издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Стихи фронтовиков

Эверт
КОРСАКОВ

По профессии
театральный режиссер, но часто
писал инсценировки и стихи.
Возможно, именно поэтому некоторые
его постановки поэтичны и
эмоциональны. Однако печатался
крайне редко, считая свою
литературную работу делом для себя
второстепенным. Сегодня мы
знакомим читателей со
стихотворением, выдержавшим
испытание временем.

* * *

Когда-то шел здесь
смертный бой,

Металл разил и
жег…

Теперь же слышен
под горой

Заливчатый рожок:

Поет рожок у
пастуха

То грустное до
слез,

То озорнее петуха

Он будит сонный
плес…

Иду вдоль плеса на
бугор,

И, чувства не тая,

Хочу я видеть
школьный двор,

Где был когда-то
я…

Здесь в сорок
первом воевал

Мой самый первый
взвод,

Крушил нас
огневой здесь вал,

И длился день, как
год.

Был опален огнем
тот дом,

Где школьник
изучал

За годом год, за
томом том

Начала все начал!

Мы залегли пред
ним в цепи,

Экзамен наш держа.

И зубы накрепко
сцепив,

Дрались мы, не
дрожа —

Строчил диктовку
пулемет

И не жалел он сил,

А орудийный наш
расчет

Прилежно
"точки" бил.

Ходили в
контратаку мы,

Ходили много раз,

Не замечали мы
зимы,

Она дралась за
нас…

И вот стою я вновь
пред ним:

Как изменился дом,

Как будто не был
он палим

Здесь вражеским
огнем!

Иду поближе я к
нему

И вижу: за окном

Сидит учитель, а
ему

Сдает экзамен Он!

Он — наш преемник,
потому

Я шлю ему привет.

Он наш!
Свидетельство тому

Пятерки за ответ…

Я горд безмерно за
него,

Дрались мы здесь
не зря —

Я узнаю в себе его,

А в нем узнал себя.

г.Юхнов,
Калужская обл.

Июнь 1954 г.

 

Валерий
АЛЕКСЕЕВ

ОДНОКЛАССНИКИ

Выпускного
вечера не было.

В небесах
бронзовела луна,

и казалось
нелепой небылью

подступившая
к сердцу война.

Было
грустно, тревожно и боязно,

но, боязнь
друг от друга тая,

мы стояли у
длинного поезда:

Верка,
Зойка, Алешка и я.

Враз война
нам всю жизнь исковеркала,

падал с
тополя пух, словно снег…

Я прощался
с заплаканной Веркою

и не знал,
что прощаюсь навек.

Жизнь на
фронте сложилась по-разному:

я со
взводом измученных баб

щели рыл и
траншеи под Вязьмою,

Лешка
писарем втиснулся в штаб.

Верка-Верочка
стала связисткою

и погибла в
блокаду зимой…

Зойка
стать собиралась артисткою,

а была всю
войну медсестрой.

Лешка стал
бородатым профессором,

Зойка в
Пензе, в театре поет…

Снятся ей
ненавистные "мессеры"

и Днепра
окровавленный лед.

Нет покоя
ни в будни, ни в праздники,

ночью
лунной к окошку прильну

и увижу:
идут одноклассники

на
Отечественную войну.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector