издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Братья по оружию

Братья
по оружию

(К 55-летию
боевого крещения 1-й польской
пехотной дивизии им. Тадеуша
Костюшко)

Я держу в
руках матово поблескивающий крест
на муаровой ленте желтого цвета с
синей окантовкой. Желтое поле ленты
рассекает узкая полоска цветов
Государственного флага Польши:
белого и красного. На лицевой
стороне креста распластал свои
крылья польский геральдический
орел, на обратной стороне по
вертикали вверху — дата "12.Х", а
внизу — год "1943", по
горизонтали — надпись "LENINO". В
удостоверении после моих имени и
фамилии, написанных, естественно,
латинским шрифтом, читаю: "KRZVZ BITWY
POD LENINO". ("Крест битвы под
Ленино").

И моя память
окунается в прошлое. Прошлое и
настоящее смыкаются в единое
пространство памяти, перед которым
бессильно время. Я вспоминаю, как
трижды побывал под Ленино.

Последний
визит был недавно, летом этого года,
когда я навещал в Минске дочь и
внучку и решил непременно побывать
в Ленино — в этом ухоженном, с
хорошо развитой инфраструктурой
поселке городского типа,
расположенном в трехстах
километрах на восток от столицы
Белоруссии. Каждый из этих
километров был страницей истории…
Взять, к примеру, реку Березину,
которую нам довелось пересечь в
начале пути вблизи Борисова. Кто
только не наводил на ней свои
переправы: и Карл XII, стремившийся
под Полтаву, и Наполеон с остатками
своей разбитой армии, и наши
героические саперы летом 1944 г.,
обеспечивая успешное развитие
операции "Багратион"… Немало
таких исторических вех на этом
пути…

Подъезжаем к
Ленино, и я сразу же направляюсь к
спуску, который ведет к реке Мерея.

И вот оно —
поле! Видимость отличная, поле
просматривается на добрый десяток
километров. Я ясно вижу памятный
для меня холм, говоря военным
языком — высоту 215,5. Сейчас на ней
лежит солдатская каска, огромная,
из серого бетона, как будто
оставленная здесь каким-то могучим
витязем-великаном после ратного
поединка.

Это — Музей
Советско-Польского боевого
содружества, возведенный в октябре
1968 года в честь 25-летия битвы под
Ленино. Я закрываю на несколько
мгновений глаза…

Она как бы
оживает передо мной, высота 215,5
октября сорок третьего: я вновь
вижу ее, прорезанную траншеями,
окутанную колючей проволокой,
усеянную дзотами, огневыми
позициями, пулеметными гнездами… Я
вновь слышу вой пикирующих
"юнкерсов", разрывы
сбрасываемого ими смертоносного
груза, рев моторов "мессеров",
поливающих нас на бреющем полете
огнем своих пулеметов. Вижу
немецкие танки, с лязгом ползущие
на наши позиции, я уже готов
крикнуть: "Огонь!"… И открываю
глаза… На поле царит тишина, лишь
где-то в поднебесье над ним еле
слышна песня жаворонка.

А вот
воспоминания 20-летней давности.

По поручению
министра культуры я готовил тогда
ряд мероприятий, посвященных
35-летию битвы под Ленино. Я
тщательно изучил все материалы,
освещающие ее. Тогда-то и
состоялось мое первое свидание с
этим музеем, которое длилось
несколько дней. Я сразу же нашел
схему диспозиции родного 494-го
артполка, который входил в число
приданных 1-й Польской дивизии. Я
увидел знамена частей Красной
Армии и штандарты подразделений
Войска Польского, фотографии того
времени, боевое оружие и личные
вещи участников боев в витринах.
Увидел стелу с именами павших в
этом бою. 1711 советских солдат и 502
польских жолнера сложили здесь
свои головы. Но еще больше
взволновала в день празднования 12
октября встреча с костюшковцами,
оставшимися в живых. Она произошла
непосредственно на поле
знаменательного боя. Польский
майор показывал своим товарищам на
местности положение 2-го пехотного
полка, который как раз моя батарея
поддерживала своим огнем в этом
бою.

Наше общее
волнение при этой встрече не
описать словами. Личные
воспоминания и скрупулезное
изучение многих источников,
особенно таких, как исследования
майора Войска Польского Э. Ядзяка,
встреча с костюшковцами дают мне
возможность довольно достоверно
описать события более чем
полувековой давности. Им
предшествовали тяжелые бои на
белорусской земле 164-й стрелковой
дивизии, названной в дальнейшем
Витебской и награжденной орденом
Красного Знамени. В ней я воевал в
составе уже упомянутого выше 494-го
артиллерийского полка,
награжденного впоследствии
орденом Александра Невского. В этом
полку я командовал батареей, потом
стал заместителем командира
дивизии.

В начале
октября 1943 года наша дивизия
занимала позиции неподалеку от
Ленино. 9 октября, будучи по делам в
районе Буды, я впервые увидел
польских жолнеров. В этот день на
рассвете 1-я польская пехотная
дивизия прибыла в район Буды,
Слободы, Красотинки. Ее солдаты, как
удалось выяснить из беседы с ними,
проходили формирование под Рязанью
в Селецких лагерях, приняли присягу
в годовщину Грюнвальдской битвы в
июле 1943 года, а 1 сентября, в
четвертую годовщину начала второй
мировой войны, костюшковцы
отправились на фронт.

Польские
части вступили в оперативное
подчинение командующего 33-й армией.
Командир 1-й пехотной дивизии
получил тогда следующую боевую
задачу: сменить наши части и
прорвать оборону противника на
участке Сысоево, Ленино и в тесном
взаимодействии с соседними
советскими дивизиями уничтожить
противника в районе Ползухи,
Трегубово. В дальнейшем, развивая
наступление на запад в направлении
Днепра, захватить плацдарм и
подготовить переправу через реку.

В ночь на 11
октября 1-й батальон 1-го пехотного
полка сменил наши подразделения на
участках, предназначенных для
обоих полков первого эшелона
дивизии. На следующую ночь позиции
на правом фланге занял батальон 2-го
пехотного полка. Тогда же
состоялось наше первое знакомство
с солдатами и офицерами, которых
предстояло поддерживать.

Передовые
батальоны обоих полков вошли в
непосредственное соприкосновение
с противником.

Наступлению,
начавшемуся 12 октября 1943 года,
предшествовала разведка боем. И вот
раздался залп "катюш",
послуживший сигналом к началу
артподготовки. Части 1-й дивизии
перешли в наступление. Форсировав
р. Мерею и преодолев ее болотистую
пойму, передовые батальоны
ворвались в траншеи противника.
Несмотря на сильное сопротивление,
2-й пехотный полк после полудня
овладел деревней Ползухой и вышел
на ее западную окраину. Дальнейшее
наступление полка приостановилось
из-за чрезвычайно сильного огня
противника.

Сосед слева —
1-й пехотный полк — овладел высотой,
а затем и деревней Трегубово,
которая в честь подвига
костюшковцев именуется сейчас
Костюшково. В ходе боя деревня не
раз переходила из рук в руки.
Дальнейшее продвижение обоих
полков было приостановлено очень
сильным огнем противника. Мы
отразили несколько контратак
фашистов. Враг сопротивлялся
ожесточенно.

На рассвете 13
октября началась артподготовка,
которая продолжалась 30 минут. Из-за
тумана и плохой видимости артогнем
были поражены далеко не все цели.

Части 1-й
пехотной дивизии совместно с
частями соседних наших дивизий
перешли в наступление. Однако
сильный огонь противника, а также
удары его авиации вынудили дивизию
приостановить наступление.

В течение дня
гитлеровцы предприняли ряд
контратак, стремясь отбросить нас с
удерживаемых позиций, но
костюшковцы упорно сопротивлялись
и отбили все контратаки с большими
потерями для противника.

В ночь на 14
октября 1-я пехотная дивизия им.
Тадеуша Костюшко была сменена
нашими частями. Дивизия завершила
свой первый бой на наиболее близком
к своей родине участке, а наш 494-й
артполк вернулся в свою дивизию.
Костюшковцы в весьма трудных
условиях форсировали р. Мерею с ее
болотистой поймой и продвинулись
на 1,5-2,5 км в глубину противника. В
течение двухдневных боев овладели
сильно укрепленными узлами
сопротивления в деревне Ползухе,
взяли много пленных, отбили ряд
контратак противника, нанеся ему
большие потери.

Значение боя
под Ленино измеряется не
тактическим успехом, хотя и он имел
определенное значение с точки
зрения приобретенного боевого
опыта, а главным образом
политическим моментом, который
определил историческое значение
этого события, участвовать в
котором выпала честь моим
однополчанам и мне. Это был первый
бой польских регулярных
вооруженных сил. Это был бой, в
котором кровь, пролитая польскими и
советскими солдатами в совместной
борьбе, стала символом
советско-польского братства по
оружию.

На поле боя
под Ленино были возрождены самые
славные традиции польского оружия,
традиции совместной борьбы
вооруженных сил Польши, Литвы и
Руси под Грюнвальдом, и более
поздние славные традиции борьбы
под лозунгом "За вашу и нашу
свободу".

И мы, и
костюшковцы всегда помним об этом.

Эти
воспоминания хочу закончить
строками поэта:
Нас все меньше и меньше —
Надвигаются годы…
Мы из той, из дружильной,
Из солдатской породы.
В трудных снах оживая,
Бьет метель фронтовая!
Вся в рубцах и ожогах
Наша память живая.

Э.
КОРСАКОВ,

участник
боев под Ленино, бывший командир
батареи 494-го артполка, заслуженный
деятель искусств Белоруссии,
председатель совета ветеранов
войны и труда Свердловского
административного округа.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector