издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Возвращение к свету

Возвращение к
свету

Элла
КЛИМОВА, "Восточно-Сибирская
правда"

Давняя,
соединяющая сегодняшний день со
вчерашним традиция: отмечать
"дни". "Дни", как мы
привыкли, бывают разные — шахтера и
металлурга, медика и учителя,
танкиста и коммунальника. И ничего
в этой привычке зазорного нет:
человеку, каким бы ремеслом он ни
занимался, если предан он своему
делу, всегда небезразлично, помнит
ли, ценит ли его профессию общество.
Но вот об одном из таких "дней"
я по сей поры не знала ничего.
Оказывается, не только и даже не
столько в России, но и во всем мире
отмечается День анестезиолога.
Нынче выпадает он на 19 октября, но с
одним из ведущих
анестезиологов-реаниматологов
Иркутска, заведующим отделением
реанимации факультетских клиник
Иркутского государственного
медицинского университета
Анатолием Курьяновым я беседую
немного раньше. Пусть кому-то
причина покажется не столь и
значительной: ну, подумаешь, еще
один "день". Но для людей,
буквально вытягивающих себе
подобных с того света, облегчающих
боль, возвращающих тысячи больных в
нашу реальную обыденность, он
означает многое. И главное: роль
анестезиологии-реаниматологии в
современной медицине давно уже не
второстепенна.

— Раньше ведь
как бывало, — говорю я своему
собеседнику, — в операционной
всегда на первом плане хирург,
главная деталь — его рука с
занесенным над телом скальпелем. И
в этом страшном, но ежечасно
разыгрываемом спектакле других
"солистов" как бы и нет вовсе.

Анатолий
КУРЬЯНОВ:
Нет, все давно уже не
так. Сегодня хирург, подходя к
операционному столу, прежде всего
смотрит, кто рядом с ним из
анестезиологов. И если
удовлетворен, спокойно, ну пусть
внешне спокойно, потому что в
операционной равнодушным
оставаться невозможно — нервы
всегда на пределе, подходит к
больному. Впрочем, тут правильнее
было бы сказать: успех, надежду на
победу обеспечивают не только
хирург и
анестезиолог-реаниматолог. Сам
больной должен верить нам, и если
есть такой контакт, такая
невысказанная, но реальная,
ощутимая связь, смерть даже при
очень сложном оперативном
вмешательстве отступает.

"ВСП":
Как-то привычнее нам думать:
анестезиолог "просто" спасает
пациента от болевого шока…

Анатолий
КУРЬЯНОВ:
Ну, на заре хирургии
вообще обходились без нас; операции
шли под местным обезболиванием, а
порою и вообще без обезболивания.
Но сегодня техника оперативных
вмешательств настолько
усложнилась, хирург проникает в
такую глубь человеческого
организма, что защита от болевого
стресса требует тоже очень
сложного, не всякой руке
подвластного оборудования. Ни одну
операцию на грудной клетке, на
брюшной полости невозможно
проводить без искусственной
вентиляции легких, без подключения
таких аппаратов, которые берут на
себя на время операции функции
жизненно важных органов. Над этой
аппаратурой властвуем мы,
анестезиологи-реаниматологии. Я не
случайно называю два последних
слова рядом: в современной
медицинской практике анестезиолог
и реаниматолог часто выступают в
одном лице, потому что возвращаем к
свету, к жизни сложных больных
именно мы; мы начинаем
"солировать" в палатах
интенсивной терапии. Ведь больной
на операцию, как правило, идет с
изначально неблагоприятным
"фоном", со множеством
сопутствующих хворей, которые тоже
нужно укрощать, возвращая человека
к жизни.

"ВСП": Но ведь
случаются трагические
обстоятельства, когда пациента
невозможно вывести из наркоза. Или
в наше время это уже исключено?

Анатолий
КУРЬЯНОВ:
Любой, даже самый
опытный врач не застрахован от
поражений. Но потеря больного, о
которой говорите вы сейчас, почти
невозможна. Согласно мировой
общепризнанной статистике, так
называемая анестезиологическая
смерть приходится одна на десять
тысяч обезболиваемых пациентов.
Как предвидеть все случайности:
надежность сердца того, кто ложится
на операционный стол, надежность
наркозно-дыхательного аппарата…

Подготовка наших
кадров сегодня очень серьезна.
Анестезиологов-реаниматологов
готовят и в институте
усовершенствования врачей, и по
вузовской программе медицинского
университета; многое дает
клиническая ординатура по нашей
медицинской профессии. Так что в
операционную неумеха сегодня зайти
не может. Повторюсь: для хирурга
очень важно, кто рядом с ним, кто
готов "подхватить отлетающую
душу" оперируемого и не дать ей
покинуть наш бренный мир.

Нынче на базе
факультета повышения квалификации
врачей при медицинском
университете началось чтение
лекций по актуальным вопросам
интенсивной терапии и
реаниматологии для врачей всех
категорий и с различным стажем
работы. Используется практический
опыт ведущих лечебных учреждений
Иркутска. Это и первая городская
клиническая больница, это и наши
факультетские клиники. Широкий
комплекс хирургических и
терапевтических заболеваний
рассматривается с позиций
анестезиологии и реаниматологии.

"ВСП":
Известно, что в Иркутске есть
ассоциация
анестезиологов-реаниматологов…

Анатолий
КУРЬЯНОВ:
Да, в нее еще входят
врачи, специальность которых —
интенсивная терапия, то есть
медики, которые не проводят
обезболивания, но которые должны
владеть знаниями о многих
патологических состояниях и знать,
как действовать в критические
мгновения. Так что они наши
ближайшие коллеги. Сегодня в
ассоциации более двухсот
пятидесяти медиков, почти половина
всех
анестезиологов-реаниматологов,
работающих в Приангарье. Мы,
несмотря на огромные расстояния,
разделяющие наши сибирские города
с их больницами, чувствуем себя
благодаря ассоциации ближе друг к
другу, имеем возможность учиться у
наших старейших врачей, которые
много лет тому назад стояли у
истоков сибирской
анестезиологии-реаниматологии. Я
сейчас назову несколько имен наших
старейшин, тех, кому сотни
пациентов обязаны своим
существованием на земле. Это
заслуженный врач России Георгий
Петрович Спасов; это детский
анестезиолог Любовь Сергеевна
Литвяк; это Эмилия Александровна
Зорина; это Григорий Михайлович
Абрамович; это Мелетина
Григорьевна Белик и Валерия
Семеновна Попова. Объем газетного
интервью не позволяет мне назвать
имена всех. Но мы решили так:
накануне всемирного Дня
анестезиолога пригласим всех наших
учителей, вручим им памятные
медали, почетные сертификаты нашей
ассоциации.

"ВСП": Вы
все так рассказываете, будто нет у
анестезиологов-реаниматологов
никаких проблем.

Анатолий
КУРЬЯНОВ:
Разве сейчас в
России у медиков что-то может
обходиться без трудностей? Они
такие же, как у всех российских
врачей самых различных профилей. Не
хватает финансов, трудности с
лекарствами. Но в последнем случае
мы, кажется, нашли выход. У нас ведь
медикаменты специфические, не у
всякой аптеки есть разрешение на их
продажу. Так вот, мы заключили
договор с одной из иркутских аптек,
которая будет снабжать нас нашими
специфическими препаратами, —
своего рода фармацевтический
центр, работающий только на
анестезиологов. Что касается
аппаратуры, то, к примеру, в
факультетских клиниках
медицинского университета
реанимационная аппаратура самая
современная. Хочется добиться того,
чтобы была такая же во всех
больницах областного центра, в
крупных межрайонных лечебных
учреждениях. Нелегко дается все
это, но ведь не сидеть же сложа руки
и ждать, пока все придет как бы само
собою.

"ВСП": У
газеты есть информация о том, что
анестезиологи пытаются выпускать
свой профессиональный журнал.

Анатолий
КУРЬЯНОВ:
Почему вы говорите
"пытаемся"? Через несколько
дней выйдет его первый номер — это
будет наш теоретический журнал по
самым злободневным проблемам
анестезиологии и реаниматологии.
Его редактор — председатель нашей
ассоциации, главный детский
анестезиолог области Геннадий
Владимирович Гвак. Мы выпускаем и в
дальнейшем будем выпускать этот
журнал совместно с японскими
анестезиологами. Но привлекать к
сотрудничеству начнем своих коллег
в России, а не только в Приангарье.
Уже есть контакты с
анестезиологами-реаниматологами
Екатеринбурга, Казани, Пензы.
Научная мысль
высокопрофессиональных медиков —
это ли не богатство, которому цены
нет? Ну а День анестезиолога пусть и
будет нашим днем. Я считаю, что
врачи анестезиологи-реаниматологи,
спасающие столько жизней,
заслужили свой профессиональный
праздник.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector