издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Россия

 

Россия

глазами
Явлинского

Лидер
объединения "Яблоко"
недавно побывал в Иркутске.
Избиратели, в том числе
журналисты, спрашивали,
Григорий Алексеевич отвечал…

"Чтобы
улучшить, надо иметь"

У России не
было и нет постоянных врагов и
постоянных друзей. Россия —
огромная геополитическая
величина, она занимает такое
место в мире, что не найдется
стран, которые всегда с ней
дружат или, наоборот, враждуют.
У России всегда будут только
собственные интересы, а
проблемы начинаются тогда,
когда мы не можем эти интересы
понять, сформулировать и
отстоять. Если правительство
не видит интересов России, то
пустующую нишу занимают другие
страны. Они ведь тоже
преследуют не наши, а
собственные интересы. Не
потому, что работают против
нас, а потому, что работают на
себя. Так всегда было и будет.
Хорошо, если научимся себя
защищать, будем понимать свои
интересы, сможем содержать
боеспособную армию. Если нет,
то на поруки нас никто не
возьмет и нянчиться не станет.

Меня часто
спрашивают: "Как улучшить
внешнюю политику России?" Но
чтобы улучшить, надо ее иметь, а
у нас нет внешней политики. Нам
необходима внешнеполитическая
доктрина. Без нее мы не сможем
создать военную доктрину. Без
военной доктрины не можем
приступить к реформе армии
потому, что не знаем, во что ее
реформировать. Без реформы
армии не знаем, что делать с
оборонной промышленностью
потому, что она обеспечивает
армию.

Наша страна
имеет 60 процентов самых
экономически целесообразных
ресурсов мира. Это, конечно,
предмет интереса других стран.
Поэтому мы должны выбирать
таких партнеров, союз с
которыми не приведет к утрате
наших ресурсов. Думаю, что в
следующем веке будут
соревноваться уже не отдельные
страны (например, Россия и
Германия), а цивилизации —
христианская и другие. В лучшем
случае соревнование пойдет
мирно.

Почему
расширяется НАТО?

Этот блок не
представляет военной угрозы
для России.

Они слишком
любят себя, чтобы воевать с
нами. В какой-то мере
расширение НАТО —
бюрократическая затея. Блок
создавался для предотвращения
войны в Европе, сейчас такой
угрозы нет, а когда
бюрократической структуре
нечем заняться, она на всякий
случай расширяется. С другой
стороны, приближение военного
блока к нашим границам очень
плохо для России. Это значит,
что все эти поездки, саммиты,
тусовки на протяжении пяти лет
оказались бессмысленными.

К нам
применяют двойной стандарт:
хлопают по плечу, обнимают
"друг Билл", "друг
Гельмут", но как доходит до
дела — табачок врозь. Запад не
верит, что мы построим
нормальную демократическую
страну. НАТО расширяется
потому, что в Чечне убито сто
тысяч людей, потому, что у нас
провалы в экономической
политике, разваливается армия
и расхищается оружие из
арсеналов. Они не верят, что
русские выберутся из ямы, и под
всякими предлогами хотя
отгородиться от нас. При этом
ведут себя двулично, улыбаются,
даже дают немного денег, а про
себя думают: "Ничего у них не
получится, так и останутся
второсортными". В общем,
расширение НАТО порождено
нашими внутренними проблемами.

Военные
угрозы России исходят главным
образом не с запада, а с юга и
юго-востока. На юге их можно
видеть уже сейчас: Афганистан,
Иран, Ирак. На юго-востоке они
потенциальные. В Сибири
плотность населения 3-4
человека на квадратный
километр, а южнее Амура — 127, и
нет уверенности, что такое
соотношение устойчивое. Чем
занимается правительство?
Демонстрирует, что мы якобы
будем заключать союз с Китаем и
разыгрывать "китайскую
карту" против НАТО. Это
ошибка. Даже Цзян Цзэминь,
недавно приехав в Москву, прямо
заявил в Государственной Думе:
"Никогда не будет союза
между Китаем и Россией". И
дружить мы будем, и в гости друг
к другу ходить, и чай пить, но
союза не будет. Китай тоже
самостоятельная величина, один
миллиард двести миллионов
населения. Никто китайцев на
свою сторону не перетянет.
Поэтому наш интерес в одном:
чтобы в Китае была
стабильность и не нарушались
наши границы. Так зачем мы
продаем Китаю оружие?
Современное, большими
партиями. С кем он собирается
воевать?

"Обещал —
женись"

Не существует
вопроса близости и единства
российских и белорусского
народа. Мы скреплены кровью
Отечественной войны и
Чернобыля. Замечательно, что
люди хотят жить вместе. Вопрос
в другом: как это сделать? После
того как варварски разрушили
Союз в 1991 году, нужно
действовать очень аккуратно и
продуманно. Три лишних поцелуя
Лукашенко с Ельциным или
быстрое создание какого-то
наднационального органа не
решат серьезных проблем. Вот
когда у Бориса Николаевича
была предвыборная кампания, он
на стадионе танцевал и с
Беларусью сближался. Но
танцы-то кончились, а Лукашенко
взял за руку и не отпускает:
"Обещал — женись". И Ельцин
теперь крутится: и жениться,
видать, не хочет, и деваться
некуда.

Фракция
"Яблоко" подготовила
проект договора об
экономическом союзе России и
Беларуси, альтернативный
правительственной идее. Мы
предлагаем заключить 24
соглашения: по денежной и
банковской системе, финансам и
налогам, созданию рабочих мест,
защите пенсионеров, о рынке
капитала и ценных бумаг, в
сфере науки, образования и
другие. Реализация этого
договора потребовала бы
длительной, кропотливой
работы. Если будем идти
последовательно, шаг за шагом,
то за пять-семь лет получим
действительно работоспособный
союз с Беларусью, который можно
развивать и по другим
направлениям. Мы считаем, что
политическое объединение с
Беларусью противоречит
российской Конституции, не
хотим, чтобы Лукашенко
участвовал в российской
политике — здесь и без него
проблем хватает. Кроме того,
нельзя даже косвенно поощрять
его действия в Беларуси.

Страна
стран

Сегодня
национально-территориальное
устройство России трогать
вообще нельзя, но перспективы
заключаются в следующем. Если
мы хотим жить дружно, то люди
всех национальностей должны
иметь право в любом месте, где
их живет много, пользоваться
плодами собственной культуры:
изучать в школе родной язык,
выпускать свои газеты, теле- и
радиопрограммы. Тогда
снимается проблема
национализма. Во-вторых,
национально-культурная
автономия естественным путем
приведет к появлению
российских земель. Не может
быть аж 89 субъектов Федерации.
И что это за субъекты такие —
Липецкая, Тверская или Томская
область? Настоящие субъекты
Федерации — это Дальний Восток,
Восточная Сибирь, Западная
Сибирь (может быть, вся Сибирь),
Урал, Поволжье, Центральная
Россия, Северо-Западная Россия,
Южная Россия. Вот экономически
и политически самостоятельные
части Российской Федерации.
Именно они составляют нашу
страну. Эти земли будут
определять, каково устройство
России, что за правительство
сидит в столице. Повторяю:
земли договариваются насчет
Москвы, а не Москва командует
землями.

Вот дальняя
перспектива. Когда о ней
рассказываешь губернаторам,
они сильно обижаются: сейчас их
89, а останется десяток. Поэтому
говорят: "Это не завтра, это
потом". Но будущее, убежден,
будет таким. А уже внутри
земель будут жить разные
народы. Ведь мы совсем не
Америка, куда весь мир приехал,
как в гостиницу, мы тысячу лет
живем на земле своих предков. И
поэтому Россия — это страна
стран.

"Такая
практика развалит Россию"

Необходимо
существенно перераспределить
полномочия Центра в пользу
регионов. И в то же время
прекратить практику
двухсторонних договоров с
каждым из субъектов Федерации.
Такая практика развалит
Россию. Плохо, что до сих пор ни
один губернатор не сказал
президенту: "Я придумал, как
правильно распределить
обязанности и ответственность
между нами, но давайте сделаем
это для всех". Нет, каждая
область подписывает с Ельциным
соглашения о каких-то особых
правах только для себя. Много
разговоров о любви к стране, о
ее целостности, зато на деле
иное: "Вот подпишем договор
со мной, а остальное не имеет
значения". А ведь
губернаторы могли бы собраться
и вместе решить, как должна
выглядеть Федерация. Куда там!
Кировская область не хочет
делиться с Вологодской, та с
Рязанской — вот вам и вся
политика. И только когда речь
идет о чем-то грандиозном
(например, присоединении
Беларуси), местные
руководители "вдруг"
расширяют кругозор и
произносят пламенные речи. А
действовать снизу, из регионов
тем важнее, что я не верю в
способность нынешнего
правительства разумно
разобраться с этими вещами.

Президент

Глава
государства имеет по
Конституции совершенно
безумные полномочия. Безумные
— в смысле широчайшие и
безумные — в смысле
неприемлемые. Например,
возможность подписывать
секретные указы.
Представляете, какой произвол?
На любой вопрос он может
сказать: "У меня указ" —
"Какой указ? " —
"Секретный". Вот так, на
фоне бесправной Думы и
правительства, началась война
в Чечне.

К следующим
президентским выборам нужно
изменить ситуацию. А вдруг у
любого, кто будет избран, через
полгода, год, когда он поймет
свои возможности, что-то
случится с головой? Однажды я
сказал Ельцину: "Вы
представляете, что президентом
становится … ну, например,
Жириновский? И что мы будем
иметь с вашей Конституцией?"
Он отвечает вопросом на вопрос:
"Вы хотите сказать, что у
меня много власти?" Я говорю:
"Страшно много". — "Да? —
пожимает плечами, — это
интересная мысль". На том
разговор и закончился.

Ельцин
состоит как бы из двух людей. Он
очень силен в защите
собственной власти. Ельцин —
человек с талантами
византийского типа. Он знает,
кого куда расставить, кого куда
не поставить, какие сдержки
установить, какие противовесы,
кого с кем столкнуть. Но когда
приходит пора отвечать, как в
стране поправить то или иное,
Борис Николаевич беспомощен. Я
хорошо отношусь к Ельцину как
человеку, но в политическом
смысле являюсь его оппонентом.
Считаю, что прошлым летом
Россия выбрала президента,
историческое время которого
ушло. Годы, которые он проведет
у власти, будут потеряны для
страны.

Власть
корыстных

За спиной у
президента стоят кланы,
выражающие интересы
монополистических секторов
экономики, —
топливно-энергетического,
банковского, оборонного. Что
касается банков, то это и не
банки вовсе, а финансовые
компании, получившие доступ к
бюджету
("уполномоченные").

Сегодня в
России особый тип
правительства. Эти люди не
коммунисты, не демократы, не
либералы, не консерваторы, не
красные, не белые. Они
корыстные. Нынешнее
правительство действует в
интересах узких групп, а не
всего общества.

Люди в
правительстве любят называть
себя камикадзе. Появился целый
отряд таких, знаете, упитанных
камикадзе. В отличие от
настоящих, которые брали
горючее только в одну сторону,
эти не только запаслись в оба
конца, но и везде понастроили
аэродромов. Из правительства
они уходят хорошо
обеспеченными — кто со своим
институтом, кто с банком. Но
хоть один из них отчитался? Ну,
например, что сделали в
правительстве первые
вице-премьеры Илюшин и
Большаков? Нет, для себя, для
семьи — это, конечно. А для
страны?

Совсем
небогатые люди, мои товарищи по
фракции "Яблоко" недавно
отказались войти в
правительство. Мы сказали, что
готовы там работать, но при
одном условии: подписывается
антикризисное соглашение. В
нем конкретные пункты о том,
что делать правительству,
конкретные сроки и конкретная
мера ответственности: если к
такому-то сроку не выполним, то
все уходим в отставку. Ельцин,
Черномырдин и Чубайс
отказались подписывать, а мы не
хотим, словно такси, везти их до
следующего поворота. Мы готовы
работать в правительстве, но не
готовы украшать его своим
присутствием, шунтировать и
продлевать жизнь, ничего не
меняя по существу.

"Компартия
утратила право"

Мое отношение
к коммунистической партии и ее
вождям крайне негативное.
Считаю, что компартия утратила
право на власть в России, ибо
несет ответственность за
случившееся с нашей страной
между 1917 и 1991 годами. Кстати, и
за Беловежскую Пущу депутаты
Верховного Совета РСФСР от
компартии проголосовали. Ни
одного квалифицированного
соображения о том, что нужно
делать в экономике, у
сегодняшних коммунистов нет.
Есть только общая риторика,
общие разговоры. Кроме того, у
них большинство в Думе, и
поэтому многие решения — это их
решения. Кто принял совершенно
невозможный бюджет на 1997 год?
Партия коммунистов вместе с
Жириновским и "Нашим
домом". Так что же
получается? Коммунисты
принимают такой бюджет, при
котором людям не платят
зарплату и пенсии, люди
недовольны и… опять выбирают
коммунистов. Те опять приходят
в Думу, опять голосуют за такую
политику, а потом организуют
митинги протеста. В этом смысле
союз Черномырдина с
коммунистами и Жириновским —
вещь опасная. Они друг друга
дополняют, разыгрывают такую
игру, и мы все время крутимся,
как белка в колесе.

Бюджет в
первом квартале выполнен
наполовину. Для издания
половинного формата нужен
новый текст, а не половина
старого. Секвестр по Чубайсу —
это все равно что разрезать
книгу пополам и пытаться ее
прочесть. А тут еще Селезнев
заявляет: "Мы бюджет
похоронить не дадим!" Я сразу
представил мавзолей, на
котором две надписи —
"Ленин" и "Бюджет".

Я не имею в
виду избирателей, голосующих
за компартию. Я говорю о
коммунистической
аристократии,
коммунистической идеологии. Те
миллионы людей, которые
поддерживают компартию на
выборах, не согласны с такими
реформами и голосуют за то,
чтобы им, как и прежде,
выплатили зарплату. Это
иллюзия, социализм исчерпал
себя. Тем, кто не согласен,
советую съездить в Северную
Корею. Другое дело, Россия
может стать криминальным
олигархическим государством,
где 5 процентов жителей
исключительно богаты, а 95
чрезвычайно бедны. Бедность —
вот с чем надо бороться прежде
всего. Но выход, конечно, не в
социализме.

Экономика:
один рецепт из тысячи

Сейчас много
разговоров о том, как развалить
одну монополию или расчленить
другую. Это пустые разговоры.
Задача сегодня состоит из двух
конкретных шагов. Шаг первый:
тарифы на свою продукцию
должны устанавливать не только
сами монополисты, но и основные
потребители. Шаг второй:
глубочайшая бухгалтерская
проверка или, как говорят
экономисты, настоящий аудит
деятельности монополий. Они
закрыты от общества, хотя
живут, естественно, за счет
него. Никто ведь не знает,
какова там структура
собственности, кто принимает
решения, сколько эта монополия
зарабатывает, сколько
инвестирует, какие там средние
доходы, какую собственность
имеют управляющие. Иначе
говоря, огромное количество
вопросов, которые можно свести
к двум: где деньги и что у вас
там происходит? Я за то, чтобы
управляющие много
зарабатывали, была частная
собственность и конкуренция,
но против бесконтрольности
монополий.


все-таки я верю"

Вопрос реформ
— это вопрос власти. Какой
будет власть — зависит от всех
нас. А поправить дело можно. Мы
с вами выиграем, только это не
сразу делается. Через 10-12 лет
станет полегче, а через 20 можно
будет приехать за границу и с
гордостью сказать: "Вы
думали, что Россия не выберется
из ямы. Вы ошиблись".

Записал
Юрий ПРОНИН.

 
Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector