издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нищие "миллионеры"

Нищие
"миллионеры"

Завтра в
России вновь праздник. На этот раз,
слава богу, не новый политический, а
старый профессиональный и потому
гораздо более понятный. В
воскресенье — День работников леса.

Думаю, что
этот праздник, существующий
официально уже более трех десятков
лет, без большой натяжки можно
назвать даже всенародным. Что ни
говори, а Россия была и пока еще
остается великой лесной державой.
Расхожий лозунг "Лес — наше
богатство" отражает реальность.
А вот то, что лесоводы и
лесозаготовители последние годы
все больше нищают, что мы до сих пор
не научились превращать лесное
богатство в капитал, и что
платежеспособные россияне
покупают польскую, итальянскую и
всякую другую мебель, только не
отечественную, — это один из многих
необъяснимых российских
парадоксов.

Праздничные
столы у лесоводов и
лесозаготовителей в это
воскресенье не будут богатыми.
Впрочем, лесная ягода, грибочки
будут у большинства, а кое у кого и
дикое мясо, добытое браконьерским
способом. Но не потому что им,
работникам леса и жителям лесных
поселков плевать на законы и на
природу, а потому что купить
говядину или баранину для
шашлычков многим не на что.
Государство не может рассчитаться
с лесоводами за выполненные работы,
за лесопосадки и спасение лесов от
пожаров. А лесозаготовители — те и
вовсе не могут никак уяснить, то ли
они все еще работники леса, то ли
уже безработные и этот праздник
теперь не на их улице.

Несмотря на
все это Леонид Николаевич Ващук,
главный лесничий Иркутского
управления лесами, встретил меня
доброй улыбкой.

ВАЩУК:
Конечно, вы правы. Материальное
положение наших лесхозов и всего
управления — хуже некуда. Тем не
менее нынешний праздник особо
знаменательный. Мы, лесоводы,
встречаем его с открытой душой и с
чистой совестью. Он знаменателен
уже тем, что совпал с двухсотлетием
лесного департамента России.
Подумайте только, 200 лет назад в
нашей стране была организована
государственная служба, главнейшей
обязанностью которой стала охрана
и приумножение лесных богатств,
бывших доселе бесхозными. Два века
существует в России
государственная лесная охрана! Мы
не могли пройти мимо такого юбилея,
не ознаменовав его какими-то своими
достижениями, достижениями
сегодняшних лесоводов.

КОРР.: Вы
говорите о трудовых подарках к
празднику?

ВАЩУК: Да.
Пусть кто-то называет их отголоском
прошлого, а я убежден, что это
прекрасная традиция, которую ни в
коем случае нельзя забыть. Не один я
так считаю. Подарок — это радость не
только для того, кто его получает,
но и для того, кто дарит. А радостей
в сегодняшней России, надо
признать, остается все меньше.

КОРР.:
Двукратное сокращение (по
сравнению с прошлым годом) числа
лесных пожаров и площадей,
поврежденных огнем, это, думаю, один
из главных ваших подарков?

ВАЩУК:
Несомненно. Понимая, что
достаточного количества средств от
государства на борьбу с пожарами мы
все равно не дождемся (оно еще за 1997
год с нами полностью не
рассчиталось), наши лесхозы очень
творчески подошли к профилактике
лесных пожаров. Об этом стоит
поговорить отдельно и подробно. Это
интересно. Ну и сама природа, будто
сочувствуя нам, посылала дождички,
как говорится, в нужное время и в
нужное место. В некоторых лесхозах
вообще ни одного пожара не
зафиксировано. Такое случается не
часто. Это тоже радость.

Не менее
важным, но, пожалуй, более эффектным
стал другой наш трудовой подарок к
празднику. По нарастающему итогу с
начала лесокультурного дела в
нашей области, буквально за
несколько дней до праздника, наши
лесоводы засадили саженцами
миллионный гектар. Первые опыты по
искусственному выращиванию лесов
были проведены еще в 1913 году на
территории Балаганского уезда. А
нынче в нашей области создан уже
миллион гектаров рукотворных
лесов.

КОРР.: Думаю,
что не всякий регион России может
похвастаться таким количеством
даже естественных лесов, которые
выросли сами по себе…

ВАЩУК: Далеко
не каждый. Но есть в стране и
четыре-пять субъектов Федерации,
где так же, как у нас, посажено по
миллиону гектаров.

КОРР.: Леонид
Николаевич, весной вы говорили
мне… Нет, пожалуй, даже просто
мечтали о возможности вплотную
приблизиться к заветному миллиону.
Но чтобы достичь этого рубежа, вам
нужно было посадить за весну и
осень не менее шести тысяч гектаров
лесов. И это при условии, что
целевых бюджетных средств на
лесовосстановление не выделяется
уже несколько лет.

ВАШУК: Мы
посадили 6 300 гектаров за счет
собственных средств. То есть за
счет тех средств, что лесхозы
сумели заработать, реализуя
древесину от рубок ухода и изделий
из нее, за счет сбора дикоросов,
лекарственного сырья и другого.

КОРР.: И где
же находится этот юбилейный,
миллионный гектар рукотворного
леса?

ВАЩУК:
Указать точное место невозможно. Мы
получаем сводки из лесхозов о
лесных посадках раз в декаду и
суммируем площади по нарастающему
итогу. На этой неделе полученная
цифра достигла миллиона. И все таки
мы сочли необходимым определить
хотя бы символически
местонахождение юбилейного
гектара и поставить там какой-то
памятный знак. Спорили недолго. Он
будет на территории Балаганского
лесхоза. Во первых, потому что там
зародилось лесокультурное дело
нашей области. Во вторых, потому что
именно там оно возродилось вновь
после первой мировой войны. Ну и, в
третьих, потому что в этом лесхозе
велись активные лесопосадки именно
в те дни, когда общая площадь
рукотворных лесов нашей области
достигла миллиона.

КОРР.: Нынче
вы сумели посадить более шести
тысяч гектаров новых лесов. А в
лучшие годы сколько было?

ВАЩУК: Лучшим
за всю историю лесокультурного
дела был 1988 год. Его итог — 37,5 тысячи
гектаров молодого леса. Потом
начался резкий спад. Я совсем не
уверен, что в будущем году мы сумеем
засадить хотя бы 5-6 тысяч гектаров.
Не уверен, что сумеем удержаться на
нынешнем уровне.

КОРР.: Читая
вашу книгу "Леса и лесное
хозяйство Иркутской области", я
обратил внимание, что
лесовосстановительные работы,
начатые у нас еще при царе,
прерывались только во время первой
мировой и Великой Отечественной
войн. Во все остальные времена, даже
самые тяжкие, лес, хотя бы
помаленьку, но продолжали садить
ежегодно. Сейчас Россия ни с кем не
воюет, но не получится ли так, что
лесовосстановление вновь
прервется на неопределенное время?

ВАЩУК: К
сожалению не могу исключить такого
развития событий. Собственные
средства у нас, бюджетников,
предельно ограничены и с каждым
годом их становится все меньше. А
бюджеты, которые должны
обеспечивать лесовосстановление,
похоже, на самом деле пусты. Во
всяком случае я не удивлюсь, если
придет указание о прекращении
лесовосстановительных работ в
целях экономии средств.

КОРР.: Но ведь
тогда не исключена ликвидация и
самой федеральной службы лесов, той
службы, которая под разными
названиями существует в России уже
ровно 200 лет? Из неофициальных
источников я получил информацию,
что в Бурятии уже собираются
закрывать сразу шесть лесхозов…

ВАЩУК: По
моим данным, под вопросом
ликвидации там находится даже
девять лесхозов. В нашей области мы
пока ничего подобного не планируем,
хотя гарантировать, что сокращения
численности лесхозов у нас не
произойдет, никогда я не могу. А вот
полной ликвидации лесного
департамента, уверен, не
произойдет. Это уже невозможно. Это
было бы самоубийством для страны.
Если в современных условиях не
будет лесной охраны, Россия сгорит
вместе со своими лесами. Сгорит, или
будет уничтожена лесными
вредителями.

КОРР.: Леонид
Николаевич, извините за такие
непраздничные вопросы. Ваш
оптимизм подтвердил мое давнее
убеждение, что лесник — это не
столько профессия, сколько образ
жизни. Именно поэтому я верю в
благополучное будущее наших лесов.
С праздником вас и в вашем лице всех
лесоводов. Вы хотите что-то сказать
своим коллегам?

ВАЩУК: Да,
конечно, и не только коллегам. Я
хочу пожелать всем лесоводам,
членам их семей и всем жителям
области доброго здоровья и сил на
преодоление трудностей. И, конечно
же, веры в то, что трудности
временны. Мы с ними все равно
справимся. А коллективу
"Восточно-Сибирской правды"
еще и искреннюю благодарность за
постоянное внимание к нашим
проблемам.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector