издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Его "Верность" -- с нами

Его
"Верность" — с нами

Какая все-таки
короткая у нас память! Миновало 8
ноября, и никто не вспомнил, что в
этот день исполнилось бы 80 лет
замечательному иркутскому
писателю Владимиру Николаевичу
Козловскому. А ведь когда-то многие
зачитывались его книгами, особенно
романом "Верность", который
впервые увидел свет в 1957 году,
переиздавался потом несколько раз.

"Верность" —
в определенной мере произведение
автобиографическое. В главном
герое Викторе Соколе, бывшем
агрономе, попавшем в летную школу, а
затем ставшие членом экипажа,
снабжающего партизан Белоруссии,
Украины и Крыма боеприпасами,
продуктами и медикаментами, легко
угадывается судьба самого автора, в
прошлом военного летчика,
награжденного за боевые заслуги
орденом Красной Звезды, медалями.

Родился будущий
прозаик на юге Тамбовской области.
В девятнадцатилетнем возрасте,
закончив Мичуринский
сельскохозяйственный техникум, он
уезжает работать агрономом в
Карелию, а затем в Воронежскую
область. В 1940 году его призывают в
армию, определяют в летную школу. А
вскоре начинается война, и молодой
летчик попадает в бомбардировочную
авиацию, потом, поправившись после
тяжелого ранения, — в авиадивизию,
обслуживающую партизанские
соединения.

Отшумели бои, и
Владимир Козловский совершает
"посадку" в Иркутске, на родине
жены, с которой познакомился на
фронте. Я не случайно сказал
"посадку", потому что здесь, в
Сибири, он навсегда расстается с
небом — ходит по земле, берет в руки
перо, становится литсотрудником
сельхозотдела
"Восточно-Сибирской правды".
Очерки его публикуются не только на
страницах газеты, часть их издается
отдельной книгой — "В
приангарской степи". Авиация,
события военной поры, однако, не
дают покоя бывшему военному
летчику и постепенно выливаются в
художественную прозу, в роман
"Верность".

Название как
нельзя лучше выражает содержание
романа. В нем действительно идет
речь о верности — о верности друг к
другу Виктора Сокола и его боевой
подруги Айны; верности героев книги
боевому долгу, верности родине. Я
думаю, сейчас, когда патриотизм
вольно или невольно выбивается из
сознания людей, не мешало бы заново
перечитать роман писателя-земляка.

А каким Владимир
Козловский был в жизни, пусть
расскажут его коллеги по перу и сын
писателя Сергей.

Геннадий
Машкин, прозаик:

— Недавно я
подготовил к печати книгу мемуаров
"Стенкой и в одиночку",
посвященную событиям литературной
жизни в Иркутске начиная с
шестидесятых годов. И в ней есть
страницы о писателях старшего
поколения, многих из которых, увы,
нет с нами, в том числе о В.Н.
Козловском.

Для нас, молодых
авторов, Владимир Николаевич был
старшим товарищем, опекуном.
Наверное, не состоялась бы
знаменитая иркутская "Стенка",
которую составили Александр
Вампилов, Валентин Распутин,
Евгений Суворов, Станислав
Китайский и другие, если бы она не
опиралась на идущее впереди нас
поколение. Вдохновлял не столько
его литературный, сколько
фронтовой, боевой опыт.

Виктор
Соколов, прозаик:

— Мне
посчастливилось долгое время
работать вместе с В.Н. Козловским в
редакции "Восточно-Сибирской
правды". Он был первым из
журналистов газеты, ставших на
писательскую стезю. Вячеслав
Шугаев, Юрий Полухин, ныне, к
сожалению, уже покойные, а также
Леонид Кокоулин, Юрий Скоп пошли
вслед на ним.

Я могу смело
назвать его своим литературным
наставником. Роман "Верность"
Владимир Николаевич подарил мне с
такой надписью: "Виктору
Соколову, молодому растущему
журналисту, будущему писателю,
прообразу героя этой книги".
Почему "прообразу"? Потому,
видимо, что я тоже летал, был
наводчиком огневых установок на
ТУ-4 — "летающих крепостях",
правда, уже после войны.

Л.В. Иоффе,
редактор Восточно-Сибирского
книжного издательства:

— Он был
романтиком по натуре, и эта
романтика пронизывает его книги,
прежде всего роман "Верность".

Роман этот в
рукописи вызвал немало возражений
из-за стилистических погрешностей.
Автору да и нам, редакторам,
пришлось много с ним повозиться. Но
зато книга выделялась чистотой,
искренностью, оптимизмом и сразу
вызвала самые благожелательные
отклики.

Помню книжную
ярмарку с участием писателей
Геннадия Машкина, Евгения Суворова,
Станислава Китайского и других. Так
вот, роман "Верность" у
Владимира Николаевича расхватали
буквально за считанные минуты, и он
остался с пустыми руками, сожалея,
что весь запас быстро истаял.

Сергей
Козловский, сын писателя:

— Мне как-то
неудобно говорить о своем отце.
Скажу лишь, что летчиком (а
проработал я в авиации больше
пятнадцати лет), я стал не без его
влияния.

Сам он не летал, но
работали в Восточно-Сибирском
управлении гражданской авиации его
фронтовые друзья, — коренной
иркутянин Иван Иванович Анисимов и
Геннадий Петрович Маневич,
которого отец переманил после
войны в Иркутск. Их общий пример,
видимо, меня и заразил.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер