издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Меткий глаз сибиряка

Меткий
глаз сибиряка

Николай ВОЛКОВ,
"Восточно-Сибирская ПРАВДА"

Николай
Никитович Сизых совсем недавно
отметил свое 75-летие. Но выглядит он
бодро, полон жизнедеятельности,
возглавляя совет ветеранов войны
Усть-Илимского района.

— Все меньше
остается нас, фронтовиков, —
говорит Сизых. — В десяти поселках
по Ангаре в живых осталось чуть
более восьмидесяти, которые прошли
войну с фашистской Германией,
перенесли на себе все ее тяготы и
лишения. А в основном опекаем
тружеников тыла, блокадников и
воинов-интернационалистов, семьи
погибших. Получается за шестьсот
человек. Чем старше люди, тем больше
требуют к себе внимания, забот. Вот
и мечусь по району на собственной
"Ниве", чтобы хоть чем-то
помочь ветеранам. Ведь льготы,
установленные законом, не всегда
предосталяются; местный бюджет
тощий, богатых меценатов тоже
немного. Благо, районная
администрация не забывает
стариков, выделяя деньги к Дню
Победы, к другим знаменательным
датам.

Работает Н.Н.
Сизых на общественных началах,
стараясь в каждом селе воскресить
память о погибших солдатах,
обогреть ныне здравствующих.
Разыскивает участников Великой
Отечественной, которые не вошли в
Книгу памяти. Уже найдено 162 имени
погибших на фронте, которые
занесены навечно в девятый том. И
это не все. Еще получены
подтверждения о двадцати воинах,
которые будут включены в 10-й том
памятной Книги. К 50-летию Победы в
родном селе Невон открыта
мемориальная доска, на которой
высечены 38 имен погибших
односельчан…

И все они, кто
сложил свою голову на поле брани, и
те, кто уцелел от вражеской пули,
воевали храбро, мудро проявляя
мужество и героизм. У сибиряков был
меткий глаз и недюжинная сила,
выносливость и сметливость.
Большинство из них были охотниками,
рыбаками — вся жизнь с измальства
проходила в тайге и на Ангаре.
Ратный подвиг П.Ф. Сизых, участника
Парада Победы, И.В. Антипина, Е.М.
Сизых, отстоявшего Сталинград,
отмечен многочисленными орденами и
медалями. Ими гордятся жители
старинного Невона.

В этом ряду
фронтовиков богатый послужной
список боев у самого Николая
Никитовича Сизых. Он — коренной
житель тамошних мест, с острова
Сизово, который затопило
Усть-Илимское водохранилище. С 1942
года он находился в действующей
армии, окончив полковую школу —
разведчик дивизиона, командир
группы захвата. С боями прошел от
Днепра до Эльбы, освобождая
советские, польские и немецкие
города от фашистов. За взятие
"языков" дважды награжден
орденом Красной Звезды, медалью
"За отвагу". Дважды был ранен,
получил контузию.

Для него
война не закончилась в 45-м. На Эльбе
встретились с американскими
войсками, противостояли на разных
берегах реки. Несли дежурство на
мосту, а в свободное время ходили
друг к другу в гости, общались как
победители. И гуляли вместе,
вспоминает Сизых. Особенно им
нравилась русская водка. Жаль, что
не обменялись адресами, до сих пор
бы дружили…

Еще три года
оттрубил он в армии, прежде чем
вернулся в родные края. И снова
охотничий промысел, рыбалка,
сенокос и родительское хозяйство.
Пока сюда, в Илимские поселения, не
грянули крупные стройки.

— Кроме
своих, в селах по Ангаре никого не
было, — рассказывает Николай
Никитович. — Хоть и глубинка, но
места здесь диковинные, богатые. В
лесу было полно зверя, дичи, в реке
стерлядь, осетр, таймень, налим,
хариус за рыбу не считали — не
ловили порой. Сейчас, конечно, тайга
опустела, да и Ангара — тоже. На
охоту, рыбалку надо уезжать далеко
от города.

Молодых
тянуло на ударные стройки, к
цивилизации. И Сизых подался
строить Коршуновский ГОК, начинал с
первого колышка и палаток. Однако и
там он не бросил охоту — в любое
время, в отпуск убегал в тайгу. Слыл
профессиональным охотником: друзья
говорили, будто он фартовый.
Наверное, так и есть. Если за свою
бытность добыл 35 медведей, в том
числе 28 — один. Ну, а сколько белки,
соболя, даже не вспомнит. Говорит,
что был сезон, когда сдал в
коопзверопромхоз свыше семисот
белок, 16 соболей, мясо оленя и
медведя.

Как у любого
охотника, у Н. Сизых уйма случаев и
приключений на охоте. Один из них,
пожалуй, самый яркий и трагичный,
хочется вспомнить. Как-то осенью
выследил три берлоги и
"завалил" пять медведей. Так,
видать, увлекся, что потерял
бдительность, — никакой хозяин
тайги не страшен, если глаз меткий и
рука не дрогнет.

Случилось
это зимой, под конец охотничьего
сезона. Уже под вечер залаяли
собаки, обнаружив берлогу. Раньше
всегда закрывал ее кряжем — два
бревна-чурака. А тут поленился — не
стал перегораживать вход. Думал,
так выпугну и стрельну. Первый раз
стрельнул — не выходит. Перезарядил
ружье: дробью пугну, а пулей
достану. Получилось наполовину:
после первого заряда медведь вылез
их берлоги, пальнул — осечка! Зверь
в двух шагах от меня — ударил лапой
по спине, сшиб с ног. Не миновать бы
беды, если бы не собаки — отогнали
зверя, тот убегать, но не дали ему
псы, загнали опять в берлогу. Там я
его и достал. Утром, надеюсь, приду и
обдеру.

Приковылял с
трудом в зимовье. Наутро не могу
подняться. Четыре дня не вставал,
едва подбрасывая поленья в печку.
Это меня и спасло. А кобель добрые
сутки караулил у берлоги, ждал
хозяина. Почувствовал что-то,
убежал в деревню, домой.

Жена сначала
обрадовалась: коль собаки
прибежали, значит, и охотник скоро
нагрянет. Ждет-пождет, выглядывая
через заплот, никого не видать.
Встревожились и бегом к
однофамильцу Сизых. "Тарзан
прибежал, а моего нет, —
всхлипывает. — Что-то стряслось, уж
не задрал ли зверь?"

Мужики на
конях в лес, открыли зимовье, а я
влежку, всего переломало. Погрузили
в сани и домой, в больницу.
Оказалось, удар медведя был
настолько сильным, что грудь моя
раскололась. Три месяца лечился,
едва выкарабкался. С тех пор
аккуратнее стал ходить на медведя,
а в последнее время — с братом
добываем зверя. В прошлом году
шатуна за околицей Невона
подстрелили, а ходили за грибами.

Вообще в тот
"голодный год" медведи часто
заходили в деревни: в Седаново, в
Эдучанке, в Игирме задрали людей, и
опасаются теперь ходить в лес.
Наверное, потому, что в селах
перевелись сибирские лайки,
выродились даже у охотников. Все
чаще держат овчарок, дворняжек и
всякую помесь.

Так что
военный прицел у Николая Сизых не
сбился с фронтовых сражений да и
силушка еще есть. Война даром не
проходит, оставляя солдату
смелость, самообладание в тяжелых
ситуациях и веру в победу, нередко
над самим собой. Вырастил двух
сыновей, дочь, воспитывает внуков.
"Пока шевелимся, держим огород,
скотину, как в любом сельском
подворье, — делится Николай
Никитович. — Детям помогаем
пережить тяжелое время. Нам выпала
тяжкая доля, но и им тоже
несладко".

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector