приходится 1,7
работающего. А завтра?

Татьяна
КОСТАНОВА.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector