издательская группа
Восточно-Сибирская правда

... Нам Шлойдо строить и жить помогает!

… Нам Шлойдо
строить и жить помогает!

Александр
АНТОНЕНКО, "Восточно-Сибирская
правда"

Заслуженному
строителю Российской Федерации,
кавалеру ордена Почета,
генеральному директору ЗАО
"Иркутскпромстрой" Антону
Иосифовичу Шлойдо исполняется 60
лет.

У него крупное
запоминающееся лицо. Черты суровые,
взгляд открытый, твердый. Голос
негромкий, четкий.

— Шлойдо — откуда
фамилия?.. — как-то поинтересовался
на презентации молодой журналист.

— Редкая, не
правда ли? — улыбнулся Антон
Иосифович. — Встретить ее можно
лишь в двух селах Западной
Белоруссии. Я как-то попросил
одного из членов немецкой
делегации перевести значение этого
слова, и вот что услышал: "Шлойден
— кидать, бросать".

Фамилию человек
не выбирает, она передается ему
отцом, дедом, прадедом, той
родословной, которую в мужицких
семьях, в отличие от дворянских,
никто никогда не вел. Предки Антона
Иосифовича пахали и сеяли,
поднимали колхоз в Белоруссии и
большую химию в Усолье-Сибирском.
Словом, кидала и бросала их судьба,
будто испытывая фамильную
прочность. (К слову, отца звали
Осипом Андреевичем, это уже в
России его "перекрестили" в
Иосифа).

Всю жизнь Антон
Иосифович строил. С 14 лет трудился
вместе с отцом в одном СМУ в
Усолье-Сибирском. А потом был
Иркутский политехнический. Тогда
здесь еще не было строительного
факультета и его определили… в
горняки.

— С твоим
здоровьем только клады искать, —
вынесли свой вердикт члены
приемной комиссии.

Словом, закончил
он горный факультет, а работать
продолжил строителем на ГОКе
"Мамслюда", куда приехал по
распределению с молодой женой. Дали
ему под начало несколько десятков
сезонников, которых надо было и
накормить, и одеть, и организовать
на выполнение плана.

Контакт удалось
установить во многом благодаря
бригадиру Скорнякову. Он же
преподал ему и азы "науки
управления". Заявился чуть ли не
в день их приезда. Стащил с головы
шапку-ушанку и объявил без
предисловий:

— Об одном прошу:
не закрывайтесь на ключ. Здесь друг
у друга не берут, а если и возьмут —
вернут.

И сам Антон
Иосифович, и его жена Элеонора
Евгеньевна до сих пор с юмором
вспоминают этот "коммунизм
нараспашку", когда деньги, ценные
вещи хранили… под подушкой и в
шкафу.

Схема
"северной" жизни в принципе
была проста: работай и живи по
справедливости. Особых надежд при
этом на молодого специалиста не
возлагали. Добросовестный,
старательный, не сбежал в первый
месяц, как большинство сокурсников,
такие всегда нужны. Но не больше.
Как-то само собой, однако,
получилось, что все чаще люди стали
обращаться к нему не только с чисто
деловыми вопросами, но и просто за
советом. Если ему говорили:
"Можно к вам обратиться? ", он
всегда отвечал: "Нужно. Садись,
рассказывай". С тех пор у него
выработался свой принцип общения с
людьми: если они не улыбаются, он
обязательно спросит: "Что
случилось?" Внимательно
выслушает, что-то присоветует, в
чем-то поддержит. И "северный
кадр" обычно платил тем же.

Шлойдо относится
к людям, привыкшим рассчитывать
только на собственные силы. Он
никогда не просит помощи со
стороны, зато умеет точно оценить
ситуацию и возможности. Именно в
"Мамслюде" он приобрел эти
качества вместе с первыми навыками
работы с людьми. К разного рода
трениям, скандалам и разногласиям
относится рассудительно. Но отнюдь
не безразлично. Передавать
содержание конфликтов отказался.
Заверил только:

— Крепко
сшибались, но от работы никто не
отлынивал.

Он никогда не
ставил себя выше других, доказывал
правоту не криком, а деловитостью,
убежденностью, личным примером.
Таким и остался. Люди удивляются
его умению ухватить суть и, поверив
в правильность замысла,
максимально поддержать инициатора.

Рассказывали, как
он с главным инженером СМУ-1
"Востоктяжстроя" Г. Сильновым
(к тому времени семья перебралась к
родителям в Усолье-Сибирское)
внедряли так называемую
силикатизацию грунтов под
фундаменты "плывущих" зданий.
Геннадий Петрович (Шлойдо называет
его своим наставником)
разрабатывал теорию, а Антон
Иосифович воплощал ее практически.
Суть разработки в том, что через
перфорированные трубы под
фундамент закачивалось жидкое
стекло, затем через него
пропускался электроток, в
результате жидкая масса
затвердевала и стабилизировала
фундамент здания.

— Разумное,
своевременное решение, — так
оценили тогда разработку молодых
инженеров в тресте, главке,
министерстве.

По служебной
лестнице Шлойдо поднимался, не
миновав ни одной ступеньки: мастер,
руководитель участка, механик,
начальник СМУ, директор завода ЖБИ,
главный инженер, наконец,
управляющий трестом. С каждой
ступенькой проблем,
ответственности становилось все
больше, времени же на их реализацию
все меньше. Да и объекты пошли на
редкость непростые. Чего стоит, к
примеру, один только Иркутский
пивобезалкогольный комбинат. При
окончании строительства
руководители треста дневали и
ночевали на стройплощадке. В 12 ночи
планерка, в два — обход, в пять утра
уже следующая планерка. Жена одного
из замов Шлойдо как-то разыскала
его среди ночи и спрашивает: "У
вас действительно такой режим?"
"Да, такой", — ответил Антон
Иосифович. Через два дня боевой зам
ушел из треста, но, говорят, до сих
пор жалеет.

В вопросах
строительства со Шлойдо мало кто
может поспорить на равных. Огромный
опыт, многократно проверенный в
различного рода экспериментах,
признан всеми. Но сейчас, все
переосмысливая заново, он снова
учится. Любая серьезная
перестройка, считает Антон
Иосифович, так или иначе задевает
интересы многих людей. Груз
привычек, традиций тянет
действовать по старинке. Мелочи,
частности вдруг вылезают на первый
план, так называемые привходящие
обстоятельства обретают зачастую
решающее значение.

— Cамое сложное
сегодня — воспитать нового
человека, — не устает повторять
Антон Иосифович. — Не развращенного
выводиловкой, не перекуривающего
целыми днями в надежде на средний
заработок, а болеющего за дело, за
марку и честь фирмы.

Сам он, его
заместители шли в бригады, на
участки и буквально вколачивали
прописную рыночную истину: когда
дела идут неважно — улучшай
качество продукции. За ним —
культура, интеллект, наконец,
потребительский спрос. Словом,
целый набор достоинств, которые
выведут фирму в лидеры.

— Первый раз за 15
лет руководства трестом я говорил
людям: если у кого имеется место
получше — пожалуйста, уходите,
рекомендацию гарантирую самую
лучшую. Но если нет — работайте до
потери пульса, другого пути сейчас
просто нет.

— И что, уходили?

— Было, правда,
через неделю-другую возвращались,
но назад берем уже не всех.

Преданность,
профессионализм, умение
ориентироваться на конкурента и
компании мирового класса и стали
теми параметрами и критериями,
которые помогают промстроевцам
выживать в рыночных условиях. И
которые особой гранью высветились
при возведении школы N^ 63 в
предместье Глазково, жилого
комплекса по ул. Бограда (дом с
куполами), офиса
"Байкалвесткома"… Одно лишь
здание по ул. Фурье (дом купца
Котельникова) чего стоит! Кстати, за
его реставрацию Министерство
культуры РФ выдало промстроевцам
(единственной за Уралом фирме)
лицензию на реставрацию памятников
истории и культуры.

За последние
два-три года коллектив так сумел
перестроиться, что сегодня сам
ведет изыскания, разрабатывает
проекты и сметы и строит "под
ключ". При этом никакими заказами
не брезгует: реконструировать
больницу — пожалуйста, построить
школу — нет вопросов, дешевое жилье
для переселенцев — а почему нет?
Словом, производство организовано
исходя из запросов строительного
рынка, потребителей, города.

Сегодня возникла
проблема в реконструкции
панельного жилья 40-летней
застройки. И вот уже специалисты АО
"Иркутскпромстрой" взялись за
первую пятиэтажку по ул.
Дзержинского.

— Нынче управимся
с монтажными работами, а на
следующий год выполним отделку и
покажем всему городу, как надо
реконструировать "хрущевки", —
говорит генеральный. — Сделаем так,
что дом еще сто лет стоять будет.

И сделает, будьте
уверены! Как и выигранный по
тендеру заказ на реконструкцию
здания драмтеатра, онкологического
центра, гостиницы авиазавода,
комплекса института
железнодорожного транспорта.
Последний, по словам Антона
Иосифовича, станет "самым
красивым в областном центре, лучше,
чем бизнес-центр в Солнечном!"
Расположен комплекс в районе рощи
Звездочка и предстанет перед
глазами иркутян и гостей города
летом будущего года, к 100-летию ВСЖД.

Невольно
задумаешься. Ведь в каждом городе
или поселке есть такая школа или
детский садик, в который вложил
создавший их человек не только свое
умение, но и душу. И получился он не
просто точно исполненным по
проекту, а наделенным фантазией,
тщательно и любовно оформленным.
Просто человек, трудившийся над
ним, знал, что строит "свой"
дом, "свою" школу, "свой"
садик. Таким и мечтает видеть
Шлойдо своих строителей,
воспитывает в них высокий
профессионализм и настоящий
патриотизм. Это ли не ростки новой
психологии, нового мышления,
которые бережно лелеет генеральный
директор "Иркутскпромстроя"?
Настанет время, когда они дадут
хорошие всходы. Антон Иосифович
уверен, что дождется этого. Ведь ему
только 60.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector