издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От наркомании -- к народной коме?

  • Автор: Юрий СОЛОВЬЕВ, "Восточно-Сибирская правда"

От
наркомании — к народной коме?

"Приводящий
в оцепенение"

Наркотики
все чаще называют прямой угрозой
человечеству, наряду с оружием
массового поражения и назревающей
экологической катастрофой.
Внятного объяснения причин этой
напасти, охватившей города и веси
России, специалисты и социологи,
думаю, так и не дали. Влияние Запада?
Но героин, ЛСД, "экстази" и
прочие химические галлюциногены,
родившиеся за "бугром", что бы
там ни писала пресса, остаются для
подавляющего большинства наших
рабов зелья недоступными штучками
по причине невероятной
дороговизны. Зато мак и конопля
издавна в отечестве произрастали и
до недавнего времени оставались
вполне безобидными растениями.

Что мы сейчас
видим в провинции? В саянском ГОВД
сообщили: операция "Мак-98"
будет проводиться вплоть до 1
октября, эти цветы зла объявлены
вне закона. Группа оперативников
рыщет по садоводческим
кооперативам в поисках очагов
конопли на предмет их сжигания. В
протоколах строго фиксируется,
сколько квадратных метров конопли
уничтожено. Мешки и матрасовки с
этим видом флоры изымаются
гаишниками на посту перед въездом в
город. Впрочем, нет — сперва
вызывается опергруппа, она и
опечатывает "тару", а затем
отправляет на экспертизу.

Производные
этих растений — опий-сырец, анаша,
гашиш — из разряда восточной
экзотики незаметно и буднично
перекочевали в обиходный словарь
сибиряков. Анонимный опрос,
проведенный медиками в саянской
гимназии N 1, показал, что
большинство учеников употребляет
эту растительную "дурь".
Хотелось бы верить, что хотя бы
часть опрошенных соврала в анкетах
ради чистой бравады. Увы… Не только
в гимназии, но и в других школах и
лицеях города туалетные помещения
пропахли анашой (речь идет о
минувшем учебном годе, нынешний
сентябрь во всем городе не учебный
из-за забастовки учителей), и все
преподаватели об этом знают, но
предпочитают молчать и не
ввязываются — себе дороже. В
некоторых учебных заведениях
зафиксированы случаи смерти
подростков от передозировки.

Надо
признать, каковы бы ни были причины,
рост наркомании — общая тенденция,
и этот объективный процесс надо
принимать как данность. Значит,
настраиваться следует на
длительную и затяжную войну с
распространением зелья с
применением всех возможных видов
"оружия". Как обстоит дело на
"фронтах" сегодня?

Меч
правосудия карает, но чаще в ножнах
пребывает

В погоне за
кайфом наркоман не щадит ближнего.
23-летний К. не работал. Промышлял
кражами, воровал счетчики из
подъездов. Из саянской квартиры,
где жил вдвоем с бабушкой,
распродал уже многие вещи.
Старушка, как могла, противостояла
опустошению жилища. Будучи не в
духе после очередной ссоры и из-за
отсутствия требовавшейся
организму дозы К. убивает
родственницу молотком по голове.
Вскоре милиция задерживает его с
наркотиками на руках и прячет за
решетку, не ведая о тяжком
преступлении. Труп, разумеется,
потом обнаружили. Наркомана он
ничуть не смущал. До задержания
успел вынести из дома оставшиеся
ценности, даже приводил
покупателей, с коими мирно
беседовал. Бабушка, закрытая
тряпками, покоилась рядом…

Другой
случай. В реанимацию доставили
крепко избитого парня. Он
рассказал, что ночью двое в масках
ворвались в его квартиру и, угрожая
обрезом, взяли приглянувшееся
имущество. Хорошо, хоть остался жив
после пыток. В ходе следствия
признал, что одного из нападавших —
своего дружка — узнал по голосу.
Последний был наркоманом. Они даже
договаривались о встрече, но что
она произойдет таким образом…
потерпевший даже представить не
мог.

Подавляющее
большинство квартирных краж в
городе совершают севшие на иглу, а
отнюдь не алкоголики, это и понятно.
Алкаши хоть где-то работают,
наркоманы, как правило, свободны от
этой тяготы, и средство
существования одно — воровство.

Вовлекая в
свои сети, сперва дают дурман
бесплатно или в долг, уже заранее
рассчитывая поживиться за счет тех,
кого втягивают. Все с лихвой
окупится. "Подсевшие" затем
сами открывают новоявленным
корешам двери родительского дома.

Редкая
милицейская сводка обходится без
упоминания о наркотиках. Нынче за
восемь месяцев в городе возбуждено
39 уголовных дел, связанных с
незаконным оборотом наркотиков, в
том числе девять — по их сбыту. Но
по-настоящему меч правосудия
настигает дельцов от наркомафии
крайне редко. Цифры обескураживают.
За пять последних лет в места
лишения свободы попали всего три
человека, из них один — за хранение,
двое — за продажу одурманивающих
средств. Если и осуждают, то, как
правило, условно.

— Связано это
с рядом причин, — говорит зам.
начальника Саянского ГОВД Георгий
Войнов. — Долгое время была
неразбериха в судебной практике по
части толкования одного
законодательного акта. Если
задержанный добровольно выдавал
наркотики, то его могли освободить
от ответственности. Но ведь любой
может заявить: отдаю добровольно.

Только после
недавнего пленума Верховного суда
пришло пояснение: основание в
отказе от возбуждения уголовного
дела дает лишь добровольная помощь
в выявлении источников
наркотических средств.

— Очень
сложно получить помощь от людей, —
продолжает Георгий Петрович. — Все
отказываются быть свидетелями,
понятыми при изъятии наркотиков. А
без этого все наши труды — прахом.

"Отряд"
сотрудников ОНОН в городе, мягко
говоря, малочислен. Был один
человек, совсем недавно стало два.
Своего транспорта отделение не
имеет. Нет и собаки. Содержание
натасканного на зелье пса очень
дорого стоит. Оперуполномоченный
Александр Ковриженко и Эдуард
Чертков сетуют на недостаточно
жесткую законодательную базу:

"Самостоятельно,
без понятых брать кого-то с
наркотиками бесполезно — дела не
будет. В старые времена хоть
дружинники могли помочь,
комсомольский отряд… Сами же
наркоманы никогда "не палят
хату", не выдают лицо, у которого
приобретают зелья. Ответ
стандартен — купил на вокзале у
незнакомого человека".

Хотя каналы
поступления галлюциногенов хорошо
известны. В основном это цыгане.
Резко возрос поток дурмана из
Таджикистана и Туркмении.
Средством переправы стал поезд
"Ташкент — Иркутск". Ну и,
наконец, местный источник сырья —
дикорастущие.

Спасение
на таежной заимке

Саянский
врач-нарколог и психоневролог
Александр Петров — единственный
специалист своего дела на весьма
обширной территории. Желающие
избавиться от болезненного
пристрастия едут к нему буквально
десятками и сотнями — из Балаганска
и Куйтуна, Зимы и Заларей. Но
возможности психоневрологического
стационара Саянской городской
больницы ограничены. Хотя он на 30
коек, одновременно лечиться от
наркомании здесь могут не более
двух человек. "Контингент это
особый, часто ведут себя просто
безобразно, психика расторможена, —
говорит Александр Прокопьевич. —
Для них нужны особые помещения и
охрана".

Годами
муссируется в городе вопрос об
открытии специального диспансера
для наркобольных, но на это нет
средств. Нет их и на закупку
лекарственных препаратов.
Подсчитано, что один койко-день
наркомана обходится в 296 рублей.
Одна лишь инъекция, облегчающая
состояние больного, тянет на 70
рублей — и это без учета последних
событий на валютном рынке.
Естественно, что позволить себе
пройти надлежащий курс лечения, а
часто требуется не один такой курс,
может лишь пациент при деньгах.

Принято
считать, что, в отличие от
синтетики, наркотики растительного
происхождения более мягкие и не так
вредны. В Голландии, например,
марихуана вообще легализована.
Зато она качественная, чего не
скажешь о наших местных суррогатах,
сварганенных в кустарных условиях
на чердаках и в подвалах.
Зависимость от них наступает очень
быстро. У всех пациентов доктора
Петрова комплекс разных
соматических недугов, флебиты,
некрозы сосудов. Наркоманов можно
встретить во всех отделениях
городской больницы. У одного
24-летнего постояльца хирургической
палаты из конечностей осталась
лишь левая рука. Остальное
ампутировано. Гангрена наступила
вследствие злоупотребления
опиатами кустарной выделки.

Самоделки в
десятки раз опаснее и коварнее
морфина, промедола и других
"чистых" наркотиков. Петров
рассказал, как внуки посадили на
иглу родного деда. Тот около
тридцати лет не принимал наркотики,
завязал, казалось бы, напрочь. Но в
пожилом возрасте не удержался и
моментально попал в зависимость,
резко пошатнулось здоровье.

Тем не менее
при наличии крепкой воли,
искреннего желания освободиться из
алкалоидного плена излечение
возможно. Один из пациентов,
Николай, пристрастился к опию с 19
лет. Но взял себя в руки,
амбулаторно лечился, дважды в
неделю посещая нарколога. Сейчас
ему 25, и около двух лет он
совершенно не принимает зелье.
Устроился на работу, в семье растет
сын. Правда, всю жизнь теперь ему
придется быть настороже, ибо баланс
веществ в организме настолько
нарушается наркотой, что
избавиться окончательно от
подсознательной зависимости
чрезвычайно трудно.

После
лечения у Петрова некоторые
наркоманы нарочно изолируют себя
от общества, выбирая для жительства
глухие таежные заимки, дабы
вырваться из порочного округа
общения, избежать соблазнов. Живут
тем, что дает таежный промысел, а
некоторым даже доставляют продукты
питания вертолетом.

Страшнее
всего, когда к дурману приобщаются
дети. Десятилетние махровые
токсикоманы отнюдь не редкость в
городе. Подростки подрабатывают на
бензоколонках, околачиваются там
специально из-за бензиновых паров.


Токсикомания — первая ступенька к
наркомании, — говорит А. Петров. —
Беда — в безнадзорности детей,
причем проявляют равнодушие к
своим родительским обязанностям и
в бедных семьях, где взрослые все
пропивают, и в зажиточных. Часто это
дети коммерсантов.

… Ситуация,
как видим, оптимизма не вселяет.
Правоохранительные органы
зачастую бессильны в борьбе с
наркобизнесом. Бремя доказательств
связывает им руки. Наша нищая
медицина способна помочь только
немногим. Возможности ее
ограничены, к тому же часто
добровольные посетители кабинета
нарколога просто лукавят перед
медиками. Они не хотят избавиться
от наркотических грез, а надеются
только "подлечиться" — снизить
лекарственными препаратами
переносимость наркотиков. Тем
самым можно некоторое время
обходиться меньшими дозами. Врачи
поневоле становятся как бы
пособниками хитрецов…

Поэтому
остается уповать на профилактику,
то есть на систему мероприятий,
предотвращающих самые первые
попытки юнцов познакомиться с
"дурью".

"Посмотрите,
дети, на этих безумцев"

Похоже,
профилактическими мерами намерены
заняться в Саянске серьезно и
решительно. Этому была посвящена и
августовская конференция
общественности города, вел которую
мэр Сергей Бутаков. Он пообещал не
оставить без внимания ни одно из
прозвучавших предложений.

Оставим в
стороне те из них, что покуда
нереальны из-за огромных расходов.
Денег-то в казне пшик.

Общественность
ратовала за контрпропаганду
наркотиков. Сделать это можно
методом шоковой профилактики,
скажем, записать на видеокассету
моменты "ломки" у наркоманов и
прокручивать в учебных заведениях,
по городскому телевидению.
Наставникам требуется лишь
сказать: "Смотрите, дети, на этих
безумцев и доходяг и мотайте на
ус". Есть, кстати, и уже готовые
видеопрограммы, их можно заказать в
соответствующих центрах.

Другое
предложение — привлекать на лекции
и беседы с ребятами не только
милицию и врачей, но и покончивших с
наркотиками. Исповеди бывших, так
сказать. Не было недостатка и в
рекомендациях по части досуга
школьников — побольше спортивных
лагерей, секций и залов. Тоже вполне
резонно, тем более что крупнейший в
городе спорткомплекс
"Мегаполис-спорт",
принадлежащий
"Саянскхимпрому", годами стоит
невостребованным и закрытым для
посещений. У предприятия нет
средств его содержать, но и в
муниципальное пользование
заводчане не хотят отдавать
стадион под крышей задешево. Торги
продолжаются, а юным спортсменам
Саянска негде заниматься.

Звучало даже
предложение провести акцию
"Молодежь против наркотиков",
выделив для этого толику денег из
местного бюджета. Хотя сомнительно,
что концерт заезжих артистов, если
он будет проведен под упомянутым
лозунгом, даст нужный эффект.

Нужен городу
и комитет или же межведомственная
комиссия, координирующая ныне
разрозненную борьбу с наркоманией.
Главное, чтобы это была не аморфная
организация, где не с кого спросить
за конкретный результат. У руля
такой комиссии должно стоять
ответственное, подотчетное
муниципалитету лицо. Тогда и
родителям, обнаружившим, что их
чада связались с наркоманами, будет
куда обратиться за помощью.


"Наркотикос" переводится с
греческого как "приводящий в
оцепенение". С опозданием,
ошибками, но обществу придется
избавляться от синдрома "гомо
наркотикоса". Наркоман не должен
приводить в растерянность и
оцепенение окружающих, как это
бывает. Ему должен быть
противопоставлен продуманный и
жесткий защитный комплекс, иначе
нации грозит "наркома".
Народная кома.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector