издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сибирские Мацесты целебнее кавказских

Сибирские
Мацесты целебнее кавказских

Член-корреспондент
РАН Евгений Викторович Пиннекер
изучает подземные воды Сибири уже 50
лет. Он крупнейший в мире
специалист по гидрогеологии
Сибирской платформы, что
простирается от Урала до Тихого и
Ледовитого океанов. Несколько лет
назад вышел в свет шеститомник
"Основы гидрогеологии" под его
редакцией. По признанию
специалистов, это первый в мире
успешный опыт всестороннего
освещения данной проблемы,
своеобразная энциклопедия знаний о
воде земных недр. Этот труд отмечен
Государственной премией СССР.
Евгений Викторович — автор более 20
книг, множества статей. Словом, о
водах, что скрыты в недрах земных,
знает почти все.

— На
одной из международных конференций
прозвучало утверждение, что Сибирь
гораздо богаче минеральными
источниками, чем Кавказ. Так ли это?

— Раньше
считалось, что лучшие минеральные
источники находятся на Кавказе и в
Центральной Европе, где
расположены знаменитые курорты
Баден-Баден, Карловы Вары, куда
любила ездить наша дворянская
знать, где проводил много времени
Достоевский. Позднее многие
известные курорты стали утрачивать
свое значение, поскольку
открывались все новые и новые
месторождения целебных вод. Мы,
изучив Восточно-Сибирскую
платформу, доказали, что ее недра
обладают более разнообразными
минеральными водами, чем какие-либо
другие регионы. Здесь есть все виды
вод, и по составу они даже богаче
знаменитых вод Мацесты, Трускавца и
т.д. Есть месторождения, которые
содержат целый комплекс различных
целебных вод. Вообще подземные
рассолы Сибири содержат солей до 600
г на литр (то есть солей больше, чем
растворителя). Это феномен,
уникальный состав. Для сравнения —
минерализация Мирового океана
составляет лишь 35 г на литр. Есть в
Восточной Сибири термальные,
углекислые, радоновые воды…

— Но все
ли воды полезны?

— Подземные
воды могут играть и коварную роль.
Насыщенные солями растворы
разрушают фундаменты зданий,
основания мостов. На Севере,
например, в зоне вечной мерзлоты,
где их называют криопегами, борьба
с влиянием подземных рассолов
представляет собой серьезную
проблему. Особенно много забот
доставляют минерализованные воды
алмазодобытчикам. Они заполняют
карьеры кимберлитовых трубок,
осложняют работу техники.

В сущности,
подземные рассолы — это
своеобразная жидкая руда. Особенно
в них много лития, а это ракетное
топливо. Бром это присадка к
бензину, соли, наконец. Кстати, это
первый продукт, который стали
получать промышленным путем из
подземных вод еще казаки. И сегодня
мы пользуемся поваренной солью,
которая добыта из подземных
рассолов. Получают из них и другие
продукты, но в целом промышленное
значение "жидкой руды" в
качестве полезного ископаемого еще
мало изучено, и используется она
далеко не в полную меру.

— А
целебные воды как используются?

— Сегодня во
многих местах разливают
минеральные воды — широко известны
"Иркутская", "Братская",
"Ангарская",
"Мальтинская", "Жемчужина
Байкала". Соленые воды тоже
применяют как лечебные, но очень
редко, термальные и углекислые
эффективнее. Целебных источников в
Сибири очень много. Особенно ценны
термальные воды, температура
которых от 35 до 80 градусов. Их
используют в основном для лечебных
ванн. А можно было бы более широко
применять для обогрева, например,
теплиц, жилых помещений.

До 50-х годов в
районе Иркутска не было известно ни
одного источника лечебной воды.
Первый был найден при бурении
скважины на нефть в Разводной
(сейчас он на дне водохранилища).
Позже пробурили две скважины в
Иркутске, в районе курорта
"Ангара". Сейчас открыто около
полутора десятков различных
проявлений. Мы их не только
тщательно изучили, нанесли на
карты, но активно участвовали в их
освоении. Делали анализы, проводили
экспертизы. Раньше ни один источник
без наших рекомендаций не
осваивался. Используются
источники, конечно же, плохо. Есть в
Иркутской области курорты
"Усть-Кут", "Ангара",
"Усолье-Сибирское", но они или
недостаточно благоустроены, или в
нынешних условиях дороги. В
основном в Сибири превалирует
дикий способ лечения. Ставят
палатку в тайге и принимают ванны,
пьют воду сколько душе угодно, без
всякого врачебного наблюдения.

— Какие
целебные источники наиболее
популярны у сибиряков и, на ваш
взгляд, действительно заслуживают
внимания?

— Прежде
всего курорт "Ангара" с его
рассолами. "Сибирской
Мацестой" называют
Новонукутское месторождение
высокосероводородных рассолов.
Состав их даже насыщеннее, чем в
знаменитой Мацесте. В усть-кутских
водах мы обнаружили радон, что
позволило расширить сферу их
лечебного воздействия. Нашими
специалистами открыта и изучена
вода на реке Киренге. Это Мунокский
источник, где вода типа
трускавецкой "Нафтуси". Там
каждое лето бывает около тысячи
человек. Большое содержание в этих
пресных водах органических веществ
нефтяного ряда делает их лечебные
свойства особенно эффективными.
Популярны у населения углекислые
термальные воды Восточного Саяна:
Уш-Бельдир, Чойган, Шумак. В
Тункинской долине — Жемчуг, Нилова
Пустынь и Аршан.

Издавна
используются Турукский и
Паршинский ("Вонькие ключи"),
Туманшетский источник, Ключевской
по реке Киренге и многие другие. Эти
источники содержат соленые,
хлоридные натриевые воды.
Привлекают людей лечебные свойства
соленых сульфатных натриевых вод
Узколожского и Наймодаевского
источников.

— Кто
открывал и изучал все эти
источники?

— Выходы
таких вод давно были известны
населению. Их использовали в
лечебных целях. С приходом русских
поселенцев у соленых источников
стали создаваться солеварни — так
появились названия Усолье, Солянка,
Усолка. Усть-Кутский солеваренный
завод, например, был основан
землепроходцем Хабаровым в 1639 году.
Первый курорт в Иркутской области
возник в 1848 году в Усолье-Сибирском.
Рассольные источники описывали
известные ученые Гмелин, Паллас,
Обручев. Именно Обручев предсказал,
что Восточно-Сибирская соляная
провинция приобретет статус
крупнейшей в мире, что блестяще
подтвердилось последующими
исследованиями.

Наша задача
заключалась в том, чтобы обобщать
все сведения, тщательно изучить
территорию Сибирской платформы и
Восточной Сибири в целом бурением,
провести химические исследования,
систематизировать все эти знания в
картах, теоретических обобщениях.
Мы даже новое понятие ввели. Раньше
считалось, что гидрогеология — это
наука о подземных водах. Мы
доказали, что это наука о воде
земных недр, ведь вода здесь может
быть в виде льда, в виде пара, и в
физически или химически связанном
состоянии, например, в гипсе,
который содержит две молекулы воды,
и вода при высокой температуре
выделяется при переходе его в
другое состояние — в минерал
ангидрит.

Первые
систематические исследования
минеральных вод Сибири проводила
Валентина Георгиевна Ткачук. Под ее
руководством написана книга
"Минеральные воды Южной части
Сибири". Я в то время был еще
молодым сотрудником и помогал ей,
описывая воды курорта
"Усолье". Позднее довелось
исколесить всю Сибирь, изучая самые
различные проявления подземных
вод. Многие источники были открыты
до нас, но их нужно было описать,
изучить. Но были и такие, которые
открыли мы сами. Например, воду типа
трускавецкой около Киренска.
Сделали первый анализ, определили,
что радона нет, газа специального
нет, вода пресная, нетермальная. В
чем же ее целебная сила? Выяснили,
что в ней есть органические
вещества нефтяного ряда. Провели
совместно с медиками все
необходимые исследования и
доказали высокие целебные свойства
этих вод. Они лечат от болезней
кишечно-желудочного тракта,
особенно мочекаменную болезнь.
Подобным же образом открыли три
других источника. Например, у
Новонукутска обнаружили воду типа
сочинской Мацесты, но сероводорода
в ней было столько, что обычными
методами ее исследовать было
нельзя. Разработали свою методику.
Определили, что она содержит его 250
мг на литр, а в Мацесте — 150! Сразу
пробурили скважины и поставили
вопрос об организации курорта.
Совсем недавно мой коллега Ю.И.
Кустов у деревни Натка изучил воду
с высоким содержанием
кремнекислоты.

— А вас
отметили как первооткрывателей?

— К
сожалению, нет. Государственные
премии были — за издание книг, за
изучение гитдрологии БАМа. У меня
есть три премии первооткрывателя,
но присуждены они за разведку
угольных месторождений. По
минеральным источникам мы не раз
подавали заявки на открытие, но
курортологические ведомства имеют
свой взгляд на этот вопрос.

— А каким
бы вы хотели видеть будущее
применения целебных вод?

— Конечно,
Сибирь могла бы прославится своими
курортами. Тот же Жемчуг мог бы
стать вторым Баден-Баденом.
Термальные воды можно было бы
использовать с огромным эффектом,
как это делают во многих странах.
Самые различные полезные
ископаемые из подземных вод можно
было бы добывать. Но… Может быть,
пока "дикий способ"
использования целебной силы
здешних минеральных вод и имеет
свои преимущества. Он доступен
каждому. Из года в год на источниках
поправляют здоровье тысячи
сибиряков.

— Не в
этом ли, да еще в уникальной
байкальской воде, истоки
знаменитого сибирского здоровья?

— А
байкальская вода не столь уж и
полезна для жителей Прибайкалья и
Приангарья. В ней очень мало фтора и
йода. Еще в 50-х годах врачи
поднимали вопрос о необходимости
иодирования продуктов, например,
соли. Фтор добавляют в хлеб, молоко.
Это очень серьезная тема для
разговора, но уже следующего…

Беседовала
Галина КИСЕЛЕВА.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector