издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Для этих дел нет срока давности

Для этих дел нет
срока давности

Сергей
БЕРГ, "Восточно-Сибирская
правда"

Отдел по борьбе с
преступлениями против личности
управления уголовного розыска, как
и любая из структур УВД области
переживает трудные времена. Что
касается статистики, то за 10
месяцев этого года в области
совершено 669 убийств — на 18 больше,
чем в прошлом. Раскрыто
преступлений больше тоже чем в
прошлом году, но не скажешь, что
намного… Вообще, когда речь идет о
тяжких преступлениях, трудно
приводить цифры, вычитать и
складывать… Может, я не прав, но
сравнение таких "годовых"
показателей похоже на статистику
войн. Если во время одной войны
убито на двадцать тысяч солдат
меньше, чем во время другой, то,
выходит, она лучше?

Когда я
познакомился с обстоятельствами
некоторых дел, то понял, на мой
взгляд, главное: сыщики — народ
терпеливый и въедливый.
Нагруженные под завязку
постановлениями, протоколами,
показаниями, казалось бы,
погребенные под валом мрачных
преступлений, они упорно
продвигаются к цели. И добиваются
своего.

Проверка
временем — прием
"злопамятного" сыщика

Здесь, пожалуй,
будет уместно привести один
показатель: 47 убийств из ранее
совершенных было раскрыто в этом
году. Например, убийство в 1981 году в
Жигалово 16(!) лет числилось в
"глухарях". Тогда, 18 апреля, в
дежурную часть Жигаловского РОВД
поступило сообщение о пожаре в
жилом доме. В основательно
выгоревшей комнате был обнаружен
труп 62-летнего гражданина Е. с
признаками насильственной смерти.
В число подозреваемых сразу
"включили" жену убитого. Но она
держалась на допросах уверенно, и
выстроила алиби, которое вроде бы
подтвердилось. Пришлось ее
оставить в покое. Начальник отдела
угрозыска УВД области Владимир
Новгородцев так и не признался, что
заставило сыщиков по прошествии
трех с лишним пятилеток вновь
взяться за уже "заслуженную"
подозреваемую, но месяц назад она
призналась в совершении убийства…
Именно жена несколько раз ударила
супруга топором и потом подожгла
дом, чтобы уничтожить улики.

Это, кстати, один
из приемов следственных органов.
Часто оперативники на все сто
уверены, что человек виновен, но
понимают, что доказательств
недостаточно. Иногда
подозреваемый, зная, что терять ему
нечего, выкручивается как может,
держится агрессивно и уверенно и в
конце концов ускользает от
ответственности. Увы, будни
угрозыска совсем не соответствуют
лихим сюжетным поворотам
детективных или шпионских романов
— суду нужны, как говорится,
однозначные доказательства,
которые не всегда можно
добыть.(Особенно если преступник
постарался по части сокрытия улик).
Но если сотруднику угрозыска
свойственно "хорошее"
злопамятство, он не оставит своего
"клиента". Пройдет время — не
всегда, конечно, шестнадцать лет,
это рекордный случай — и убийца,
уйдя от наказания, успокоится,
расслабится, потеряет
бдительность. И будет сильно
удивлен, что "органы" его не
забыли. Мало того, добыли новые
доказательства, пошли свидетелей.
Остается сыграть на особенностях
человеческой природы. Нет, пожалуй,
более действенного способа вывести
индивидуума из состояния
эмоционального равновесия, чем
дать ему понять, что он потерпел
окончательное фиаско именно тогда,
когда более всего был уверен в
собственной победе…

Меня этот факт
радует. Я, если честно, думал, что
максимум через год-два пожелтевшие
папки с нераскрытым делом
засовывают в самый дальний угол
спецархива, где они постепенно
превращаются в труху…

24 октября 1995 года
в квартире дома по улице Терешковой
областного центра были обнаружены
трупы 36-летнего Г. и его
шестилетнего сына. На теле ребенка,
как и его отца, было множество
ножевых ран. Самое ужасное, что
ладони мальчика были изрезаны — он
защищался, пытался удержать нож
руками. Эту "подробность"
оперативники запомнили на всю
жизнь. Через два года по подозрению
в совершении серии квартирных краж
была задержана преступная группа —
трое парней и женщина. Они
"работали" в том самом районе,
где произошло двойное убийство.
Конечно, не только этот факт
заставил следователей подозревать
их в причастности к жестокому
убийству. Были другие наработки. И
группу "раскололи". Самый
старший из преступников — тогда
21-летний — часто принимал вместе с
будущей жертвой наркотики. Г. был
должен ему некоторую сумму денег и
все не хотел возвращать. Четверка
(помимо главаря в нее входили тогда
27-летняя особа, 20- и 18-летний парни),
вломившись в квартиру, принялась
"трясти" Г. Завязалась драка,
во время которой визитеры
расправились со своей первой
жертвой. После чего поняли, что
шестилетний сын уже не подававшего
признаков жизни должника видел все.
Свидетеля добили вчетвером —
каждый должен был ударить ножом…

В августе этого
года подонки были наконец-то
приперты к стене…

Самые
"глухие" убийства — заказные

В некоторых
штатах Америки существует в рамках
закона процедура
"раскручивания" наемных убийц.
Когда задержанному киллеру
доказывают, что он виновен, ему
предлагают выдать всю цепочку —
заказчика, организатора,
посредника, поставщика оружия. Если
обвиняемый соглашается и дает
сведения, помогающие выйти на
заказчиков, то его статус меняется
— он становится свидетелем. Киллер
должен выступить на суде со стороны
обвинения. По окончании процесса
наемник попадает в поле действия
института защиты свидетелей.
Получив документы на новое имя и
сменив место жительства, бывший
преступник получает свободу и
гарантии личной безопасности.
Говорят, конечно, о том, что он как
непосредственный исполнитель тоже
должен нести ответственность, но
правоохранительные органы считают,
что мелкую сошку можно отпустить,
взяв с его помощью "главных
действующих лиц".

Если бы
российские законы позволяли нашим
следователям работать так же…

Киллеров
задерживают и у нас. В прошлом году
наемник застрелил заместителя
генерального директора
Усть-Илимского ЛПК. Через две
недели его арестовали. Нашли и
орудие убийства — автомат
Калашникова. Несмотря на то, что
расследует дело областная
прокуратура, до сих пор, кроме
исполнителя никто не задержан.
Наемник никого не выдает — ему нет
смысла так рисковать. Несомненно,
он будет наказан, но на
криминальную структуру, что, скорее
всего, стоит за его спиной, выйти
невозможно. Выходит, нужно ждать
новых "сюрпризов"…

25 октября в
Братске были убиты из автоматов
двое: криминальный авторитет из
Тулуна и сопровождавший его то ли
телохранитель, то ли оруженосец.
Сомнений нет — это заказное
убийство. Наемники (как минимум
двое), отъехав от места
преступления, бросили свою
легковушку, автоматы и скрылись.

1 ноября в
Иркутске около ночного бара
"Пятый угол" произошла
кровавая разборка. Если версия о
заказном убийстве подтвердится, то
сыщикам, видимо, придется
констатацией факта и завершить
дело. Потому как предполагаемый
наемник был убит на месте. После
того, как расправился с двумя
жертвами…

Угрозыск
экспериментирует

В апреле этого
года в Иркутске (столица Приангарья
намного "опережает" область по
количеству тяжких преступлений)
был создан межрайонный отдел по
раскрытию убийств,
укомплектованный сотрудниками
городских угрозыска и прокуратуры.
Это экспериментальная структура,
Иркутск пока единственный город в
России, где работает такой отдел.
Его следственно-оперативные группы
помогают в расследовании убийств, а
особо сложными, запутанными делами
занимаются сами — от начала до
конца. В межрайонном отделе
работают опытные оперативники и
следователи. Число сотрудников в
органах города, что немаловажно,
осталось прежним…

По словам
начальника отдела управления
уголовного розыска УВД области
Владимира Новгородцева,
оперативники, несмотря на
"суровость" будней, не ушли в
депрессию и оценивают свое будущее
с оптимистических позиций.
Зарплату вроде платят регулярно,
оргтехника и транспорт не первой
свежести, конечно, но имеются,
опытные сотрудники (особенно в
областном управлении) работают и
уходить не собираются… Так что
посмотрим, чья возьмет!

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector