издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Вера без дела мертва"

Любовь
КОРНЕЙЧУК:

"Вера
без дела мертва"

Любовь
Федоровна Корнейчук родилась на
Ворошиловградчине, воспитывалась в
школе-интернате под Читой, куда
перебралась семья после гибели
шахтера-отца. Окончила
культпросветучилище, затем заочное
отделение Хабаровского института
культуры. В 1985-м переехала с семьей
в г. Байкальск, где работала вначале
директором Дома культуры, а потом
зам. секретаря парткома БЦБК. В 1990
году избрана замом председателя
исполкома, в 94-м — мэром Байкальска,
в апреле возглавила Слюдянский
район. Муж по профессии
железнодорожник, сын и дочь живут и
работают в Байкальске, у них свои
семьи, свои заботы.

По
определению хорошо знающих Любовь
Федоровну байкальчан, это очень
настойчивая, инициативная и
трудолюбивая женщина. Ее девиз —
порядок, стабильность,
справедливость. Именно то, что так
необходимо нам сегодня. Добавим:
Любовь Федоровна — одна из трех в
области женщин-мэров.

— Любовь
Федоровна, говорят, у женщины свой
особый взгляд на ситуацию. Как бы вы
оценили состояние общества,
жителей своего региона?

— Вряд ли оно
отличается от состояния иркутян,
зиминцев или черемховцев. Чувство
неуверенности, неопределенности
испытывает большинство из нас.
Будет ли завтра работа? Сможешь ли
прожить на пенсию? Что случится,
если, не дай Бог, заболеешь — ведь за
лечение надо платить немалые
деньги. Сможешь ли учить детей,
обеспечить их всем необходимым?

Со своей
неустроенностью и разбродом
человеку некуда податься, не на
кого положиться. Каждый
предоставлен сам себе и играет в
пьесе, именуемой жизнью, без всяких
правил. В этом, думаю, главная наша
беда.

Хорошо, что
далеко не все потеряли веру в
лучшую экономическую реальность, в
то, что реформы начнут приносить
плоды. Но, как известно, вера без
дела — пустой звук, она мертва.

— А
дел-то этих самых все меньше и
меньше. Останавливаются
предприятия, сокращаются штаты.
Слюдянку тоже не обошла стороной
безработица.

— Да, это так.
У нас на сегодня более 600 только
официально зарегистрированных
безработных. И это в богатейшем по
своим природным ресурсам районе. У
нас ведь есть все — от золота до
мрамора и гранита. А тайга, а Байкал
с их богатствами и красотами?
Развив индустрию туризма, мы могли
бы и жить вполне безбедно.

Нашему
району самим Богом уготовлено
стать центром развития туризма
Иркутской области. Представьте
только, при 50-тысячном населении
через район проезжает за год до 200 и
более тысяч туристов! Как их
тормознуть? Нужны соответствующий
сервис, условия. У нас имеются
наработанные программы, проекты,
но, к сожалению, нет средств, чтобы
воплотить все это в жизнь.

Да,
наведываются инвесторы:
восторгаются природой, ландшафтом,
климатическими условиями, обещают
рассмотреть, посчитать, но дальше
этих утешающих слов дело не идет.
Думаю, причины подобной
нерешительности в общей
неразберихе,
финансово-экономической
нестабильности. Вот и ломаем
головы, как сдвинуть эту проблему,
сделать район привлекательным для
гостей, туристов.

— Идея
индустрии туризма вынашивалась и
вашими предшественниками. Но ведь
не секрет, что на этом пути стоит
БЦБК с его грязными производствами.
Не случайно вновь раскручивается
закон о Байкале. Есть ли надежда,
что с его принятием в районе что-то
изменится?


Перепрофилировать комбинат на
экологически чистые производства?
Кто из живущих на берегах Байкала
станет возражать? Только вот на
какие? Что даст перепрофилирование
работающим здесь людям? Добрый
десяток программ, вариантов
рассмотрен и отклонен. А сколько
комиссий, выездных заседаний,
экологических экспертиз
перебывало в стенах БЦБК. Давят со
всех сторон. Да что толку? Проблему
перепрофилирования надо решать на
средства государства (а это более
полумиллиарда долларов), и тогда он
даст нам и налоги, и прибыли, и
рабочие места.

Надо искать
пути и способы решения проблемы без
эмоций, исходя из конкретных
обстоятельств. А они сегодня
таковы, что 46% районного и 96% бюджета
г. Байкальска дает БЦБК. Дело не
только в комбинате. Посмотрите,
Слюдянка ежесуточно продолжает
сбрасывать в озеро до пяти тысяч
тонн неочищенных стоков. Очистные и
то построить не можем. В нас,
живущих на берегах Байкала, еще
теплится надежда, что с принятием
закона о Байкале отношение к
проблеме его защиты изменится на
всех властных этажах. И о
перепрофилировании, деятельности
человека на его берегах речь пойдет
уже более предметно.

— Вы
упомянули об очистных. Насколько
помнится, в Слюдянке заложены
мощные очистные германской фирмы
"Крофта", с современной
технологией очистки. Кроме того,
одну из больших угольных котельных
должна была заменить
электробойлерная. В каком
состоянии эти объекты?

— И на одном,
и на другом работы прекращены из-за
отсутствия финансирования. Вначале
по электрокотельной заказчиком
выступала районная администрация,
затем Иркутскэнерго, сейчас она в
подвешенном состоянии. Несколько
раз я выходила на областную
администрацию, но вопрос об
окончании строительства
непробиваем. Более того, некоторые
специалисты засомневались:
дескать, а нужна ли Слюдянке новая
электрокотельная? Выяснилось, что
если отремонтировать угольную
рудоуправления, то она еще лет пять
может служить. Тогда возникает
вопрос о консервации почти
готового здания, а это более 1 млн.
рублей.

То же с
очистными. Пришло оборудование, но,
чтобы его получить и доставить на
площадку, необходимо 1,5 млн. руб. за
растаможку. Их тоже нет. Между тем
комитет по экологии ежеквартально
выставляет нам 250 тыс. рублей
штрафов за сброс в Байкал
неочищенных стоков. Словом, куда ни
кинь, везде клин.

— Тем не
менее, к зиме вы подготовились
неплохо. Говорят, успели даже
кое-какую реорганизацию провести?

— Дело в том,
что жителей Слюдянки обслуживали
два коммунальных предприятия —
муниципальное ЖКХ-1 и железной
дороги. При этом плата за услуги,
зарплата работников ЖКХ
существенно различались. Приняв
жилье под свою опеку, мы слили их в
одно предприятие, что, естественно,
вызвало немало различных
кривотолков.

Мы
приостановили прежнее решение
районной Думы о 50-процентной оплате
за жилье и коммунальные услуги,
оставив прежние 40. При этом
квартплату разрешили выплачивать в
рассрочку. А еще организовали
жилищно-коммунальный участок в
Култуке, так как у работников ЖКХ-1
зачастую туда не доходили руки, и
жители поселка высказывали немало
претензий к работе коммунальщиков.

Что касается
подготовки к зиме, то этот вопрос у
нас на особом контроле. Скажу лишь,
что все котельные (а их более двух
десятков) работают исправно,
обеспечение углем идет по графику.
Правда, задолженность по зарплате
работникам коммунальной сферы
тянется с прошлого года, что
вызывает у нас особую тревогу.


Говорят, реорганизация коснулась и
местных органов власти. В чем она
заключается?

— В свое
время в Слюдянке была своя
городская администрация, потом ее
сократили. Время показало, что
совершенно зря, — в городе должен
быть хозяин. Мы провели
реорганизацию районной
администрации и за счет
освободившихся кадров
восстановили орган городского
самоуправления. Финансируем
подобные образования с каждого
регулируемого налога по удельному
весу. К примеру, налог на имущество
БЦБК мы разбросали на всех по
удельному весу.

— Любовь
Федоровна, а что изменилось в связи
с изменением формирования бюджета,
когда предприятия и организации
стали платить налоги по месту
своего нахождения?

— Мало что.
Доходная часть бюджета как не
выполнялась, так и не выполняется. К
примеру, нашим налогоплательщиком
с нынешнего года является ВСЖД, но
что с них возьмешь, если у них самих
массовые сокращения. Встречаюсь с
Геннадием Комаровым, прошу:
"Геннадий Павлович, выручи". А
в ответ слышу одно и то же: "Нет у
меня денег". Представляете,
собственные налоги мэр района
выпрашивает, чтобы дать людям
зарплату.

То же с
другими налогоплательщиками. Слава
богу, хоть проблема с Култукским
мясокомбинатом сдвинулась с места,
там кое-что удалось решить. Но опять
рыбозавод на боку. Голова забита
проблемой, как сохранить это
предприятие, рабочие места. Выносим
вопрос на Думу, как помочь
рудоуправлению. Предприятие
"Перевал" отправило людей в
бессрочные отпуска…

Виноваты в
этом и мы, администрация. Бюджет
района всем им задолжал немалые
деньги. Сумма задолженности
перевалила за 50 млн. руб. (это с
зарплатой бюджетной сфере,
пособиями и т.д.). По текущим долгам
рассчитываемся взаимозачетами, а
вот долги гасим по мизеру и лишь
там, где уже выхода нет.

— Каким
вам видится завтрашний день района?

— Так далеко
не заглядываем. За окном такое
время, что хотя бы сохранить то, что
наработано, что имеем. Перспективу
будем определять, исходя из
программы правительства, областной
администрации. Слушаю премьера
Евгения Примакова, выступления и
планы по социально-экономическим
вопросам губернатора Бориса
Говорина, и хочется верить в лучшее.

Конечно,
никакой манны небесной не ждем,
пытаемся кое-что сделать и сами. Вот
приняли концепцию
социально-экономического развития
района до 2001 года, есть, я считаю,
неплохая программа, по которой
работаем сегодня и будем жить
завтра.

— А между
работой что? Чем увлекается мэр в
часы отдыха?

— Какие
увлечения? Домой прихожу с папками
документов и просиживаю заполночь.
На днях переехала в Слюдянку, в
однокомнатную квартиру дома
ветеранов. С мужем остались, думаю,
на двоих за глаза хватит. Мечтаю
заняться настольным теннисом, в
который влюблена с детства.

Беседу
вел Александр АНТОНЕНКО.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector