издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Этому дала, а этому не дала...

  • Автор: Юрий ЗОЛОТУХИН, "Восточно-Сибирская правда"

Этому
дала, а этому не дала…

Как в
детской потешке про сороку-ворону,
делят деньги в районной больнице г.
Железногорска

Беременная
женщина рассказывает: "Пришла на
прием в поликлинику, врач
посмотрела анализы и спрашивает:
"Почему гемоглобин низкий?
Витамины принимаете?" — "Нет, —
отвечаю, — не на что купить".
Тогда она мне говорит: "И зачем
плодитесь… разве не видите, жизнь
какая?.."

Больше всего
женщину оскорбило слово
"плодитесь". "Словно я
крольчиха какая-то", — едва
сдерживая слезы, рассказывала она.
Придешь к главному врачу зарплату
просить, чтобы те же витамины
купить, а в ответ слышишь:
"Беременность — не самая веская
причина, чтобы выдать вам деньги.
Есть дела поважнее…" Унижение
такое, что словами не передать…
Почему кто-то решает, рожать мне или
не рожать, выдать мне заработанные
мною деньги или нет?"

Действительно,
почему? Причем речь в данном случае
идет не о том, когда на счету
предприятия, организации или
учреждения нет денег, а когда они
есть хотя бы частично, но их
распределяют, мягко скажем, по
своему усмотрению. Явление это
сейчас, как инфекция, быстро
распространяется и позволяет
безбедно существовать тем, кто
находится у кормушки
распределения.

Ведь как
раньше было? Поступили деньги в
кассу предприятия, составили
ведомость — и иди, получай свои
кровные. Сегодня же, когда
многомесячные задержки с выдачей
заработной платы стали нормой, а
государство утвердилось в мысли,
что его подданные, оказывается,
могут жить без денег, у
руководителей предприятия любой
формы собственности появилась
возможность "финансового
творчества".

В чем оно
заключается? Предположим, что
бюджетная организация получила на
свой расчетный счет деньги для
выдачи зарплаты служащим. Часть
суммы выплачивается сразу (ведь
народ-то знает, что деньги
поступили), а часть придерживается
для накопления некоего резервного
фонда. Из этого фонда теперь свою
зарплату можно будет получить
только по специальному заявлению.
Казалось бы, продиктовано это
благими намерениями — деньги
предполагается выдавать только в
случае крайней нужды: на похороны,
операцию, лекарства и т.д.

И вот уже
руководство, монополизировав право
распоряжаться этими деньгами,
получает возможность делить
по-своему. Как в детской потешке про
сороку-ворону, которая кашу варила,
деток кормила: "Этому дала, а
этому не дала…" Увы, дать можно
не только в случае крайней нужды, но
и за проявление верноподданических
чувств к начальству. Строптив,
неугоден — будешь вечно ходить в
нищих. На кассу можно повесить и
никогда не снимать табличку
"Денег нет", но заработную
плату определенный круг лиц будет
выбирать регулярно. Но шила в мешке
не утаишь: авторитарный способ
распределения денег по заявлениям
неизбежно посеет смуту в
коллективе.

Что и
произошло в районной больнице
города Железногорска. Недавно ее
коллектив собрался на
производственное собрание, чтобы
распутать весь этот клубок
противоречий, сотканный из
взаимного недоверия, обид и
обвинений. И распутать его
оказалось очень не просто.

— Сегодня наш
коллектив разделен на два лагеря —
на тех, кто получает зарплату, и тех,
кто ее не видит многими месяцами, —
сказала, открывая собрание,
председатель профсоюзного
комитета больницы Нина Кекштас. —
Наши люди возмущены уже не столько
тем, что зарплату не дают, а тем, что
из-под полы пытаются делить те
крохи, которые нам изредка
перепадают из бюджета. В
доказательство своих слов я
приведу несколько цифр. На 1 октября
этого года поступило средств на
зарплату в размере 933 тысячи рублей.
Из этой суммы 341 тысяча была выдана
работникам больницы в виде аванса,
а остальные 592 тысячи распределили
по заявлениям. Большую часть денег,
предназначенных на зарплату,
получил узкий круг лиц. Вот и
получается, что одни работники
имеют возможность регулярно
получать хоть какие-то средства, а
другие влачат жалкое
существование. Поэтому мы
обратились в мэрию района с
просьбой снять с должности
главного врача больницы Татьяну
Алексеенко, допустившую такие
грубые нарушения в распределении
поступающих на наш счет средств.

Собрание,
понятное дело, захотело узнать, кто
же эти привилегированные
работники, регулярно пользующиеся
созданной кормушкой. На этот вопрос
ответила главврач Алексеенко.
Правда, сделала это весьма
своеобразным способом. Вначале она
дала развернутую картину
финансирования больницы через
систему территориального фонда
обязательного медицинского
страхования, бюджета и подробно
остановилась на всех статьях
расходов. На головы собравшихся
обрушилось столько цифр, что спустя
час после ее выступления многие уже
позабыли, зачем они здесь
собрались. Пришлось председателю
собрания напомнить главному врачу,
что они хотят узнать, не из чего
формируются средства, а как они
расходуются.

После этого
разговор потек в более конкретном
направлении. Выяснилось, что
задолженность по зарплате у
работников одного и того же
учреждения не поддается никакой
логике. Если одни сотрудники
находятся уже в минусах, т.е.
выбрали не только текущую зарплату,
но уже и будущую, то другие не
получали ее по пять-шесть месяцев.
Причем выявились и некоторые
закономерности: остаток заработной
платы увеличивался по мере
удаления его от бухгалтерии и
аппарата управления. Если у
бухгалтерских работников она
составляет в среднем 1 тысячу
рублей, то у среднего медицинского
персонала в пределах 6-8 тысяч.

Конечно,
неприятное и неблагодарное это
дело — считать чужие деньги. Но как
объяснить беременной женщине,
медицинской сестре, заработавшей и
имеющей на своем счету 7 тысяч
рублей, почему у главного врача
больницы, получающей значительно
большую зарплату по сравнению с
ней, на остатке значится всего 2,5
тысячи рублей? Впрочем, мы уже
знаем, каким образом это делается…

В заключение
своего отчета Татьяна Алексеенко
сказала: "Я ваши деньги себе в
карман не положила. В месяц нас
должны профинансировать на 900 тысяч
рублей, а получаем мы всего 180.
Попробуйте разделить эту сумму на
всех". На всех, Татьяна
Александровна, действительно, не
получается, а вот на отдельных
сотрудников можно…

Темным-темны
дела и с обеспечением больницы
лекарственными средствами, кстати,
приобретаемыми на бюджетные
деньги. Например, почему в палаты
для больных поступают лекарства… с
просроченным сроком годности?
Зачем и почему завозят такие
лекарства? Оправдание снабженца
Игоря Янавичюса, что, дескать, их
отправляют в коробках и у него нет
возможности проверить маркировку,
выглядит малоубедительным. Ведь
такая же ситуация и с приобретением
старых медицинских перчаток и
шовного материала…

Много
претензий к своему руководителю
высказали на собрании медицинские
работники. Впечатление было такое,
словно свое руководство они не
видели годами и вот наконец-то
получили возможность высказаться.
И это тоже явление нашего времени:
руководство все больше
дистанцируется от своих
работников, все меньше у последних
возможности хоть как-то влиять на
принятие жизненно важных решений.
Отчуждение и непонимание царят
между верхами и низами…

Ну, а пока
медики выразили недоверие своему
руководителю и ждут — какова будет
реакция на это администрации
Нижнеилимского района. Они также
приняли решение создать
независимую комиссию, которая
займется проверкой финансовой
деятельности аппарата управления
больницы.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector