издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Над Байкалом звезды ярче

Над
Байкалом звезды ярче

В
октябре в Иркутске состоится
неординарное по нынешним временам
событие — Байкальская научная
молодежная школа по
фундаментальной физике (БШФФ-98) с
тематикой "Астрофизика и физика
микромира". О готовящемся форуме
рассказывают члены оргкомитета —
доктор физ.-мат. наук Юрий АГРАФОНОВ
(ИГУ) и доктор физ.-мат. наук
Александр МАЛОВ (Институт лазерной
физики СО РАН). В роли интервьюера
выступает кандидат физ.-мат. наук
Сергей ЯЗЕВ.

С.Я. Итак,
коллеги, сначала несколько слов об
истории проекта.

Ю.А.
"Заготовки" имелись уже давно,
не удавалось найти деньги. И вот в
мае мы получили уведомление о
финансовой поддержке нашего
проекта со стороны федеральной
программы "Государственная
поддержка интеграции высшего
образования и фундаментальной
науки на 1997—2000 годы".

А.М.
Поскольку проект создавался в ИГУ и
Академии наук, в оргкомитет входят
два сопредседателя. Это
председатель президиума
Иркутского научного центра
академик Г.А. Жеребцов и ректор ИГУ
профессор А.И. Смирнов. Ожидается
участие в проекте целого ряда
научных учреждений региона,
занимающихся физикой.

С.Я. Кто
будет определять конкретную
тематику школы?

Ю.А. В
организационном и программном
комитетах — 5 членов Российской
Академии наук, как иркутяне, так и
специалисты из Москвы, Дубны, а
также ученые из Италии, Германии,
Англии. Наша задача — провести
Байкальскую школу на высоком
уровне, что даст шанс сделать ее
работу постоянной.

С.Я. Кто
же будет участвовать в октябрьской
конференции?

Ю.А.
Иркутские вузы, институты Академии
наук, другие исследовательские
учреждения. Ожидаем учителей,
студентов, аспирантов. Оповещены и
наши соседи по региону — из Бурятии,
Якутии, Томска, Новосибирска, а
также Москва, Петербург, Поволжье.

Помимо 10—12
заказных докладов обзорного
характера, около 40—50 сообщений
будет сделано молодыми
исследователями. Молодежь
пообщается с ведущими учеными,
увидит уровень проводящихся в мире
исследований. Это очень важно и с
точки зрения внимания
общественности. Мы не сомневаемся,
что школа станет заметным
культурным событием в жизни, по
крайней мере Иркутска.

Я вспоминаю
реплику академика В.Л. Гинзбурга на
семинаре, когда была открыта
высокотемпературная
сверхпроводимость. Он воскликнул:
"Наконец-то хоть какое-то
объявление из области физики со
знаком плюс!" Ведь перед этим
была Чернобыльская катастрофа, и
люди начали думать о естественных
науках негативно… Аналогия, может
быть, не очень точная, но я считаю,
что и наша школа должна стать
событием со знаком плюс.

С.Я.
Сколько участников вы ожидаете?
Ведь если учесть все перечисленные
вами места, откуда могут приехать
участники, добавить местных
студентов, аспирантов, учителей,
может получиться огромное число
людей, задействованных в школе
Вместит ли их зал? И будет ли
участие платным?

А.М. Мы
рассчитываем примерно на сотню
слушателей. Место проведения — два
конференц-зала Института
солнечно-земной физики, который
вместе с Иркутским
госуниверситетом выступает в роли
организатора школы. Доступ же для
иркутян должен быть свободным.

Ю.А. Молодые
ученые до 35 лет, а также студенты и
школьники платить не будут.
Приглашенные лекторы, наоборот,
получат гонорары благодаря
федеральной поддержке.

С.Я.
Тематика школы — "Астрофизика и
физика микромира" — может
показаться читателям газеты
далекой от жизни…

А.М. Вовсе
нет. Дело в том, что имеющиеся
уникальные приборы могут
использоваться и для мониторинга
окружающей среды. Кроме того, школа
важна для подъема уровня
образования, для пропаганды науки и
борьбы со лженаукой, которой
сегодня хватает. Вспомните хотя бы
разговоры о торсионных полях… На
школе компетентные люди смогут
авторитетно и публично высказаться
по этому поводу.

Несмотря на
повсеместный провал в науке и
образовании, мне кажется, что
постепенно зреет понимание,
которое ученые стараются донести
до властей, — заниматься надо не
только с наркоманией и криминалом!
Надо работать с умными ребятами,
которые будут определять будущее.
Подготовка экономистов и
менеджеров — это хорошо, но не надо
забывать фразу Генри Форда. А он
сказал, что юристы и экономисты
только делят пирог, который
делают-то инженеры… Пока что
тенденция в образовании —
подготовка специалистов по дележу
и переделу. А подготовка настоящего
научного работника — это штучное
дело, и этим всегда штучно
занимались, особенно в Сибири.
Вспомните систему
физико-математических школ,
олимпиад… Как ни крути, это элита,
которую надо готовить, причем
готовить у себя.

Ведь
образование — это аппарат для
адаптации человека и встраивания
его в определенное общество.
Американизация образования,
которая у нас идет, даст на выходе
человека, который будет
"встроен" не в наше, а в
западное общество.

Если этим не
заниматься, то умные ребята будут
уходить — не только за рубеж, но и в
криминал. Пример — хакеры,
резвящиеся в компьютерных сетях.
Между прочим, российские хакеры —
самые сильные в мире. Известно, что
недавно села группа талантливых
студентов-химиков МГУ, занимавших
призовые места на олимпиадах. Они
придумали, как варить мощные
наркотики просто на кухне…
Физики-электронщики могут быть
востребованы как изготовители
хороших мин с дистанционным
управлением, подслушивающих
устройств и т.д. Сокращение вузов и
науки приводит к перекачке
невостребованного интеллекта в
мафию.

С.Я. Как
пример вспомните фильм
"Гений"…

А.М. Поэтому
появление школ типа Байкальской,
знаменует, по-моему, этап
восстановления здравого смысла у
руководства если не высшего, то, по
крайней мере, занимающегося
образованием и наукой.

С.Я.
Хотелось бы надеяться. Лично мне
кажется, что правительство хочет
вообще перестать кого-то учить, а
значит, не будет ни потенциальных
хакеров, ни квалифицированных
варщиков наркотиков… Позвольте
провокационный вопрос: что школа
может дать именно Иркутскому
региону? Читатели могут подумать:
соберется элита и будет говорить о
ненужных и заумных вещах…

А.М.
Эксплуатация любой серьезной
установки требует
научно-технической культуры и
грамотности персонала, который
должен понимать, что он делает.
Пример: в области действует
несколько установок
электронно-лучевой очистки воды.
Большинство слабо представляет, о
чем идет речь, и считает, что это
маленькие Чернобыли. На самом деле
установки безопаснее телевизора.
Надо, чтобы все понимали, что это
такое и как оно работает. А уж
персонал — обязательно.

С.Я. Но
согласитесь, что от астрофизики до
промышленной установки дистанция
все-таки большая. Нам могут
возразить: давайте готовить
грамотных эксплуатационников, но
для чего учить их законам
микромира?

А.М. Без
фундаментального понимания основ
всей науки это бессмысленно…

Ю.А. Учить
надо принципам. Если человек им
обучен, он сможет быстро
адаптироваться и разобраться в
любой новой технике. Если же это не
так, его придется каждый раз учить
заново.

А.М.
Классический пример — ситуация с
П.Л. Капицей. Он считался
специалистом по сильным
электромагнитным полям, когда
приехал из Англии. Сталин его
обратно не пустил, и он занялся
здесь совсем другими вещами и
достиг грандиозных успехов, в том
числе в прикладных работах.
Фундаментальное образование и
кругозор не просто полезны, а
необходимы для создания разумного
общества. Если мы будем знать
астрофизику, физику микромира, то
исключаются манипуляция массовым
сознанием типа Кашпировского,
распространение сказок о всемирном
разуме и т.д. Это, конечно, дело
каждого, во что верить, но
фундаментально образованный
человек никогда не воспримет
всерьез миф о зеленых человечках,
которые за нас все решают. К тому же
он лучше понимает, что нас ждет,
куда мы идем… Научно-популярные
журналы сейчас практически
недоступны, в СМИ реальной
информации о науке нет — идут
странные и безграмотные версии. Так
что школа нужна еще и поэтому.

Ю.А. В
обществе сложился устойчивый
стереотип: кто такой научный
работник? Да это тот, кому деньги не
платят. Кто не работает, а только
выходит с протестами… А то, что
наука — это живой организм, где люди
продолжают работать и добывать
новые знания, порой за мизерную
зарплату, уходит на задний план.
Наша школа важна, чтобы показать —
не только протестами характерна
наука! Надо сломать стереотип и
снова привлечь внимание к
настоящей науке, без которой
цивилизация в 21 веке существовать
не сможет. Быстро сломать не
удастся, но будем надеяться, что
школа поможет двигаться в этом
направлении.

С.Я.
Понятно. И последний вопрос: почему
именно Иркутск избран для
проведения школы?

Ю.А. Прежде
всего в нашем регионе создан
уникальный комплекс физических
установок. Это оптические
солнечные телескопы, а также
радиотелескоп ИСЗФ СО РАН,
нейтринный телескоп на Байкале. Эти
приборы исследуют физику ближнего
космоса. В Иркутске создан мощный
научно-технический потенциал, есть
обширные международные и
внутрироссийские связи, работает
много хороших физиков. Есть
серьезные научные достижения,
например, данные, полученные в
СИФИБРе в области генетики. Есть
важные результаты, полученные в ИГУ
(кстати, университет отмечает нынче
свой 80-летний юбилей), касающиеся
взаимодействия излучения с
веществом, поведения связанной
воды и т.д.

А.М. Есть
уникальный объект — Байкал,
уникальная зона землетрясений.
Есть огромный интерес наших и
зарубежных ученых к региону.

Ю.А. Тема
одной из будущих школ так и звучит —
"Физика больших природных
систем". Байкал, атмосфера,
ближний космос — где, как не в
Иркутске, обсуждать их
взаимодействие?..

С.Я.
Спасибо. Остается пожелать всем
организаторам и участникам
Байкальской школы успеха на наше
общее благо. До встречи в октябре.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector