издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вот компания какая!

Вот
компания какая!

В
необычном доме побывали мы на днях
с фотокором. В одной из квартир
города Иркутска поселилась
ненадолго укротительница змей и
крокодилов. И вместе с ней шесть ее
питомцев: крокодил, варан, кобра,
анаконда и два питона. Откуда
приехала Ирина Филиппова, лауреат
различных конкурсов, говорить не
имеет смысла, поскольку у цирковых
артистов если и есть где-то дом, то
бывают они в нем крайне редко. Вся
их жизнь — на колесах, сплошные
разъезды-переезды…

В
квартире невероятно жарко. Так
надо: рептилии любят тепло. А Ирина
любит их. Благодаря гостеприимству
хозяйки мы увидели, как кобра
раздувает шею, как крокодил ест
кальмаров и купается в ванной, как
чихает питон, как злится варан… Мы
брали их на руки, гладили
(признаюсь, страшно при этом
трусили!), наблюдали за ними. И
услышали много-много интересных
историй.

Крокодил
Гена

— Генка —
нильский крокодил, хищник. У него
есть еще и другое имя — Ибн Адам
Хусейн-второй. Хороший мальчик,
добрый, умный.

Он иногда
гуляет по комнате: под шкафы лазит,
под диван, под кресла. Когда к нам
звонят, сразу же бежит к двери —
смотреть, кто там пришел. При этом
старается меня обогнать.

Он очень
сильный! Вы не представляете, как
трудно удержать крокодила. У него
нет части хвоста. Это он дрался со
мной и хвост отколотил (они у них
слабые). А знаете, какие крокодилы
умные? Однажды он перебил мне нос и
еще укусил за бок. Сам перепугался,
понял, что поступил плохо. Мне
пришлось делать пластическую
операцию. А он один неделю жил в
квартире. Без света, без воды, без
еды! Как радостно он ко мне кинулся,
когда я вернулась домой!

— Ты моя
заинька золотая!

Ирина
приносит Генке кальмаров. Тот есть
не желает ("Он при чужих не ест
обычно"). После долгих
"маминых" уговоров Хусейн
смилостивился наконец, открыл рот и
проглотил лакомство.

— Молодец, —
поощряет Ирина. — Давай, кушай еще. А
нам поясняет:

— У него
рахит в начальной стадии, кальция
не хватает… Что любит? Печеночку —
только говяжью, осетринку,
кальмаров. И все обязательно
свежее.

Генкина
мечта — чтобы чужие люди его
гладили и целовали и чтобы он при
этом был без намордника.

У него глаза
часто на мокром месте, чуть что —
плачет. Закроет глаза, и из них
льются настоящие крокодильи слезы.

Позже, во
время представления, я видела, как
Ирина целует крокодила, как он по ее
просьбе щелкает своими
"остренькими зубками"
воздушные шарики. А когда мы с
ребятишками, приняв приглашение,
пришли к ней домой, Генка купался в
ванне. Конечно же, это хотелось
увидеть. Ира предупредила: опасно,
не шумите, не подходите близко.
Услышав чужие голоса, крокодил
быстро закрыл глаза и ушел под воду
с головой. Наверное, решил, что
хорошо спрятался…

Бакс

— Индийская
очковая кобра шести лет. Это
действительно ядовитая змея.

— А яд у нее
какого действия?

— Удушье.

— Правда, что
третья петля змеи — смертельная?
Что укротители дают ей сделать лишь
две петли вокруг своего тела?

— Правда.

Ирина несет
на съедение кобре белых мышек. Та
есть отказывается. Бросается,
шипит, но и только (у нас, честно
говоря, от этого шипения сердце в
пятки ушло).

— Бесстыжий
мальчишка, — поругивает Ирина
"ребенка" и поясняет нам:

— Он любит
крыс.

— Он? Это
кобра мужского рода?

— Да, кобер,
как говорит наш врач, — смеется Ира.
— Подпольная кличка у него Соня.
Потому что это самая настоящая
соня.

— А как он
работает?

— Когда в
зале тепло, работает: раскрывает
капюшон и шипит. А в холодном — нет.
Если вдруг становится прохладно,
ядовитые змеи умирают. А они очень
дорогие. И с ними трудно работать,
сначала их надо долго готовить к
этому… Бакс соображает, что от него
требуется. Хотя он халтурщик. Ему не
хочется работать. Поесть, поспать и
— до свиданья! Ко мне привык, как к
свой матушке или к подруге. Может
спать со мной.

— Сынок,
давай-ка чуть-чуть поработаем (надо
попозировать фотокору. Ирина нежно
гладит шею кобры. — Прим. автора). —
Он покушал, его нельзя сейчас брать
в руки: может срыгнуть и умереть.
Толстый поросенок, пузатик…

Никитка

— Варан,
гигант среди ящериц, степной,
среднеазиатский. Звать Никитка, а
кличка — Пузатик (так его прозвали
дети в санатории, где мы выступали).
Он добренький. (И тут же: "Не надо
на маму шипеть!")

Руки Ирины
перемазаны зеленкой. Это варан
укусил хозяйку прямо в зрительном
зале, при публике. Как это
произошло?

— Это он с
горя, с перепуга. Десять лет
работаю, и такого у меня никогда еще
не было! После представления, как
обычно, предложила ребятишкам
погладить Никитку. И вдруг
мальчишка дернул его за хвост (а это
самое больное место у варана).

Кстати, следы
царапин у Ирины, очень похоже на
кошачьи, отнюдь не отметины
котенка. Это тоже Никитка.

Он очень
недоволен, что его посадили в
"клетку". Раздувает тело, шипит
(страшно!!!), колотит хвостом, за что
"мама" ругает его:

— Дурачок,
отобьешь хвост.

На
представлении Ирина целует варана,
это же можно сделать и зрителям. А
работает он в кольце, как многие
животные в цирке.

Когда мы пьем
чай в комнате, в кухне раздается
страшный грохот. Бежим туда.
Непоседа Никита встал на задние
лапки и что есть силы стучит в
окошечко, требует свободы.

И опять
слышим ласковое: "Сыночек, как
тебе не стыдно хулиганить? Какой ты
у меня мальчишка непослушный!".

Джоконда
и Ксенька

— Джоконда —
парагвайская анаконда. Она дружит с
Ксенькой, они и живут вместе, в
одном дома (террариуме). Ксюша —
питон, работает со мной три года в
номере "каучук", она умная,
скорее даже хитрая, и характер у нее
— ой-ей! Она мне такие каверзы
устраивает, если не в настроении!
Замотает меня во время концерта, и я
стою, как китайский болванчик, на
одной ноге, пока не укушу ее или не
ущипну. Только тогда и размотает
свои петли… Когда с ней не
работаешь, она теряет форму,

Эти девчонки
на днях такое тут натворили!
Выбрались, пока меня не было, из
своего дома, довольные, навели
"порядок": в шкафах копались,
вазу перевернули, все пораскидали,
бусинки по всему дому… Прихожу, ищу
их: пропали! А они спрятались,
хитрюги, представляете? Ксения,
маленькая вреднюшка, на шкаф
залезла. Джоконда под диваном лежит
и за мной наблюдает…

У анаконды
моей дети были. Мы тогда в Анапе
работали. Роды я проспала. Только
уснула крепко, самый глубокий сон,
вдруг меня кто-то будит. Это из
террариума начал вырываться
крокодил, у него истерика.
Собираюсь встать, и тут меня кто-то
за нос цап-цап. Смотрю: малыш,
сантиметров 60, на моих анаконд
похожий. Я — обуваться, ноги в
тапочки, а там — тоже, меня за пальцы
цапнул. И давай я их собирать: из-под
подушки, из-под ковра, с одеяла, с
лампочки, с выключателя, из туфель…
Насобирала 17 симпатичных,
толстеньких анакондиков. Слава
богу, к соседям не успели залезть.

Джоконде я
поставила тазик с водичкой во
дворе. Она у меня домашняя девочка,
ученая. Не прошло и двух минут (я
отошла) — ее нет. Ищу, а она вместо
того, чтобы купаться, в огород
залезла, в кусты спряталась и на
воробьев охотится…

Крошечка

— А это
питончик Крошечка, добрый, ученый.
Он дружит с анакондой Джокондой.
Сейчас линяет и ничего не кушает,
ему и нельзя…

— А что может
произойти?

— Может
умереть.

Для питона
приготовили ванну.

— Сынок,
пойдем купаться? Смотри, вода.

Ирина
разговаривает с Крошечкой, чтобы у
нас получился хороший снимок:
"Скажи что-нибудь дяде, не
бойся".

Мы с
фотокорреспондентом, улыбаясь,
переглядываемся: обыкновенная
ванна, какие в тысячах квартир, но в
ней — большущая змея, длиной четыре
с половиной метра, весом больше 50
килограммов. Экзотика, а?

— А вы сами,
Ира, сколько же весите?
(Укротительница уникальных
животных — крохотная женщина!).

— Около
сорока четырех.

И при таком
весе, небольшом росте эта
удивительная женщина на
представлении "надевает" эту
тяжесть на шею, танцует с ней и еще
на шпагат садится!

Постскриптум

— Это не все
рептилии, что у меня есть. Еще есть
гремучка, она у меня давно-давно,
уже не работает. Есть муж анаконды —
Котя, он тоже не работает, дурака
валяет, его кормят, за ним
ухаживают. Я не хочу его никому
продавать: змея ученая, добрая,
цирковые ее замучают. Есть кобры.
Жена Крошечки — питон Василиса —
уже 7 лет у меня, она почти 90
килограммов весит. Варан по имени
Маня, подружка Никиты, она сейчас в
положении. Они все в Москве, на
выставке. Варан еще один у меня
будет, метра три длиной. Заказала
гремучку флоридскую, толстушку.
Мечтаю завести хорошую кобру —
королевскую, но это большой
дефицит. В Индии их используют как
нянек и как охранников. Это самые
злые кобры в мире. Но их можно
приручить. Правда, есть проблемы:
питаются они живыми змеями.

* * *

А посмотреть
шоу-программу Ирины Филипповой
"Рептилии мира" можно в
выходные дни на сцене иркутского
кинотеатра "Художественный".
Дрессировщица будет выступать и в
других городах области.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector