издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Явление миру латышского эгрегора

Явление
миру латышского эгрегора

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

  ("Эгрегор,
эгрегор, а зачем тебе, такому
маленькому, такие большие
зубы?")

В
"Новых Известиях" за 25 августа
опубликовано интервью знатока
Латвии Отто Лациса с лидером
Народной партии Андрисом Шкеле.
Российский журналист и латышский
политик нашли общий язык с первых
слов. Для затравки О.Лацис
посочувствовал латышскому
правительству: "В России против
Латвии выступают не те, кто сейчас
правит страной и отвечает за ее
трудности. Скорее это те, кто хочет
прийти к власти и надеется накопить
политический капитал, изобразив
себя большими патриотами."
Простой латышский парень Андрис с
радостью принимает подсказку:
"Для нашей маленькой страны, в
которой все население в несколько
раз меньше, чем население одной
Москвы, не так уж важно, кто
раздувает кампанию против нас…У
латышей есть одно важное качество:
нам никогда не была свойственна
неприязнь на национальной почве. У
нас не сжигают дома соседей
нежелательной национальности… У
нас не организуются улицы по
национальному признаку… У нас
такого нет. Нет шовинистического
сознания еще с царских времен".

У меня
появилась возможность приехать в
Ригу сразу после октябрьских
выборов в латвийский парламент —
саэйм, на которых партия Андриса
Шкеле получила большинство
голосов.

С утра я
пошел на кладбище, где поклонился
могилам отца и брата. Был почти
теплый осенний день. В кустарнике
возились черные дрозды.
Октябрьский ветер сдувал со старых
кленов широкие желтые листья, и они
одним одеялом укрывали на зиму
могилы лежащих в одной земле
латышей, русских, немцев, украинцев
и евреев, которые жили здесь веками
бок о бок, так, как сейчас лежат.

Потом я
погулял по городу, в котором прожил
35 лет, и ощутил себя иностранцем.
Кто же тогда из нас,
"русскоязычных", как теперь
говорят, граждан Латвийской ССР мог
предположить, какую пакость
выкинет ЛАТЫШСКИЙ ЭГРЕГОР.

"Latvieschu
egregors" — так называется книга,
которая появилась недавно на
книжных полках Риги.

Очередной
латвийский бестселлер содержит
серьезные претензии на мистические
открытия. Его автор, Мартиньш Озолс,
обеспокоен состоянием здоровья
латышского эгрегора, астрального
духа, обеспечивающего в
эзотерических сферах
жизнеспособность латышского
народа.

Новолатышский
"завет" вопиет к нации
откровениями, леденящими
национальное самосознание:
"Латышский эгрегор на грани
уничтожения", "Колонисты —
самая реакционная часть нации",
"Мигранты это авангард русского
эгрегора"…. Эмоции г. Озолс
подкрепляет математикой:
"Латышская Латвия может
осуществиться лишь в том случае,
если удельный вес латышей
поднимется не менее чем до 70 — 75%
".

Поставив
диагноз латышскому астральному
духу, Озолс переходит к
рекомендациям по его лечению,
которое следует начать с
образования латышских кварталов в
Риге, Лиепае, Вентспилсе,
Даугавпилсе и других населенных
пунктах Латвии. Тем временем
неграждан означенных пунктов надо
готовить к переселению в
какой-нибудь район на востоке
Латвии.

В
перспективе, по мнению автора
,"колонистов надо вернуть России
любой ценой" вместе с памятником
победы (над фашизмом) в Риге,
который, будучи "символом
унижения, вечно напоминающим о
русском геноциде против
латышей", является раздражающим
фактором для эгрегора.

Затем, дабы
внушить уверенность в сердца
дрогнувших от ужаса за судьбу
национального духа, Озолс цитирует
радостные пророчества латышских
нострадамусов, в соответствии с
которыми все русские оккупанты и
бывшие коммунисты будут вынуждены
покинуть Латвию в 2002 — 2007 годах…

С
монографией латышского геббельса
меня познакомил Геннадий Котов,
сопредседатель Латвийского
комитета по правам человека.

Мы
встретились с ним поздним вечером в
подвалe частного дома в центре Риги,
где латвийский F.I.D.N арендует
небольшое помещение.

Находясь под
впечатлением прикосновения к
вечности и прогулки по городу, во
время которой я как бы вернулся в
молодость, я не сразу понял, чем
озабочен и к чему столь истерично
взывают г-н Озолс и латышский
эгрегор. А когда понял, мне стало
страшно. Потому что ключевыми
словами нашего с Геннадием
разговора были апартеид, нацизм,
дискриминация, апатриды… А еще я
узнал, что 45% граждан Латвии
проголосовали 3 октября против
поправок к закону о гражданстве,
которые чуть-чуть облегчают
условия натурализации и на которые
был вынужден пойти саэйм под
давлением мировой общественности.
Голосовали те самые латыши, в
которых, по мнению г-на Шкеле, нет
шовинистического сознания еще с
царских времен.

Главным
отличием нынешней Латвии от всех
остальных стран мира является то,
что 30% населения не признаны ее
гражданами. Это при том, что добрая
половина этих людей родилась в
Латвии.

Когда в 1990
году созданный при участии
советских спецслужб Народный фронт
Латвии декларировал свою
предвыборную программу, в ней
говорилось: "НФЛ выступает за то,
чтобы гражданство было
предоставлено всем постоянным
жителям Латвии, заявившим о своем
желании обрести таковое и
связавшим свою судьбу с Латвийским
государством".

Многие
поверили. Поверил и я. Поэтому,
когда активисты НФЛ предложили мне
выступить кандидатом в саэйм от их
партии, я согласился. Однако, когда
на "партийном бюро" мне было
предложено доложить свою позицию в
вопросе о самостоятельности Латвии
и я, согласившись с тем, что
самостоятельность дело хорошее,
заявил, что вопрос этот следует
решать путем проведения
всенародного референдума,
активисты остыли к моей персоне и
мою кандидатуру отклонили.

А референдум
был проведен в марте 91-го, и более 45%
нелатышей, предвкушающих
цивилизованную жизнь "на
Западе", проголосовали за
независимость. Они были обмануты.

15 октября 1991
года саэйм Латвии принял
постановление "О восстановлении
прав граждан Латвийской республики
и основных условиях
натурализации" Этим актом
гражданами Латвии были признаны
лишь те счастливцы, которые имели
гражданство до 17 июня 1940 года, и их
потомки. Треть постоянных жителей,
избравших этот парламент, была
лишена своими избранниками всех
политических прав. Такого в истории
парламентаризма еще не бывало.

Принятый в
июле 1994 года Закон "О
гражданстве" практически
узаконил апартеид, поставив такие
условия для натурализации
нацменьшинств, что за прошедшие 4
года лишь около 9 тысяч из 662 тысяч
легальных латвийских неграждан
смогли получить гражданство этим
путем.

В условия
входят экзамены по языку (устный и
письменный), законодательству и
истории, сотворенной латышскими
учеными в результате творческой
переработки латышского народного
эпоса и компиляции легенды о
Нибелунгах.

Комментируя
"условия", верховный комиссар
ОБСЕ по делам нацменьшинств М. ван
дер Стул заметил, что не многие
голландцы смогли бы выдержать
проверку на знание своего языка,
истории и законов, отвечающее
требованиям натурализации в
Латвии.

Впрочем,
чтобы стать гражданином, вовсе
недостаточно сдать на пятерку
экзамены. Законом установлена
рассроченность по времени (на 10 лет)
права на натурализацию для
неграждан разного сорта. Скажем,
неграждане, родившиеся в Латвии в 40
— 50-е годы, как, например, Геннадий
Котов, могут подать прошение с
просьбой о натурализации не раньше
2000 года. А неграждане, родившиеся
вне Латвии, имеют на это право лишь
начиная с 2001 — 2003 годов, в
зависимости от времени прибытия в
Латвию и возраста. Кроме того,
каждый натурализующийся обязан,
вопреки заповеди Христовой "Не
клянись", дать клятву БЫТЬ ВЕРНЫМ
ТОЛЬКО ЛАТВИИ.

Замечательно,
что все эти экзамены, временные
ограничения, навороты с местом
рождения и т.д. касаются только
нелатышей. Все латыши и ливы вправе
свободно получить гражданство
Латвии без ограничений, экзаменов,
отсрочек и клятв.

За годы
натурализации из страны выехало
(куда глаза глядят) более 200 тысяч
человек. Сегодня здесь 2458 тысяч
жителей. Треть этого населения
лишена всех политических прав.
Неграждане с клеймом "alien s
passport" в паспорте являются
иностранцами и в Латвии, и в России.
В соответсвии с действующими
временными правилами пересечения
границы (от 19 февраля 1993 г.) если
негражданин временно выехал из
Латвии и потерял в ней прописку, то
вернуться он сможет только на тех
же основаниях, что и любой
иностранец, ранее в Латвии не
проживавший.

По сравнению
с гражданами апатриды
дискриминированы в 69 правах не
только в политической, но в
гуманитарной, социальной и
экономической сферах. В их числе
только 20 запретов на профессию.

Геннадий
Котов, постоянный житель Латвии,
юрист по образованию, не может
работать ни юристом, ни адвокатом,
ни судьей.

Поскольку
Латвия, пристраиваясь к Евросоюзу,
подписала конвенцию ООН "О
сокращении лиц без гражданства",
термин "негражданин" оказался
неудобным. Посему Латвия
официально переименовала своих
апатридов в "граждан бывшего
СССР". Путем этого простенького
фокуса "неграждане"
превратились как бы в
"граждан".

Лозунг "За
латышскую Латвию" (Латвия для
латышей) является программным для
всех партий, входящих в
правительство. Политик, включивший
в свою программу послабления в
отношении "колонистов" и
"оккупантов", не может
рассчитывать на благосклонность
латышского эгрегора.

В прошлом
году президент Г.Ульманис выступил
было с призывом либерализовать
процедуру натурализации. После
этого в интервью газете
"Панорама Латвии" он заметил:
"Как только я заговорил о
"закрытых окнах"
натурализации, опрос общественного
мнения показал, что среди латышей
мой рейтинг резко пошел вниз."

В июне этого
года Я.Дерумс, редактор
еженедельника "Национала
Неаткариба", поделился своим
видением будущей модели
латвийского мини-рейха: "Даже
если бы удалось большинство
колонистов обучить говорить по-
латышски, это только пошло бы во
вред латышскому народу.
Увеличилось бы число смешанных
браков, а это способствовало бы еще
большему смешению латышей и
русских… Эти ментально столь
разные народы надо оберегать от
смешения. Пусть у русских будут
свои центры культуры, свои
спортивные клубы и общества и, по
возможности, свои жилые кварталы и
районы."

Своеобразную
точку в вопросе натурализации
поставила госпожа П.Лаце,
заместитель председателя партии
"Тевземей ун Бривибай". На
митинге солидарности с Чечней в
апреле прошлого года она заявила:
"Подаренная свобода — это не
свобода. Ее можно завоевать только
мечом. И наступит момент, когда мы
выгоним русских и станем жить
свободно".

Этот факт
симптоматичен. Он говорит о том, что
политика и практика расовой
дискриминации воспринимаются
многими латышами как должное.
Чувство расового превосходства над
"русскими свиньями",
"жидами" и "недолатышами"
греет,… но и убивает.

Это взрыв
Мемориала освободителям Риги от
фашизма, осуществленный латышской
националистической организацией
"Перконскруст" в июне 1997 года.
Это трагедия в Иецавской волости,
где доведенный до отчаяния русский
застрелил семерых латышей, а затем
себя. Это взрывы возле синагоги, у
российского посольства, у
памятника советским воинам в
Добеле… Назревает открытый
межэтнический конфликт,
предотвратить который можно только
с помощью России и международного
сообщества.

Так
претворяется в жизнь программа,
основные принципы которой
провозгласил "латышский
эгрегор", претворяется методично
и целенаправленно.

По мнению
Геннадия Котова, апартеид в Латвии
так же отличается от классического
апартеида в Южной Африке, как
"цивилизованная" нейтронная
бомба от "варварской" атомной.

Важным
рычагом этой программы является
языковой. В октябре 1998 года саэйм
должен принять в третьем чтении
закон о языке, противоречащий всем
международным нормам. Закон
запрещает или крайне ограничивает
использование русского языка в
сферах труда, публичной информации,
при обращении в любые
государственные учреждения. Учтена
даже такая вещь, как надписи на
могильных памятниках. Они должны
быть только на латышском языке.

Предусматривается
перевод всего среднего образования
на латышский язык. Это значит, что
учителя русских школ, которые
обязаны сдать экзамен на знание
латышского языка по высшему
разряду, будут учить русских детей
на латышском языке. Русская школа
уничтожается. Впрочем, она уже
уничтожена. Сохранившиеся
русскоязычные школы дают
образование лишь до 9 класса, и
половина предметов в них изучается
на латышском языке. С 1991 года
количество учеников в русских
школах уменьшилось на 50%. А сегодня
в первые классы русских школ пошло
только 20% первоклассников.

Русских
детей латышизируют, их родителей
лишают права на труд, лишают жилья,
выгоняют из страны.

Сегодня в
Латвии более 20% трудоспособного
населения не имеет работы (справка
FIDN, официально — 7%), в подавляющем
большинстве это неграждане и
нацменьшинства. До недавнего
времени без наличия справки о сдаче
экзамена по языку было нельзя
получить статус безработного.
Сегодня это положение под
давлением Запада отменено.

Если ты не
имеешь работы, то не сможешь
заплатить за квартиру. И если семья
платить не в состоянии, ее
выбрасывают на улицу. Это
единственная страна в Европе, где
могут выбросить на улицу стариков и
детей. За прошлый год в Риге, по
данным Комитета по правам человека,
в суды поступило 3800 дел в связи с
выселениями из квартир. Сегодня за
полгода их уже 3600. А в каждой
выселенной семье 3-4 человека…

Но есть в
Латвии категория людей еще более
бесправных, чем неграждане. Это так
называемые "круглопечатники".
Это тысячи постоянных жителей
Латвии, зачастую в ней родившихся,
которым по разным причинам было
отказано в регистрации при
составлении 4 года назад Регистра
жителей Латвии. У них сохранились
советские паспорта с круглым
штампом в них. Эти люди лишены права
на трудоустройство, получение
социальных пособий, в том числе на
детей и по безработице. А это
означает санкцию государства на
голодную смерть. Они не вправе
регистрировать браки своих детей,
получать медицинскую помощь. Это в
основном бывшие офицеры Советской
Армии, МВД и члены их семей…

Отличительным
признаком сегодняшней Латвии
является идеализация нацистского
прошлого. В июне 1998 года саэйм
утвердил в качестве нового
национальногло праздника 16 марта —
День памяти латышских воинов. В
этот "славный" день в 1944 году
латышский легион СС принял боевое
крещение под Волховом, в бою с
советскими войсками. Стало
традиционным проведение в этот
день парадных шествий легионеров
по центру Риги. В последний раз в
параде битых престарелых фашистов
приняли участие депутаты саэйма,
руководители армии и флота. Власти
вручают бывшим легионерам СС
высшие награды страны "За особые
заслуги перед Латвией" ,
например, и бесплатно
предоставляют для встреч
апартаменты Рундальского замка.

Дело не
ограничивается
"идеализацией". 14 августа 1998
года прокуратура Латвии арестовала
Василия Кононова — бывшего
командира партизанского отряда,
лично подорвавшего 15 гитлеровских
эшелонов. Кононов обвинен в
совершении "военного
преступления". В мае 1944 года его
отрядом в деревне Малые Баты
Лудзенского района было уничтожено
семеро вооруженных немцами
полицаев. В материалах следствия
эти полицаи переименованы в
"мирных латгальских крестьян".

В то же время
прокуратура Латвии отказала в
возбуждении уголовного дела против
офицера карательного отряда СД
Конрада Калейса, виновного в
расстрелах евреев и карательных
акциях в Латвии, России и
Белоруссии. По этому поводу
прокурор Стрелис в "Диене"
говорил о необходимости защиты
человеческих прав Калейса, а евреев
назвал жидами…

Когда мы
прощались с Геннадием Котовым, он
вспомнил слова Виктора Гюго,
сказанные им 150 лет назад, о том, что
всеобщее избирательное право
отменило право народа на восстание.
Трудно не согласиться с логикой
этой мысли. Но из нее же вытекает,
что сегодня в Латвии это право
восстановлено в отношении трети ее
жителей.

Я уезжал из
Риги вечерним поездом. Состав
медленно полз вдоль бетонного
забора центральной рижской тюрьмы.
Два года назад на ней была надпись
красной краской: "Свободу
Альфреду Рубиксу!" Сегодня
Рубикс на свободе, надпись смыли.
Какая надпись появится здесь в
ближайшие дни?…

Преступления
против человечества возможны
только с молчаливого согласия
окружающих. Это аксиома. Почему ты
молчишь, Россия?

Рига —
Иркутск, октябрь 1998 г.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector