издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жив курилка!

Жив
курилка!

Международное
общество прав человека прислало в
Братск новое издание "ГУЛАГ: его
строители, обитатели и герои".
Основу сборника составили работа
историка Г.М. Ивановой и
воспоминания "сталинских
сидельцев". Есть в книге
уникальный документ — донос
анонимщика на бывшего начальника
Озерлага С.К. Евстигнеева,
поступивший в ЦК КПСС.

Доносчик
характеризовал Сергея Кузьмича в
стилистике тех лет как
"карьериста и служителя врагам
народа". Среди обвинений — помощь
узникам, использование служебного
положения в личных целях — в
рабочее время ездит на охоту, и
прочий компромат того периода, на
который клевали партийные
ревизоры. Комиссия поработала и
нашла в моральном облике
начальника немало нелицеприятного,
после чего из Центрального
Комитета поступило указание
"очистить управление Озерного
лагеря МВД от лиц, не внушающих
политического доверия".

Я прочитал
это пикантное место книги ныне
здравствующему и по-прежнему
любящему ездить на охоту Сергею
Кузьмичу, на что он ответил со
свойственной ему категоричностью:

— Вранье!
Вранье, как и все остальное, что
пишут обо мне и о ГУЛАГЕ!

И рассказал,
что никакой проверки с такими
далеко идущими выводами в начале
50-х годов не было. Он проработал
начальником Озерлага до 1956 года,
пока лагерь не был закрыт и
переформирован. И еще
продолжительное время находился в
системе МВД. Поэтому ни о каких
карательных мерах по отношению к
себе вспомнить не может. А
репрессированным помогал — об этом
есть немало документов и
свидетельств. И процитированная
анонимка — еще одно подтверждение
этому.

Сергею
Кузьмичу 88 лет. Он находится в
добром здравии и крепкой памяти.
Уже давно он посильно ведет борьбу
с современными историками, которые,
на его взгляд, грубо искажают
события гулаговской жизни России.
Преувеличивают количество
погибших, завышают число сидевших,
распространяют, со слов
"сталинских сидельцев",
лагерные "жути", которых на
самом деле быть не могло, в
частности, в подведомственном ему
Озерлаге. Полковник Евстигнеев
даже судился с некоторыми
издателями и журналистами, которые,
на его взгляд, "правду
выдумывают". И даже получал
сатисфакцию через суд не только в
моральном, но и в денежном
выражении.

— Посмотрите,
какие безобразия творятся сегодня
в тюрьмах и лагерях, где сидит
нисколько не меньше заключенных,
чем в наше время, — переводит
стрелки с прошлого на день
сегодняшний Сергей Кузьмич. — Вот о
чем нужно писать и говорить во весь
голос.

Конечно,
проблемы сегодняшнего дня не повод,
чтобы отменить стремление
историков досконально разобраться
во дне вчерашнем. Но то, что
гулаговские принципы продолжают
процветать в "демократической
России" ни для кого не секрет.
Любопытная статистика приводится в
статье Г.М. Ивановой. После войны в
лагерях СССР "среднегодовое
наполнение" колебалось на уровне
2,5 миллиона заключенных. А в
минувшем году только в России "на
нарах" сидело свыше одного
миллиона человек. А по свежим
данным этого года уже дают цифры
около двух миллионов. Если к этим
"сидельцам" прибавить данные
четырнадцати свободных республик,
вышедших из состава "союза
нерушимого", то цифры вполне
смогут перекрыть цифры гулаговской
поры Советского Союза. А если
вспомнить еще и тех, кто гуляет на
свободе, поскольку раскрываемость
преступлений на бывшей территории
СССР очень низка, то от этих данных
станет еще страшнее, невольно
начнешь видеть преимущества
тоталитарной системы перед
демократической.

Вот еще
свидетельства сегодняшнего ужаса.
В лагерях растет число женщин и
подростков, ряды которых за
последние пять лет удвоились. А из
страны, может быть, только на бумаге
победившей туберкулез, мы вновь
повсеместно вкатываемся в
тотальную болезнь трущоб. И выходит
туберкулез на свободу из тюрем, где
уже около девяти процентов
заключенных носят в себе палочки
Коха.

Как известно,
автор "Архипелага ГУЛАГ"
отказался от Государственной
премии за это произведение, которую
навязывали ему тогдашние власти.
А.И. Солженицын мотивировал в 1990
году свой отказ такими словами:
"… в нашей стране болезнь ГУЛАГа
и по сегодня не преодолена — ни
юридически, ни морально". Сказано
восемь лет тому назад, а повторить
можно и сейчас.

И
удивительно, как стыкуются здесь
взгляды двух идеологических
противников: Солженицына, который
первым поднял мощный голос против
гулаговщины, и Евстигнеева, который
был проводником тоталитарной
системы в жизнь.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector