издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Служба была нелегкой

  • Автор: Сергей Берг, "Восточно-Сибирская правда"

Служба
была нелегкой

Виктор
Новоселов работал в управлении
вневедомственной охраны при УВД
Иркутской области 19 лет. В УВО наш
герой пришел "не мальчиком, но
мужем". Уже тогда, в 1973 году, можно
было говорить, что карьера Виктора
Георгиевича состоялась. Закончив в
51-м Свердловский электротехникум
связи, Новоселов попал по
распределению в Усть-Кут. За 9 лет он
поднялся от техника до
замначальника районного узла
связи. Наконец, Виктору Георгиевичу
предложили перевестись с
повышением в Иркутск или Братск.
Молодой специалист выбрал
областной центр и был назначен
главным инженером Иркутской
городской телефонной сети. В 1961
Новоселов закончил Новосибирский
электротехнический институт связи,
где учился заочно…

— Виктор
Георгиевич, вы 13 лет были главным
инженером ГТС Иркутска. Что же
заставило вас оставить может и
хлопотное, но все-таки теплое место
и уйти в милицию?

— Мне
нравилось работать в ГТС. Но
характеристика "хлопотная"
является очень мягкой — это, как я
быстро понял на собственной шкуре,
была напряженная, а иногда
невыносимо тяжелая работа. Вот один
пример: в 1964 году горе-строители
оборвали магистральный кабель,
соединявший с обитаемым миром Дом
Советов. Замолчали телефоны во всех
кабинетах обкома партии и
областного исполнительного
комитета. Прораб строившегося
неподалеку от серого дома объекта
обязательно пошел бы под суд, если
бы не был близким родственником
одного из секретарей комитета
партии… В общем, вредителем его не
объявили. Нам же было поручено
наладить связь в "рекордно
короткие сроки".

Связисты ГТС
работали непрерывно трое суток.
Нужно было восстановить 400-парный
кабель. Естественно, все это время я
дежурил на месте аварии.

Помимо
крупных аварий нам приходилось
ликвидировать сотни мелких…

Короче, в 1971-72
годах я просто перегорел. Я спал от 2
до 6 часов в сутки, мог бодрствовать
(а точнее, жить в состоянии полусна)
неделю. В феврале 72-го попал в
факультетскую клинику — было
подозрение, что у меня опухоль
мозга. Слава богу, все обошлось.
Выйдя на работу через месяц, я
задумался — становиться инвалидом
в 42 года мне не хотелось…

В октябре
72-го года ко мне в кабинет заглянул
заместитель начальника управления
вневедомственной охраны Илья
Кузнецов. Оказывается, он искал для
своего ведомства
квалифицированного
инженера-связиста. Тут я и решился:
"Илья Архипович, давайте я к вам
пойду". Тот опешил…

— Не
сомневаюсь, что начальство
квалифицировало ваш поступок как
бегство.

— Шума было
много. Начальник областного
управления связи наотрез отказался
отпустить меня. УВО безуспешно
пыталось самостоятельно решить
этот вопрос. Наконец, после долгих
мытарств, на бюро горкома партии
мою просьбу об увольнении
удовлетворили.

Я получил в
управлении охраны должность
начальника отдела технических
средств. Работа в милиции, по
сравнению с буднями главного
инженера ГТС, была блаженством.
Поставленные задачи мы решали в
спокойной обстановке, и мне,
уставшему от горячих дней, каждый
из которых "звал на подвиг",
как раз это и было нужно.

Наш отдел
сразу стал формировать сеть
пунктов централизованного
наблюдения (ПЦО). В 1973 году, когда я
пришел в управление, в области было
всего шесть таких пунктов — в
Ангарске, Братске,
Усолье-Сибирском, в Ленинском,
Кировском, Свердловском районах
Иркутска.

С 1973 по 1985
годы было создано 26 ПЦО и 36
отделений охраны в городах и
поселках области. Можно сказать,
что команда технического отдела
помогла взять под охрану все
крупные населенные пункты
Приангарья.

Группам
захвата и патрулям, обходившим
"дозором" объекты, мы
доставали радиостанции. Тогда
милиция, кстати, не имела средств
связи и, естественно, воры, имели
достаточный запас времени, чтобы
бесследно скрыться с места
преступления.

Примерно
через десять лет почти 70 процентов
экипажей и патрулей УВО были
обеспечены радиостанциями (в 73-м
году цифра была намного скромнее —
10%)

Все эти годы,
что совершенно закономерно,
увеличивалось число задержанных
преступников: от 60 в год в начале
семидесятых до 280 в 1985. Впечатляет,
не правда ли?

— В
управлении вы также успешно
продвигались по служебной
лестнице?

— Можно
сказать и так. Через год, в 1974-м, я
был назначен заместителем
начальника управления по технике.
Через восемь лет стал начальником
областного УВО.

Работы
хватало. Я, например, часто выступал
на ТВ и радио, призывая горожан
оборудовать свои квартиры охранной
сигнализацией. Управление
постоянно совершенствовало
оборудование пунктов
централизованной охраны, совместно
с областным управлением связи мы
планировали внедрение технических
средств. Как известно, все охранные
системы УВО связаны с телефонными
станциями и именно в помещениях АТС
мы размещаем часть своего
оборудования.

Большой стаж
работы в Иркутской ГТС позволял мне
быстро находить общий язык с
начальниками районных узлов связи
и телефонных станций в городах.
Помогало и то, что многих наших
связистов я знал лично.

В итоге
каждый год увеличивалось число
квартир, взятых нами под охрану.

В должности
начальника УВО я работал до ноября
1985.

— А что
случилось в этом году?

— В 1986-м
Иркутскую область посетила
следственная бригада МВД СССР,
которую возглавлял полковник
Сванидзе.

Для
иркутской милиции этот визит был
как для Древней Руси нашествие
Мамая. Сванидзе и его команда из
сорока следователей провели в
подразделениях областного УВД
чистку, которую можно сравнить
разве что с поисками чуждых
элементов в партийных и
хозяйственных органах в 30-е годы.
"Репрессировали" и меня.

Желание МВД
оставить в региональных
управлениях внутренних дел только
безупречных, честных людей я
приветствовал. Действительно, были
в органах преступники. Их, конечно,
нужно было гнать поганой метлой или
отдавать под суд. Но мне кажется,
следственная бригада явно
перестаралась. Из-за нее за бортом
осталось много замечательных
специалистов, преданных своему
делу людей.

Кстати, через
два-три года после "милицейской
ревизии" в Приангарье и других
регионах страны, сняли сначала
министра внутренних дел Федорчука,
организовавшего эту охоту на ведьм,
потом добрались и до Сванидзе.

Затем я был
переведен в отдел вневедомственной
охраны при Куйбышевском РОВД
Иркутска. Под моим руководством два
года ОВО был передовым и владел
переходящим Красным знаменем. В 1988
году меня вернули в областное
управление, назначили начальником
отдела, ведавшего кадрами и,
одновременно, заключением
договоров на охрану. Я работал в УВО
еще четыре года. В апреле 92-го ушел
на пенсию. Тогда мне было уже 62 года.

Я не жалею о
том, что пришел в охрану. Думаю,
выбор был правильным. В УВО мне
пришлось решать много технических
вопросов — а ведь это моя стихия, я
занимался созидательным трудом,
старался приносить обществу
пользу. Наверное, это означает — был
на своем месте. Следовательно, у
меня к судьбе нет никаких
претензий.

Сейчас я
являюсь председателем первичной
ветеранской организации
управления вневедомственной
охраны. Хочу сказать, что
управление не забывает своих
ветеранов, оказывает нам
всестороннюю помощь, поздравляет с
юбилеями, другими торжественными
датами. В день охраны, день милиции,
23 февраля и 9 мая нас приглашают в
управление на торжественные
вечера. Пользуясь случаем, хочу
поздравить наших ветеранов с
46-летием вневедомственной охраны
России и пожелать им крепкого
здоровья, счастья в личной жизни, не
терять бодрости духа в наше столь
непростое время.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector