издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"В темном, темном лесу..."

"В темном,
темном лесу…"

Александр
МИХАЙЛОВ, генерал госбезопасности

20-го
декабря исполняется 80 лет со дня
рождения органов государственной
безопасности России — ВЧК — КГБ —
ФСБ.

Редакция
"Восточно-Сибирской правды"
поздравляет с профессиональным
праздником всех сотрудников
Регионального управления ФСБ РФ по
Иркутской области.

Огромный
диапазон и разноплановость задач,
решаемых ФСБ в условиях сложной
политической, социальной и
экономической обстановки в стране,
убедительно свидетельствуют о том,
насколько велика роль спецслужбы
для обеспечения безопасности
России.

Сегодня мы
предлагаем вниманию читателей
"ВСП" материал генерала ФСБ
Александра МИХАЙЛОВА, начальника
аналитического управления ФСБ РФ
известного любителям острого жанра
своей документальной повестью
"Кевларовые парни", которая
год назад появилась на книжных
прилавках.

Этот очерк
Александр Георгиевич подготовил
специально для нашей газеты.

Как видит
читатель, материал идет под
рубрикой "Точка зрения". Мы
думаем понятно, почему.

Злые языки
утверждают, что история
человечества — это по большому
счету не только история войн
заговоров и предательств, но и
история преступлений. Яд и кинжал,
острый клинок и меткая пуля,
толченный алмаз в вине и
радиоуправляемая мина. Время
оттачивало мастерство убийц, время
диктовало средства его
осуществления. Неизменным
оставалось одно — предмет, ради
которого свершаются кровавые
злодеяния, — деньги и власть.

Сегодня на
просторах России развязана
необъявленная война и за то, и за
другое. Нет смысла анализировать
бытовые преступления даже с
тяжкими и особо тяжкими
последствиями. Они были всегда,
наверное, навсегда и останутся. Но
есть преступность, по
характеристикам которой можно
судить о состоянии общества в
конкретный исторический период.
Его правой защищенности —
комплексе социально-политических,
экономических и юридических
инструментов, призванном защитить
рядового гражданина. Как бы ни
хотелось нам самих себя убедить,
что такие инструменты есть, нам это
ныне вряд ли удастся. И даже
несмотря на стремление больших
начальников нам доказать, что
"процесс пошел", что уже
появился свет в конце тоннеля, для
большинства совершенно ясно, что
процесс идет давно и отнюдь не в
нужную сторону. Что свет есть, но,
увы, не впереди, а сзади. Несмотря на
демонстрируемый оптимизм
сотрудников МВД, прокуратуры и ФСБ.

Нет смысла
вступать в полемику с
руководителями этих ведомств: они
по-своему правы. Но кто может
сегодня с уверенностью сказать,
сколько реально совершено
преступлений в России? Не только
тех, которые официально
зарегистрированы, процент
раскрытия которых составляет
основу подобного рода официальной
статистики. А тех, при которых
пострадавший не рискует обращаться
в органы правопорядка, боясь за
последствия или полагая, что они
ему все равно не помогут.

Сколько совершено
латентных преступлений?

Сколько ходит на
свободе реальных взяточников,
коррупционеров, шпионов, извините
за выражение? Каждый год ФСБ
разоблачает их около 30. А сколько на
самом деле? Если судить по
состоянию оперативной обстановки,
их на два порядка должно быть
больше. И все ли они досягаемы для
спецслужбы в силу занимаемого ими
положения? На это вряд ли кто
ответит.

Увы, сложившаяся
на этом участке ситуация
заставляется задуматься о
состоянии собственно общества, его
способности противостоять
экспансии преступности. В конце
концов не только юридическая база и
материальное оснащение являются
залогом успешной борьбы с этим
злом,но и то, что так и хочется
написать с большой буквы — Воля.

Террористы в
Испании убили студента. Миллионы
людей вышли на улицу.В толпе не было
равнодушных, каждый был готов
вступить в схватку с убийцами.

В Бостоне убили
полицейского. Случайно. И не только
преступники попрятались по домам,
но и рядовые граждане предпочитали
без нужды не появляться на улицах:
действия полиции были не
предсказуемы. Но никто не возразил
против этого. Нет сладких лекарств,
которые лечат тяжелую болезнь.

Правоохранительные
органы брошены в моральном плане на
произвол судьбы. Многие их победы
относят к разряду случайностей,
если о них предпочтут вспомнить
вслух. Только в пяти случаях из ста
мы узнаем об успешной операции,
проведенной по обезвреживанию
преступников, о суде над ними.
Десятки тысяч преступников
получили свои сроки. Но о судах
вспоминают только тогда, когда в
них случится что-то
экстраординарное. Преступник,
например, убежит…

В большинстве
случаев героем публикаций является
анонимный убийца, разбойник и
бандит. Кто знает в лицо наших
знаменитых сыщиков? Но Басаева и
Радуева, Япончика и Салоника знают
все. Они герои публикаций,
телерепортажей. И дело здесь не в
специфике профессии прокурора,
милиционера или чекиста. Дело в
другом: рухнула логичная в прошлом
шкала ценностей, согласно которой
честь и слава людям, которые
борются со злом.

Но вернемся к
воле. Речь идет не только о желании
политиков решать задачу.

Речь идет о воле
каждого человека, в каждом
конкретном случае, противостоять
насилию, в какой бы форме оно не
производилось.

Здесь прямо
отметим — радостного мало. И вполне
объяснимо. С утра до вечера тема
преступности занимает наше
внимание. Неоправданно много, вне
всяких пропорций на нас обрушивают
поток жестокостей.

Утренние газеты
лучше кофе бодрят нервную систему:
страшилки "МК", набранные
жирным шрифтом, трупы на развороте
газеты "Сегодня". Дневные
криминальные репортажи по
телевидению. Кровь в рубрике
"Криминал" НТВ. И наконец,
ночной "Дорожный патруль".

На перекрестках
нас встречают юные, чаще
несовершеннолетние книгоноши,
предлагающие "Бандитскую
Москву", "Бандитский
Петербург", "Проституток
Москвы", "Кулинарную книгу
анархиста".

Нет-нет да в
черно-белой маске предстанет перед
телеэкраном преступник,
извращенец, киллер, который не
только не боится последствий (закон
о СМИ гарантирует ему
безопасность), но он еще и
использует общественную трибуну
для пропаганды своих взглядов,
саморекламы. Зритель же записывает
в подкорку только одно: "Ты
бессилен перед преступником, тебя
никто не защитит." Все, что
творится с сознанием рядового
обывателя, можно себе представить.

Психологический
террор, которому подвергаются
граждане, не менее опасен, чем
террор физический. Результатом его
является неспособность
конкретного лица постоять за себя.
Вспомните кадры из буденновской
больницы: десятки здоровенных
мужчин безропотно, с опустошенными
взглядами сидят в окружении
боевиков и нет в них ни желания, ни
стремления защитить себя, защитить
женщин и детей. Что это — паралич
воли или что-то более серьезное,
связанное с деградацией нации?

Для того чтобы
уничтожить нацию надо решить две
задачи: лишить ее истории и
парализовать волю к сопротивлению
невзгодам.

Почти за чертой
абсурда описание пыток,
опубликованное в АиФ (как вы
понимаете, это не
специализированное, "Для
служебного пользования", пособие
инквизитора). Судите сами.

"Слоник":
надевается противогаз, но доступ
воздуха перекрывается. Мучить
человека можно часами. Но если в
трубку засыпают специальный
порошок ("мышьяк"), после
первого вдоха узник подписывает
все, что от него требуют…

"Конверт":
ноги жертвы заворачивают пятками к
затылку, связывают с вывернутыми
руками и в этом положении бьют.

Изнасилование
обычно применяется к мужчинам. Силу
насилия фотографируют, а
фотографии обещают показать другим
заключенным. Тогда арестант может
попасть в касту опущенных, то есть
отверженных всеми, кого бесконечно
мучают, насилуют и бьют.

"Распятием
Христа" называют пытку, при
которой человека сначала
привязывают к койке. Широко
расставленные руки и ноги
закрепляют наручниками к
металлическим прутьям. Затем через
проволоку пропускают ток.

Ну чем не пособие
для начинающего садиста. Увы, такие
пособия появляются на страницах
газет и экранах почти ежедневно.

Примечательно,
что автор этой инструкции маньякам
ссылается на то, что, согласно
письмам читателей, такие пытки
применяются сотрудниками милиции в
изоляторах. Если такие письма есть,
а автор стремится достичь благой
цели — наказать зло, то логичнее
было бы отправить подобные
свидетельства в прокуратуру для
проверки, а не становиться на путь
пропаганды "передового опыта".
Соблазнившись "жареной" темой,
автор намекает: "Не обращайтесь в
милицию, если не хотите стать
"Слоником".

Таким образом
решается задача "от
обратного". Не мобилизация
общества на борьбу с преступностью,
а мобилизация преступности на
борьбу с обществом. Особенно
печально то, что в такой атмосфере
подрастает новое поколение,
наиболее восприимчивое к столь
экзотической жизни. И вполне
объяснимо, что среди молодых
преступников появились такие,
которых даже закоренелые
рецидивисты называют
"отморозками"

Не хотелось бы
кивать "на ту сторону", но
пример, как надо сплачивать
общество на борьбу с преступностью
нам подают именно оттуда. По всем
нашим программам демонстрируются
зарубежные детективы,
воспитательная роль которых для
иностранного зрителя очевидна. В
девяноста из ста американских
фильмах американский полицейский —
лучший полицейский в мире,
американское общество способно
бороться с любыми видами
преступности. И хотя реальная
картина из жизни несколько
отличается от телевизионных
версий, тем не менее обыватель
реально верит, что его полиция его
защитит. Каким бы коварным и
безжалостным не был гангстер, он
будет наказан справедливым
рейнджером.

Нам же остается
только единственное — по вечерам
слушать одну и ту же сказку: "В
темном, темном лесу…"

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector