издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трудное "сидение" под Старой Руссой

Трудное
"сидение" под Старой Руссой

С.П. САЛЕХ,
участник Великой Отечественной

Открываем
сегодня такую рубрику на нашей
странице. Ведь как сказал
Константин Симонов, солдаты — самые
главные люди войны.

Весной сорок
третьего года нашу 10-ю гвардейскую
воздушно-десантную дивизию
направили в район Старой Руссы, на
строительство обороны.

Местность была
болотистой, практически не
позволявшая зарыться в землю.
Поэтому строительство
оборонительных линий вели из
лесоматериала. Получался как бы
двойной забор в рост человека,
промежутки которого забивали
камнями. Это и называлость
траншеей.

Соорудив таким
образом две линии обороны, дивизия
заняла первую траншею. Наш 24
гвардейский полк, где я служил
автоматчиком, расположился в
районе реки Ловать, недалеко от
фанерного завода, который не
работал.

По данным
разведки, немцы находились в
наиболее выгодном положении: их
территория была менее заболочена,
тылы бесперебойно обеспечивали
продуктами питания и боеприпасами.
У нас же дело обстояло гораздо хуже:
не было дороги, чтобы завозить
боеприпасы и продовольствие.
Изредка "кукурузник" под
шквальным огнем немцев сбрасывал
нам лишь только сухари, так что
приходилось довольствоваться
одним сухарем на четверых. Не
брезговали и прошлогодней кониной,
которую научились готовить так, что
она казалась деликатесом.
Изобретательность наших солдат
была безгранична. Когда немцы
отступили, нам достались гурты
картошки. Правда, после взрывов,
пожарищ они оголились, и оставшийся
картофель оказался замороженным, к
тому же разбросанным по полю. Но мы
тщательно выискивали оставшиеся
клубни, хорошо их промывали,
складывали в котелок, варили и
толкли. Получалось что-то вроде
теста, из которого мы пекли лепешки.
Жарили их, сунув саперную лопату в
костер, предварительно смазав ее
солидолом или оружейным маслом.

Немцы, конечно,
знали о нашем бедственном
положении с продовольствием. И
дразнили нас, показывая поддетую на
штык банку консервов или булку
хлеба, а то и бутылку шнапса. В ответ
мы тоже показывали им банку от
консервов или бутылку из-под водки,
разница была лишь в том, что у нас
они были пустыми. Заканчивалось это
представление тем, что мы открывали
огонь по немецким траншеям.

Между тем, с пищей
становилось все трудней. Голод
напоминал нам о себе каждый час. В
один из таких дней над нашими
оборонительными линиями появился
знаменитый У-2 или иначе —
"кукурузник". Он начал
сбрасывать мешки с
продовольствием, в которых
оказались сухари и копченая
колбаса. Один из последних мешков
угодил на нейтральную полосу.
Поначалу мы не обращали внимания на
тот мешок. Но шли дни, продукты
таяли, и теперь солдаты все чаще
поглядывали на мешок, столь
заманчиво расположившийся на
"нейтралке". Соблазн был велик.
И нашлось двое смельчаков, которые
по-пластунски поползли к заветной
цели. Поход оказался плачевным —
оба остались лежать на снегу,
сраженные фашистскими
автоматчиками. Нашлись новые
смельчаки, но шквальным огнем
противник заставил их повернуть
назад. Тогда мы решили перехитрить
немцев.

От нашего
переднего края до этого мешка было
метров 100-120. Находился он наверху
лощины, которая не простреливалась.
По ней мы и добрались до того места,
откуда до мешка оставалось уже
около 10-15 метров. Эти последние
метры ползли под снежным настом
вслепую.

Немцы молчат,
значит не видят, как мы, обливаясь
потом, разгребаем лежа снежную гору
под настом. Наконец, мы у цели.
Осторожно привязываем к мешку
веревку, разворачиваемся и, не
трогая пока мешка, по вырытому под
снежным настом коридору начинаем
обратный путь.

Когда мы доползли
до безопасной зоны, можно было
тянуть веревку с мешком. Немцы
сначала ничего не могли понять, а
когда разобрались, что тут
началось!.. Но поздно, посылка с неба
досталась тем, кому и
предназначалась.

Вскоре, по решению
командования началось
строительство дороги для
скорейшего обеспечения частей
боеприпасами и продовольствием.
Весна брала свое, река Ловать
собиралась сбросить с себя ледяной
панцирь. Немцы порой кричали в нашу
сторону: "Рус, готовь мыло и
полотенце, скоро будешь купаться в
Ловати!".

К маю
строительство дороги было
закончено, и начался форсированный
завоз боеприпасов, продуктов
питания, военной техники.
Помаленьку стали забываться
лепешки из мерзлой картошки, гнилая
конина. В один из первых июньских
дней последовала трехчасовая
артподготовка, после которой
первая линия обороны немцев была
взята без потерь. Но со второй и
третьей пришлось повозиться,
прежде чем немцы побежали…

Публикацию
подготовил Л. ГУДАН.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector