издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А с повинных головушек и волоска не слетело

А с повинных
головушек и волоска не слетело

Людмила
БЕГАГОИНА

Полтора
года назад в "Восточно-Сибирской
правде" была опубликована статья
"Дыра в бюджете. А что за ней?"
Она написана по материалам
проверки использования бюджетных
средств в г. Саянске, куда бывший
полномочный представитель
президента РФ Игорь Широбоков
направлял специальную комиссию:
учителя и врачи жаловались, что им
девять месяцев задерживают
зарплату.

Это было
вовсе не удивительно, если
вспомнить, что "накопали"
ревизоры: деньги оседали в карманах
коммерсантов, выдавались в виде
ссуд "бедным" начальникам, на
них обучались в университетах дети
руководителей и т.д. и т.п.

После
выступления газеты
правоохранительными органами по
материалам проверки было
возбуждено пять уголовных дел.
Начальник УВД области М. Никифоров
обещал газете и жителям Саянска
взять их расследование под личный
контроль что, впрочем, не помешало
дело заволокитить. Такова
предыстория моей командировки…

Город был
взбудоражен. Медсестра и врач из
отдела переливания крови Саянской
больницы объявили голодовку: с июля
прошлого года у одной из женщин
задолженность по зарплате
составила пять миллионов рублей, у
другой — девять. На восьмой день
акции протеста после звонка
прокурору города И. Мельникову с
угрозой перерезать себе вены, если
требования не будут выполнены,
голодающие получили свои кровно
заработанные.

Прокурор пожимал
плечами: мол, что делать? Его, как я
поняла, очень беспокоило, что
результат голодовки может
вдохновить на подобный шаг других
работников больницы. Бюджет такого
просто не выдержит. Ежемесячные
поступления в него не всегда
достигают миллиарда. Задолженность
же по зарплате только в системе
здравоохранения составляет 4,8
миллиарда рублей.

Ничего не скажешь,
беспокойство прокурора имело под
собой почву. Удивило меня другое:
главный в городе страж законности
хорошо владел познаниями о
положении в области
финансирования, но о нарушениях
законодательства в распределении
бюджетных средств не ведал. И
проблема возвращения денег,
позаимствованных из кармана тех же
медиков почти два года назад, его
почему-то не беспокоила. Он сказал,
что подобных фактов просто не
помнит, статью в "Восточке" не
читал, а с результатами работы
комиссии представительства
президента РФ его почему-то забыли
ознакомить. Сам же он
интересоваться ими не стал, потому
как обиделся.

Речь же идет, в
первую очередь, о 290 миллионах
рублей, которые были перечислены
еще 30 января 1995 года саянским
филиалом территориального фонда
обязательного медицинского
страхования иркутскому
товариществу "Пенсионеры" за
медицинское оборудование.
Бронхоскопы и кардиографы в
больницу не поступили по сей день,
удалось "выбить" из должников
сахаром, подсолнечным маслом и
другими продуктами всего миллионов
60. А остальные 230 или около того
коммерсантам, похоже… простили.
Если даже не брать в расчет
инфляцию, эти 230 пропавших
миллионов на фоне голодовки
медсестры, которая из-за пяти
миллионов невыплаченной зарплаты
грозилась покончить жизнь
самоубийством, на мой взгляд, не
могли оставить равнодушными
стражей закона. Но старший
следователь Саянского отделения
РУОП В. Карандашов уголовное дело в
отношении участников неудачной
сделки прекратил. Он пояснил, что
бывшему директору местного филиала
фонда обязательного медицинского
страхования Окуню не было смысла
вменять в вину халатность, потому
что эта статья предусматривает
наказание всего до двух лет лишения
свободы, а срок давности уже вышел.
Не было судебной перспективы, по
мнению следователя, у этого дела, и
в отношении бывшего заместителя
начальника управления
здравоохранения Тена, по чьей
"наводке" и совершилась
роковая сделка. Что же касается
руководителя ТОО "Пенсионеры"
некоей Сухаревой, то и ей за
присвоение денег без цели хищения
"светило" лишь до двух лет
лишения свободы — и опять же срок
давности по этой статье
благополучно истек.

Волокита
(Карандашов не первый следователь
по этому делу) помогла избежать
наказания людям, ответственным за
пропажу пары сотен миллионов. Из
разряда уголовных деяний
следователь перевел этот факт в
разряд гражданско-правовых
отношений. Что ж, в конце концов это
и не главное — усадить чиновников и
коммерсантов за решетку. Куда
важнее вернуть деньги медикам.
Пусть не с помощью народного суда,
так с помощью арбитражного. Но,
после того как уголовное дело было
"спихнуто" в архив, все
участники этой истории постарались
о ней забыть.

Юрий Тен работает
теперь заместителем главного врача
Саянской больницы. Он переживает за
медиков, которые, вместо того чтобы
лечить, занимаются голодовками. Но
выбиванием старых долгов, которые
возникли с его же легкой руки,
должен, так он считает, заниматься
руководитель фонда. А тот, как
человек новый, не хочет,
естественно, брать на себя хлопоты,
связанные с грехами прежних
начальников.

Одним словом,
концов в этой полууголовной
истории не найдешь. И денег, похоже,
тоже.

Подобная участь
постигла и другие уголовные дела,
возбужденные по фактам
использования бюджетных средств не
по назначению. Кстати, действуют в
этих "детективах" одни и те же
герои: руководитель Саянского
филиала фонда обязательного
страхования Окунь, начальник ПМК
Зверев, заместитель начальника
управления здравоохранения Тен.
Все бывшие.

А счастливой
развязкой детективных историй ее
действующие лица обязаны одному и
тому же следователю. Отвечая на мои
вопросы, Карандашов очень
нервничал. Просил почему-то не
называть в статье его фамилию и
заявил даже, что откажется от
многого из того, что мне говорит,
если я опубликую это в газете.
Офицер милиции, старший
следователь по особо важным делам,
как мне показалось, желал избежать
ответственности за принятые
решения вместо того, чтобы
отстаивать их.

Среди
прекращенных им уголовных дел одно
было связано с гаражом, который
руководитель фонда обязательного
медицинского страхования Окунь
купил у начальника ПМК Зверева,
перечислив тому на личный счет 15
млн. казенных денег. Покупатель
почему-то нотариально не
удостоверил эту сделку и на баланс
фонда поставил только через
полгода. К тому времени концы этой
истории вылезли наружу из-за
развода Зверева с женой, которая
затеяла раздел имущества.

"Ущерба нет, —
сказал мне следователь. — Гараж
ведь сейчас стоит на балансе
фонда".

Не нашел он
состава преступления и в другом
уголовном деле, в материалах
которого мелькают "знакомые все
лица". На этот раз Окунь и Зверев
заключили сделку о поставке для
больницы оборудования на 156 млн.
рублей. При этом Зверев действовал
через фирму Агроснабторг,
поскольку в ПМК счет был закрыт.
Оборудование пришло, и оказалось,
что затраты на него завышены на 52
млн. рублей. Как пояснил Карандашов,
дело он прекратил потому, что ПМК
успела реорганизоваться, документы
— то ли сгореть, то ли потеряться, а
начальник — уволиться. К тому же ПМК
якобы вернула недостающие миллионы
продуктами, которые, по словам
следователя, "неизвестно куда
девались".

Казенные деньги
вернулись в бюджет в единственном
случае. Это были 25 млн. рублей,
ушедшие на оплату обучения в
медицинском университете сына
Тена. Уголовное дело, которое было
уже в суде, оказалось сначала на
доследовании, а затем — в архиве:
Юрий Тен возвратил личный долг в
бюджет.

Возможно,
читателю скучны сюжеты всех этих
загубленных в волоките уголовных
историй. Они и правда банальны.
Передал,скажем "Химпром",
задолжавший муниципальному РСМУ-8
полтора миллиарда, дом в погашение
этой суммы. а начальник РСМУ
Асирьянц сбыл тот дом своему
приятелю Азизяну, возглавлявшему
фирму "Маяк". Продал в полтора
раза дешевле — своему ведь
человеку.

Прокуратура,
промурыжив, прекратила дело.
"Почему"? — спросила я И.
Мельникова. И не нашла логики в
ответе прокурора. Сначала он
заявил, что в действиях Асирьянца
усматривается лишь хозяйственный
риск. Рабочие не получали зарплату,
вот руководитель и решил хоть по
дешевке продать муниципальную
собственность. Никакого состава
преступления здесь нет. Сделав
такое заявление, прокурор вдруг
начал жаловаться на УВД области,
которое "не помогает в
расследовании". "Вместо
опытного ревизора, — рассказывал И.
Мельников, — прислали из Иркутска
древнюю старушку, которая
разбиралась только в породах
древесины. Вот если бы УВД дало нам
вовремя толкового ревизора, у этого
уголовного дела была бы судебная
перспектива". То есть
обвинительный приговор, надо
понимать. Но что же тогда
отсутствовало: состав преступления
или профессионализм у ведущих
расследование?

Саянск — городок
небольшой. Жители его знают все
друг о друге. Кто, например, дачу
купил у подследственного и какую
услугу за это оказал. Таких сплетен
наслышалась я за несколько дней
командировки немало. Собеседники
мои были убеждены, что именно так,
по-житейски просто и объясняются
"прихлопнутые" уголовные дела.

Справедливости
ради надо сказать, что
использование поступающих в бюджет
средств проверяется теперь в
Саянске ежемесячно. Кроме того,
проводятся комплексные ревизии
хозяйственно-финансовой
деятельности инспекторами КРУ.
Нынче результаты двух таких
ревизий (из четырех, проведенных в
учреждениях, финансируемых из
местного бюджета) переданы в
следственные органы для решения
вопроса о возбуждении уголовных
дел: попали "на заметку"
комитет по физкультуре и спорту и
центр здоровья. Но, как сказала
начальник финансового управления
г. Саянска Анна Петухова,
"уголовные дела то ли не стали
возбуждать, то ли уже закрыли". И
добавила: "Как всегда".

Прокурор Саянска
Игорь Мельников вспомнил лишь одно
свежее, как он сказал, нарушение
законодательства об использовании
бюджетных средств: милицией в
августе возбуждено уголовное дело
в отношении начальника городского
управления народного образования
В. Калашникова. Но В. Калашников,
судя по акту ревизии, злоупотребляя
служебным положением, допустил
растрату денежных средств ГУНО в
размере 45 млн. рублей еще в 1994—1995
годах. Когда учителя не получали
зарплату, он незаконно выплачивал
премии и надбавки чиновникам
аппарата управления.

Опять дела давно
минувших дней… Немудрено
догадаться, чем завершится
расследование этих "преданий
старины глубокой". Все это в
Саянске "уже проходили".

Нетрудно
предвидеть и реакцию на такой исход
дела учителей, не доверяющих своему
руководителю. Я читала их письмо в
милицию с просьбой (цитирую):
"разрубить этот воровской
клубок.

Кстати, если
медики не получают зарплату с
августа прошлого года, то учителя —
с июня. И задолженность им вдвое
выше — 9,9 млрд. рублей.

Свою прошлогоднюю
статью о финансовых нарушениях в
бюджетной сфере Саянска я,
помнится, закончила словами:
"Теперь полетят невинные головы.
Но где контролирующие и
надзирающие органы были раньше?"
Зато сейчас могу констатировать: не
только все головы на месте, но с них
даже волоса не слетело.
"Контролирующие и
надзирающие" тоже на месте, в
своих служебных креслах. А хотелось
бы, чтобы у этой статьи был еще
более счастливый конец: к
оставшимся на плечах головам
добавить бы уверенность, что в
казенную мошну вернутся все-таки
сотни миллионов
"испарившихся" денег.

г. Саянск.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector