издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Оборотень

Оборотень

Карьера
майора милиции Стаховцева не
задалась. И тогда он стал главарем
банды

Историю
становления ВС РУОП было бы логично
начать с нашумевшего в конце 80-х
годов дела банды Стаховцева. Тогда
еще даже не сформированный 6 отдел
УВД Иркутской области, да и весь
уголовный розыск прошли очень
серьезную школу, столкнувшись с
одной из самых законспирированных
банд в РСФСР.

В те дни
иркутскую милицию буквально
лихорадило от дерзких ночных
налетов. Сначала похищение
автомобилей из треста
"Связьстрой", затем нападение
на здание Иркутского областного
телерадиокомитета, после которого
были обнаружены убитый стрелок
ВОХР, вскрытый сейф и пропажа двух
пистолетов ТТ. Через месяц
вооруженные грабители в масках,
связав сторожа центрального
аптечного склада, похитили
наркотики на сумму около миллиона
рублей, а склад подожгли. Спустя еще
20 дней — новый налет: распотрошив
сейф отдела охраны Куйбышевского
РОВД, преступники похитили
боеприпасы и 4 револьвера-нагана.
Уже тогда оперативников насторожил
профессионализм, с которым
действовали нападавшие: прекрасно
ориентировались в помещениях,
закрытых для постороннего глаза,
умело выводили из строя
сигнализацию, нигде не оставляли
отпечатков. Сама собой возникла
версия, что так уверенно могли
орудовать только "свои".

В одну из
операций по выявлению банды был
включен старший инспектор
управления охраны УВД Иркутского
облисполкома майор милиции П.Е.
Стаховцев, 1945 г. р., образование
высшее педагогическое, женат, член
КПСС, награжден четырьмя медалями,
в органах МВД с 1970 года. Лишь
немногие из тех, для кого была
устроена засада, знали его
понаслышке и то под псевдонимом
Иван Иванович. В лицо шефа знал
только один член банды — Андрей
Дядченко, инженер управления
охраны, друг и сослуживец
Стаховцева. Это была странная
дружба — разница в 18 лет всем
бросалась в глаза, но никто в УВД не
догадывался, что молодой Дядченко
был правой рукой и фактически
единственным связным главаря
преступной организации. Эта
конспирация обеспечивала
Стаховцеву почти стопроцентную
неуязвимость на случай провала.
Однако после засады на собственную
банду майор встревожился и перенес
часть похищенного оружия и
наркотиков в заранее оборудованный
лесной тайник.

К тому
времени уже все участники
преступной группы были "под
колпаком", и в течение 48 часов
Дядченко и его люди оказались в
камерах. Оперативная группа 6
отдела УВД успешно изымала
захваченные преступниками стволы,
наркотики и другие вещдоки. Бандиты
ждали помощи от своего шефа из УВД,
"человека с большими
звездами", но тщетно. В ходе
следствия выясняется, что еще один
член банды — наркоман Смолянский —
был казнен соучастниками.
Заподозрив его в предательстве,
дружки обманом заманили его за
город, где "судили" и
расстреляли. Всплывает и другое
убийство, где фигурирует какой-то
"Иван Иванович". Помощи от
"шефа" все нет и нет. Вскоре и
Дядченко убеждается в
предательстве своего наставника —
основной тайник, к которому он
привел оперативников, оказался
пуст. Сам же Стаховцев сорвался в
Москву, где в приемной КГБ СССР
накропал заявление о действующей в
Иркутске мафии, которая приставила
к нему соглядатаем Андрея Дядченко.
Легенда не помогла — беглый майор
был арестован.

Из
заключения
судебно-психологической
экспертизы: "Стаховцев был
убежден, что его служебному
продвижению сознательно
препятствуют люди, которым не
нравится его
"принципиальность",
"бескомпромиссность".
Стремление самоутвердиться делало
его очень зависимым, внутренне
несвободным. Не сумев реализовать
эту потребность в силу своих
негативных качеств, он сознательно
встал на путь преступной
деятельности, вовлек в эту
деятельность более молодого и
неопытного Дядченко. Дружба с
последним служила для Стаховцева
своего рода компенсацией его
неудовлетворенности в признании
коллегами, руководством. Завоевав
доверие Дядченко, став для него
"авторитетом" и лидером,
Стаховцев расчетливо использовал
его как исполнителя своих
преступных замыслов".

А замыслы
коварный майор вынашивал
грандиозные. Сюжет одного из них
поистине достоин голливудского
кинобоевика. Будучи допущенным к
проверке множества особо
охраняемых объектов на территории
Иркутской области, Стаховцев
вознамерился захватить сразу около
15 миллионов рублей, чтобы не
рисковать на мелких налетах. С этой
целью он предложил Дядченко
совершить ночное нападение на
отделение Госбанка в г. Слюдянке, а
затем в ту же ночь — нападение на
склад взрывчатых веществ
слюдянского рудоуправления. По
расчетам майора, ночной взрыв
склада должен был повлечь мощный
сдвиг геологических наслоений, и
тогда город с двадцатитысячным
населением скрылся бы в пучине
озера Байкал, похоронив и тайну
захваченных миллионов. Уверенность
главаря в осуществлении этого
плана была столь велика, что,
находясь на проверке указанных
объектов, он провел с Дядченко
детальный инструктаж на месте.
Тогда же соучастники вырыли
неподалеку в лесу вместительную
яму для складирования захваченных
миллионов. Реализацию этого
бесчеловечного замысла, который
просто не укладывается в голове,
своевременно пресекли аресты
бандитов.

19 апреля 1991
года в большом зале Иркутского
областного суда целый день
оглашался приговор шести членам
банды Стаховцева. Жестокий вердикт
— "Приговаривается к смертной
казни" — был провозглашен в
отношении Стаховцева и его
любимого ученика и связного
Дядченко. Остальные бандиты
получили от 7 до 15 лет строгого
режима. Только благодаря
помилованию Верховного Суда
Стаховцев и сейчас отбывает
пожизненное заключение.

Сегодня
ветераны ВС РУОП, а тогда
оперативники 6 отдела, вспоминают
банду Стаховцева как дела давно
минувших дней. Роман Биктимиров,
Михаил Гамзаев, Александр Давыдов,
составляющие тогда костяк нового
подразделения, еще несут службу.
Анатолий Попков — первый
руководитель 6 отдела УВД — на
заслуженном отдыхе. С образованием
РУОП многие опытные оперативники
уголовного розыска и ОБХСС нашли
достойное применение своим силам в
борьбе со все возрастающим валом
организованной преступности.
Буквально на первых этапах
становления ВС РУОП, начальником
которого был назначен Александр
Егоров, — сейчас уже генерал-майор,
а тогда самый молодой руководитель
в системе борьбы с
оргпреступностью — встретило
мощного противника в лице
бандформирования, пожалуй, до сих
пор не имеющего аналогов в
криминальной истории России. Вот
один из газетных заголовков того
времени: "И тогда Небудчиков
призвал к вооруженному восстанию.
История бывшего районного
прокурора, который стал
фашистом". Уже из этого заголовка
ясно, о чем пойдет речь.

Н.А.
Небудчиков, 1954 г.р., русский,
образование высшее юридическое,
женат. Работая в Иркутской
областной прокуратуре, Николай
Александрович участвовал в
раскрытии громкого дела местного
маньяка Кулика, которого окрестили
иркутским Чикатило. После чего
возглавлял районную прокуратуру и
был уволен по собственному желанию.
В начале 1992 года Небудчиков
зарегистрировал в Иркутске
юридическую компанию по содействию
представительству "Партнер
ЛТД". Впоследствии фирма
становится ширмой для
идейно-сплоченной и вооруженной до
зубов банды. Примечательно, что
люди, работавшие в коммерческом
отделе "партнера", даже не
догадывались о второй, теневой
стороне деятельности своей фирмы.
Силовые службы подчинялись только
генеральному директору, а он
требовал жесткой конспирации и
строгой субординации, для чего ввел
практику ежемесячных планов и
отчетов, штрафов и поощрений, почти
как на прежней прокурорской работе.
В отделы охраны, информации и
спецотдел, которые между собой
называли "бригадами",
Небудчиков самолично принимает
людей из бывших сотрудников
милиции, уволенных в запас
десантников и спортсменов. Старший
по возрасту и положению бывший
прокурор навязываем им свою
доктрину: ненависть к инородцам, в
частности выходцам с Кавказа.

Временем
создания банды следствие считает
июль 1993 года, когда Небудчиков
поставил задачу приобретать
различное оружие, боеприпасы,
взрывчатку. Для этого в Ижевск, Тулу
и Санкт-Петербург были направлены
гонцы. На тульском оружейном заводе
им удалось купить несколько
автоматов АКСУ, причем
работяги-оружейники второпях
продажи стволы, не прошедшие
полного цикла обработки (без
воронения). В Питере приобрели
пистолеты "комбат", в Москве —
бронежилеты и экипировку. Для
тренировки своих боевиков Николай
Александрович создает
тренировочную азу в Шаманском
лесничестве (Иркутский район). К
тому времени на счету банды было
уже не одно тяжкое преступление.

Первую
ниточку к разоблачению Небудчикова
дали, как ни странно, его
подчиненные — "самый ценный
работников фирмы по итогам 1992
года" Станислав Тигунцев и
завгар Сергей Михалев. По наводке
Иванникова, беглого убийцы и
насильника, которого шеф пригрел в
качестве консультанта по уголовным
вопросам, эти двое зарезали в лесу
некоего Тамасяна — якобы за
изнасилование девочки. Потом
выяснилось, что он не причем. Но
когда у преступников возникли
сомнения другого рода: добили
жертву? Решили вернуться и
удостовериться. На их беду здесь
проводились воинские учения, и
расторопных офицер, обнаружив еще
не остывший труп, выставил засаду,
куда и угодили первые члены банды
Небудчикова.

Рассказывает
оперуполномоченный ВС РУОП Виктор
Еневич: "При первой же встрече
меня поразила "заточенность"
Тигунцева и Михалева на кавказцах.
Они стали убеждать меня: "Да вы же
офицер, сибиряк! Кто же ними еще
будет бороться? Поверьте, пройдут
годы, и родины поставить нам
памятник!" Потом беседовал с
женами работников охраны фирмы
"Партнер ЛТД", и они говорили о
том же: "Только самые крутые меры
против кавказцев спасут Сибирь!".

Об идеологии
"Освободительного Движения",
которое зарождалось в недрах
"Партнера", лучше всего
говорит листовка, написанные
Небудчиковым осенью 1993 года.

"Как
профессионал, в свое время
вынужденный уйти их
облпрокуратуры, скажу прямо.
Навести порядок в части кавказской
преступности можно и сейчас в
кратчайшие сроки, при наличии
мозгов и профессиональной воли, а
главное — чести и совести…

Открыто
заявляю следующее:

1. Ни один
кавказский "вор в законе" — ни
И. Семуния (Махо), ни П. Гудушаури
(Пато) — не прожил бы здесь и недели
без содействия и прикрытия 6-го
отдела ГУВД (читай: его
руководителя)…

3. Если власть
не способна защитить честь и
достоинство своего народа, то
истинные его лидеры обязаны ценой
жизни и свободы это сделать, и мы
это сделаем.

Примкнувшие
к кавказцам местные преступники
равнозначны предателям.

Когда будут
исчезать некоторые руководители
правоохранительных органов,
носящие звезды на погонах, но не
являющиеся офицерами по существу,
не верьте, что это дело рук мафии, —
это война за свою землю, за будущее
нации, за честь и достоинство наших
женщин, детей и стариков".

Листовку
почти в полном объеме
продублировала одна из местных
газет. Но пока оставим доктрину.

В. Еневич:
"На тот момент, когда Тигунцев и
Михалев признались в убийстве
Томасяна, мы уже активно
разрабатывали другого сотрудника
фирмы "Партнер ЛТД" —
Вячеслава Торбеева, который
находился в розыске за неявку в суд
по делу о ношении холодного оружия
(одного из кинжалов, незаконно
изготовленных на авиазаводе,
которыми Небудчиков снабдил своих
приближенных). В беседе с
Тигунцевым я обнаружил, что отец
невесты Торбеева — мой школьный
товарищ. И он, и его дочь
догадывались, что фирма, где
трудится будущий зять, погрязла в
криминале. Работали быстро, и в тот
же день при обыске на квартире
Торбеева были изъяты обрез
двустволки, снайперская винтовка,
несколько гранат и четыре автомата
Калашникова. В квартире установили
засаду, и к вечеру пожаловали гости:
младший брат Торбеева Сергей,
неделю назад демобилизовавшийся из
подмосковного спецназа и призывник
Алексей Солодченко. Спортсмен
Солодченко страстно желал служить
в той же элитной части, и
Торбеев-младший привез ему
ходатайство для военкомата.

Позднее
выяснилось, что Сергей привез на
гражданку не только это письмо, но и
4 гранаты Ф-1, а ранее он же, находясь
дома в служебном отпуске, принимал
участие в нескольких акциях
Небудчикова, в том числе похищении
адвоката. Собственно с этого и
началась вся оперативная
работа".

Из
областного суда в РУОП позвонили с
претензией, что среди бела дня люди
в камуфляже, с портупеями и рациями,
представившись сотрудниками 6
отдела, пытались насильно увезти
судебного заседателя, попутав его с
известным в городе адвокатом.
Адвокат К. был известен тем, что
брался за защиту самых прожженных
"авторитетов", в частности
грузинских воров. Поэтому им и
заинтересовался Небудчиков. Люди
из его охраны второй раз не
ошиблись: лжеруоповцы вывезли
адвоката в лес, предварительно
завязав ему глаза, и держали там три
дня в будке "КАМАЗа" — пока не
соизволил приехать шеф. Верный
своему характеру пропагандиста,
Николай Александрович сразу
ударился в мораль: "Ты же русский.
Как ты можешь защищать этих
мерзавцев?" Здесь, в ночном лесу,
адвокату пришлось защищать в
первую очередь себя: такая, мол,
специфика профессии. По
возвращению из плена у адвоката
даже было подозрение, что в РУОПе
существует тайный спецотдел,
который "прессует" неугодных
людей.

Небудчиков
часто использовал ночные беседы в
лесу для обработки тех, кто вставал
на его пути. Моральное, а то и
физическое воздействие
срабатывали безотказно. Так, после
переговоров при яркой луне
руководители банков, например,
давали фирме кредиты на самых
выгодных условиях. Буквально
гипнотически действовал на
"клиентов" и сам Николай
Александрович. Ведя аскетический
образ жизни — никаких излишеств, не
говоря уже о разгулах и оргиях — он
приезжал на "беседы" в
неизменно строгом костюме со
светлой сорочкой и галстуком.
Однако, для кого-то эти беседы
означали скорый конец.

Личный
состав ВС РУОП был в те дни большей
частью переориентирован на
разоблачение банды. Работали день и
ночь. В любое время суток все
действия корректировались в
кабинете начальника управления.
Его заместитель Александр Балашов
сам допрашивал задержанного
призывника Солодченко. Как бывший
спортсмен, Балашов довольно быстро
нашел с ним общий язык. Солодченко
попросил привезти к нему
священника местной церкви — отца
Калиника. После исповеди батюшке
Солодченко раскаялся и на допросе,
по распоряжению Небудчикова он и
Седунов совершили убийство
коммерсанта Петросяна на
национально-освободительной почве.

Если верить
Николаю Небудчикову, на
"освободительную борьбу" и
убийства его толкнула сама
практика предпринимательства: лица
кавказской национальности вели,
мол, нечестную игру, старались
всячески оттеснить русских. Но
первой жертвой банды стал отнюдь не
кавказец, а русский парень Усов,
руководитель компании
"Мегарезерв". Он страховал
кредиты Кронобанка, и от него
фактически зависело распределение
ресурсов. Директору "Партнера"
Усов поставил условие, что половина
суммы кредита будет сразу же
передана ему. Такое грабительское
соглашение Николай Александрович
заключал дважды, скрепя сердце.
Впрочем с возвращением кредитов не
спешил. Тогда Усов пообещал
скомпрометировать юридическую
фирму в прессе, предостеречь других
коммерсантов. Его вывезли на дачу,
купленной фирмой для продажи, где
Небудчиков поставил свои условия.
Усову было предложено написать
явку с повинной в прокуратуру
области с перечислением всех своих
грехов. Пленник пытался вырваться,
когда на его шею легла удавка.
Бывший прокурор при поддержке
Торбеева самолично задушил дельца.
Тело упаковали в спальный мешок,
зарыли в лесу, выпили за упокой. В.
Енисевич: "Раскрытию этого
преступления, которое, вероятно,
могло и не всплыть, сопутствовало
профессиональное везение.

Мы задержали
беглого дагестанца, который обвел
вокруг пальца администрацию
Хакасской "зоны". Он предложив
открыть в лагере швейный цех и был
расконвоирован — мошенника только
и видели. Скрываясь в Ангарске, он
даже успел жениться по поддельному
паспорту. Возвращаться в родную
"зону" он не хотел и затеял с
оперативниками игру. Предметом
торга стало исчезновение Усова
(ориентировку долгое время крутили
по всем каналам), на которое
мошенник обещал пролить свет. Блеф
вскоре был раскрыт, но мне поневоле
пришлось досконально изучить
уголовное дело пропавшего Усова.
Свидетели похищения видели людей в
камуфляжке и даже записали номер
увозившей его машины. Позднее
выяснилось, что номерные знаки брал
"напрокат" у знакомого
таксиста работник "Партнера"
Гигунцев. После ареста Небудчиков
сдался под напором доказательств,
хотя отказался выдать тело Усова
для захоронения. Мол, такому не
место на кладбище.

Это один из
тех редких случаев в судебной
практике, когда доказательственная
база позволяет вменить преступнику
совершение убийства при отсутствии
тела жертвы".

Второй
жертвой Небудчикова тоже стал
русский, более того — его
двоюродный брат Развозжаев. Как
бывший сотрудник милиции, он
пользовался уважением Николая
Александровича. Однако служба
разведки нашептала, что фирма
Петросяна, на которую работает
брат, готовит покушение на него,
Небудчикова. Последний вызвал
охранников и дал указание
"капитально" разобраться с
Развозжаевым. Тот был избит до
такой степени, что скончался в
больнице.

Затем пришел
черед самого Петросяна, давнего
конкурента по шелеховской
коммерции. В "беседе" при луне
он уверял Небудчикова, что ничего
против него не имеет. Но вскоре
конкурента все равно вывезли в лес,
зарубили топором, а тело облили
бензином и сожгли.

Чем больше
трупов оставлял на своем пути
Небудчиков, чем ближе был час
расплаты, тем старательнее он
разрабатывал планы
"Освободительного Сибирского
Движения". И если начало
"Основного плана" включает в
себя вербовку сотрудников силовых
ведомств и армейских офицеров,
привлечение уголовников для особых
поручений, создание учебного
полигона и спецзаводов (в том числе
карательных и штурмовых), явочных
квартир, то на финальных страницах
сделан упор на подготовку к
вооруженному восстанию, захвату
заложников и "языков",
вызволение арестованных на СИЗО г.
Иркутск и так далее.

Призыв к
вооруженному восстанию Небудчиков
пишет за 4 дня до своего ареста,
попутно составляя "черный
список" оперативников РУОП,
подлежащих уничтожению.
Безусловно, в такой ситуации могли
быть жертвы, и счет пошел уже даже
не на дни — на часы.

После того,
как члены банды были
нейтрализованы, оперативники
обезвредили военизированную базу в
Шаманском лесничестве, изъяв
десятки стволов, патроны, гранаты,
полевые радиостанции и приборы
ночного видения. А кроме того,
купленные по случаю две бочки с
напалмом, используемым для
снаряжения мощных авиабомб.
Впрочем, применение авиации тоже
планировалась в перспективе:
"Начать военно-патриотическую
подготовку новых сил особого
качества разных видов со скрытым
подчинением, включая приобретение
учебно-тренировочных самолетов и
вертолетов" (Из "Главных
решений").

После ареста
бывший прокурор заявил, что не
верит в объективность следствия,
что с ним пытается расправиться
кавказская мафия. Уголовное дело
было передано в прокуратору
Хабаровского края. Сроки
расследования неопределенно
затянулись, не обошлось без
казусов. Когда продлились сроки
содержания под стражей, в общий
список забыли включить Седунова.
Криминальная школа дала о себе
знать — отпущенный на подписку, он
прибился к "авторитету"
Серкину. Последнего застрелили
около года назад. Бывшие спортсмены
братья Торбеевы, получив
относительную свободу, вошли, по
оперативных данным, в группировку
вымогателей.

Об Алексее
Солодченко вообще отдельная
история. Когда ему изменили меру
пресечения, он прибился к недавно
коронованному "вору в законе"
Акбашеву. На почве криминальных
разборок группировку Акбашева
расстреляли в одной из иркутских
шашлычных, бросив вслед убегавшим
гранату. Солодченко тогда был убит
одним из первых. Киллеров весной
этого года суд приговорил к
расстрелу.

Так или
иначе, скользкая тропинка,
проторенная Небудчиковым, всех
затянула в криминальное болото —
выхода не увидел никто. Бывший
прокурор воспитал под коричневым
стягом своего движения не более чем
преступников, слепых исполнителей
его воли и амбиций. Еще один штрих к
характеристике лидера так
называемого "Освободительного
Сибирского Движения". Когда
Николая Александровича спросили,
почему все его преступления имели
коммерческую подоплеку, а не
сводились к борьбе с грузинскими
ворами в рамках его программы, он,
не раздумывая, ответил: "Лично
мне они ничего плохого не
сделали…"

Уголовное
дело по банде Небудчикова занимает
28 томов. На скамье подсудимых 12
человек. Процесс открылся в начале
этого года. Государство против
бывшего прокурора, который стал
бандитом.

И вместо
посткриптума — письмо, которое
бывший директор бывшей юридической
компании "Партнер ДТД" Николай
Небудчиков написал через пару
месяцев после своего ареста в
одиночной камере следственного
изолятора, где он содержится и
сейчас.

Начальнику
ВС РУОП

подполковнику
милиции А. Егорову

Не могу
не отдать должного и не принести
слова благодарности вам и многим
сотрудникам вашего управления за
профессионализм, за
справедливость во многом, за
недопущенный произвол и
репрессии, за то, что все обошлось
в нашем деле минимальными
потерями.

Приношу
извинения за выпад в прессе
против вас и ваших сотрудников (в
т.ч. в черновике своего
Заявления).

Если это
не предусмотрительно, то лично бы
благодарил и просил об этом вас,
Абрамова и Эдельмана, всех
сотрудников, жаль, многих не знаю
по имени. Особенно признателен
Еневичу, Балашову, Иваненко.
Очень прошу понять не предвзято,
говорю искренне.

Судьба и
мы все спасли ситуацию от
страшного и неуправляемого, в
котором мы не более кого-то, а
менее виноваты.

Мы тоже
боролись с беспределом
перевернувшейся номенклатуры и
обнаглевших иноземных блатных и
их прихвостней, но зарвались, а
много не могли выдержать, не
хватило ни сил, ни опыта в целом.

Знаю по
себе, что уважение противников
очень дорого, и добрые, от души
слова нужны всем и от всех.
Поэтому пишу еще и для того,
чтобы, находясь на краю, а может
быть и в конце жизни, не
оставаться злопыхателем и
недалеким. Поэтому выражаю вам
всем добрые слова и пожелания с
сожалением за нанесенные
оскорбления. За это меня наказала
судьба, а вас вознаградит, как и
многих ваших подчиненных,
близких и родных. Вы спасаете
Отечество и нацию, и за это нельзя
не поклониться всем вам.

Еще раз
низкий поклон в знак признания и
благодарения, храни вас всех бог
и судьба. Больше я вам не враг и не
соперник, которым по сути никогда
и не был.

Небудчиков.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector