издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Банда "робин гудов"

Банда
"робин гудов"
Службе по
борьбе с организованной
преступностью завтра исполняется 10
лет

Сергей БЕРГ,
"Восточно-Сибирская правда"

Преступная
группа, костяк которой составляли
отец и сын Тищенко, судя по
материалам уголовного дела,
действовала под девизом "Не
отступать и не сдаваться".

Бескомпромиссно
и жестко она боролась за место под
солнцем, равно игнорируя как законы
государства, так и некое подобие
"правовых актов" криминальной
среды. Одно из самых громких
преступлений банды — убийство
"вора в законе" Акбашева и двух
его телохранителей в
ново-ленинской шашлычной (июль 1996
года). Старшего Тищенко,
устроившего эту бойню, прекрасно
характеризует фраза, которую он
произнес, беседуя с
оппонентом-акбашевцем все в той же
шашлычной накануне дня большой
крови:"Можешь считать меня
"вором в законе". Во-первых, это
означало, что финал пустякового, в
принципе, конфликта в пункте
общепита будет драматичным
("авторитеты" сильно не любят
подобных лжедмитриев в своей
среде), во-вторых, Тищенко сразу дал
понять, что готов идти напролом,
очищая свою среду обитания от
других хищников.

(Кстати, на
суде один из свидетелей ясно
показал, на чем строилось
финансовое благополучие семьи
Тищенко: предоставление за
"умеренную" плату "крыши"
одним коммерсантам и
"вразумление" других — опять
же за "скромный" гонорар.)

Итак,
перчатка была брошена Станиславом
Тищенко 10 июля 1996 года в
ново-ленинской шашлычной. Вечером
этого дня он, отдыхая со своими
"вассалами" — Алексеем
Долгополовым и неким Баиром,
сначала поссорился с продавщицей
сего заведения, потом с двумя
парнями из группировки Акбашева.
Акбашевцы — Катков и Попов,
выслушав жалобы продавщицы, решили
пожурить мелкого хулигана.
Агрессивно настроенный Тищенко в
нецензурных выражениях указал им
путь следования. Катков поехал к
Акбашеву жаловаться. Тищенко тем
временем продолжал развлекаться.
Разозлившись на продавщицу, он
метко запустил в окно вагончика
пустой бутылкой. Потом приказал
соратникам догнать Попова, который
на свою беду задержался в
шашлычной. Долгополов и Баир
поймали его, избили в кустах около
шашлычной и привели к Тищенко.
Долгополов сорвал с плененного
золотую цепочку стоимостью 1,5
миллиона. Главный дебошир
шашлычной ничего особенного
беглецу не сделал. Попов извинился
— непонятно за что — и был
освобожден.

Через
некоторое время в шашлычной в
сопровождении свиты появился
Акбашев — "вор в законе",
"хозяин" Ново-Ленино.

Теперь
противоборствующие стороны
поменялись ролями. Прессовать
стали Тищенко и его компанию.
Присмиревший хулиган принял, как
выяснилось после, очень мудрое
решение: он попросил перенести
"стрелку" (выяснение
отношений) на утро следующего дня.

Итак, кто же
сошелся в бескомпромиссном
поединке на заплеванной площадке
шашлычной?

Николай
Акбашев (кличка Акбашенок). Родился
в 1962 году. Первый раз сел в
пятнадцать лет (хулиганство). С тех
пор в зоне, можно сказать, жил
безвыездно. В его активе — статьи за
кражи, покушение на убийство,
избиения, хулиганство.

В 85-м
Усть-Кутский горсуд признает
Акбашева особо опасным
рецидивистом. В последней по счету
зоне, в Башкирии, Акбашенок сумел
"поставить себя" и вышел на
волю в июне 95-го признанным
криминальным авторитетом. В мае 1996
года на сходке в Москве Акбашева
короновали. В столицу Восточной
Сибири он вернулся "вором в
законе".

Станислав
Тищенко. Родился в 1944 году.
Воспитывался в детском доме. Сидел
дважды (тяжкие телесные
повреждения, грабеж). После второго
визита в зону, можно сказать,
исправился. Работал на стройках
социализма. Окончил технический
вуз. Но в 93-м вновь попался на
рэкете. Отсидев год в СИЗО-1, Тищенко
продолжает тесно сотрудничать со
своим старым другом Кислициным, с
которым познакомился в начале 90-х.

Александр
Кислицин (кличка Борода). В прошлом
— сотрудник вневедомственной
охраны Ленинского РОВД. В 78-м
получил шесть лет за то, что избил
чем-то не угодившего ему мужика.

Освободившись,
Борода получил на откуп
Ново-Ленино. Создал свою команду и
начал обирать крупных и мелких
предпринимателей. В лучшие для
бывшего милиционера времена в его
банде состояло до 40 боевиков. Кто-то
из рэкетиров попадался, но главный
вымогатель успешно избегал встреч
с бывшими коллегами из органов.

Осенью 95-го
Кислицина начал прижимать
новоявленный авторитет Акбашев. В
воздухе запахло порохом. В 96-м году
акбашевцы усилили натиск,
заставляя Кислицина сдавать
ключевые позиции. Впрочем, война
была бескровной — без перестрелок.
Кислицин не раз жаловался своему
другу Тищенко, что Акбашев держит
его за горло. И как бы между прочим
намекал на то, что и малочисленной
группе Тищенко придется в скором
времени почувствовать на себе
железную хватку Акбашенка. О том,
что Тищенко и Кислицин были
друзьями, свидетельствует хотя бы
тот факт, что именно экс-милиционер
снабжал своего компаньона боевым
оружием.

В общем,
Тищенко знал, с кем поссорился.
Видимо, поэтому в ночь с 10 на 11 июля
он весьма основательно
подготовился к встрече с Акбашевым.
В нарушение воровских законов,
Станислав Иосифович, его сын Игорь,
Алексей Долгополов (с ним Игорь
познакомился в армии) и некто
Толмачев приехали утром 11 июля на
"стрелку" вооруженными до
зубов.

… Когда
"Субару" Тищенко остановилась
у шашлычной, Акбашев с компанией
уже ждал "гостей", сидя за
столиком.

"Вор в
законе" задал Станиславу
Иосифовичу вполне логичный вопрос:
"Ты почему приехал на
"стрелку" с оружием?" — И
добавил — Сейчас мы вам переломаем
все кости". Угроза была не пустой:
"честный" вор ударил
нарушившего криминальный закон
"авторитета" по лицу.
Последний не замедлил вернуть
должок.

Увидев на
лице отца кровь, Игорь Тищенко
выхватил пистолет с глушителем и
открыл по акбашевцам беглый огонь.
Обоймы хватило на четверых. Потом
младший Тищенко сбегал к машине,
достал "ТТ" и вновь начал
стрелять на поражение. Отец кричал
ему, что нужно убрать всех
свидетелей. В шашлычной началась
паника. Под свинцовый град попали
еще трое противников. Всего на поле
брани остались семеро убитых и
тяжелораненых. По приказу
Станислава по разбегавшимся
оппонентам принялся палить из
другого "ТТ" Долгополов.
Впрочем, снайпером он оказался
неважным, его пули ушли в белый свет
как в копеечку. Кстати, к тому
времени люди Акбашева получили
свою порцию, и огонь велся уже по
мирным гражданам, не успевшим
покинуть район боевых действий.

Истратив
весь боезапас, тищенковцы сели в
"Субару". Внезапно из машины
выскочил Игорь и метнул в
разбегавшихся и расползавшихся
посетителей гранату. Ее осколками
поцарапало нескольких свидетелей
бойни. Больше в шашлычной делать
было нечего. Игорь хлопнул дверцей,
и авто быстро исчезло из поля
зрения оставшихся в живых
акбашевцев, ошалевших продавцов
шашлычной и посетителей, которые не
торопились выбираться из укрытий.

После
расстрела в шашлычной банда
Тищенко заметала следы. Убийцы
бросили свою "Субару" на
стоянке одного из ново-ленинских
предприятий. На
"засветившейся" иномарке
ездить, естественно, было нельзя.
Вечером знакомый отвез обоих
Тищенко и Долгополова на своей
машине в Мегет. Четвертый пассажир,
Толмачев, "игрок второго
плана", со своими приятелями
дальше не поехал.

Бандиты
прожили в Мегете несколько дней,
потом сплавились на лодке по
Ангаре. Остановились в Тельме. Там
они прятались на сенокосе. Перейти
на нелегальное положение пришлось
и семье Тищенко. Вероятность того,
что соратники убитого Акбашенка
расправятся не только с отцом и
сыном, была велика.

Скрывавшиеся
от милиции и преступников
Станислав и Игорь Тищенко не раз
летом и осенью посещали Иркутск и
Ангарск. В сентябре старый друг
Станислава Кислицин сообщил, что
один из акбашевцев — некто Ахримюк
— готов расправиться с семьей
Тищенко. На самом-то деле (так
считает следователь) Ахримюк
угрожал самому Кислицину, поэтому
Борода и решил убрать опасного
противника — чужими руками.

Борода
назвал адрес и описал приметы
потенциального киллера.

29 октября
примерно в шесть часов вечера
Ахримюк припарковал свою
"Тойоту" около дома по улице
Розы Люксембург. Станислав и Игорь,
долго ждавшие в засаде, подошли к
машине и задали водителю простой
вопрос: "Ты Ахримюк?" Получив
утвердительный ответ, Тищенко
достал "ТТ" и выстрелил в
нового знакомого. Раненый сумел
выбраться из машины. Но Станислав и
Игорь не дали ему уйти.
Изрешеченный пулями ( Игорь, кстати,
стрелял из газового пистолета,
переделанного в боевой, — из этого
же ствола он убил в шашлычной
Акбашенка), Ахримюк упал. Игорь
подошел к умиравшему и произвел три
контрольных выстрела.

Эту сцену из
жизни иркутских гангстеров
наблюдали несколько свидетелей.
Убегавших убийц видела и жена
Ахримюка.

В начале
октября Станислав Тищенко сбыл
"грязное" оружие ("ТТ" и
переделанный "газовый"
пистолет) Кислицину и приобрел три
новеньких "ТТ" и 48 патронов
калибра 7,62. Арсенал перевез в
Ангарск. В этом городе Станислав
снял квартиру.

После
убийства Ахримюка банда вновь
легла на дно. Выйти на тропу войны
Станислава Тищенко заставило
чрезвычайное событие.

14 ноября на
объездной дороге Ново-Ленино была
найдена сожженная машина. В ее
салоне лежал обуглившийся труп
мужчины. Во время вскрытия из тела
были извлечены две пули. Вскоре
милиция установила имя убитого —
Кислицин. Бороде все-таки не
удалось уйти от криминальных
конкурентов… Уголовное дело,
возбужденное по факту убийства
Ленинской прокуратурой, было через
несколько месяцев приостановлено
"за неустановлением лица,
подлежащего к привлечению в
качестве обвиняемого".

Тищенко
решил сам провести расследование.
Круг подозреваемых Станислав
Иосифович очертил быстро. Попали в
черные списки, как можно
догадаться, люди из свиты Акбашева.

В один из
ноябрьских дней, действуя методом
эмпирического тыка, Станислав
Тищенко и Долгополов вломились в
квартиру некоего Ковельского.
Испуганный хозяин под дулом
пистолета предположил, что об
убийстве Кислицина-Бороды может
что-нибудь рассказать гражданин
Алферов. На своей
"Тойоте-Кроун" Ковельский
повез "следователей по особо
важным делам" к дому второго
"свидетеля". В гости к Алферову
пошел Долгополов. Тищенко остался в
машине — охранять Ковельского.
Когда Станислав отвлекся, его
подопечный выскочил из машины и
сбежал.

Вскоре из
подъезда вышел Долгополов.
Алферова он не нашел. Тищенко дал
ему поручение сжечь машину
нахально сбежавшего гражданина.
Алексей отогнал иномарку на
пустырь около АЗС-127 в Ново-Ленино.
Облив салон бензином и бросив
спичку, Долгополов превратил
"Тойоту-Кроун" в костер. Таким
образом хозяин машины Ковельский
"за неразумные действия" был
наказан штрафом в 46 с половиной
миллионов рублей. Во столько была
оценена потерпевшим сгоревшая
дотла машина.

"Ударное"
расследование гибели Бороды было
последним броском раненого и
загнанного зверя — тучи уже
сгущались над головой Станислава
Тищенко: оперативники ВС РУОП шли
по его следу.

Сотрудники
ангарского отделения ВС РУОП
получили долгожданную информацию о
местонахождении банды Тищенко в
конце ноября. Несколько дней
руоповцы готовились к штурму
ангарского пристанища бандитов.
Действовать нужно было
безошибочно: по оперативным данным,
квартира представляла собой
оружейный склад.

26 ноября оба
Тищенко и Долгополов были
обезврежены. Станиславу не хватило
нескольких секунд, чтобы
дотянуться до гранаты, скрепленной
с тротиловой шашкой. Это устройство
предназначалось как раз для такого
чрезвычайного случая, как
внезапный визит милиции. В этой
квартире, а также в нескольких
тайниках были найдены карабин
ТОЗ-21-1, винтовка ТОЗ-8 с оптическим
прицелом и глушителем, газовый
пистолет "Вальтер",
приспособленный для стрельбы
боевыми патронами, с глушителем,
две тротиловых шашки, граната РГ-42,
190 патронов к "ТТ", 260 — к
автомату Калашникова, 3062 — к
винтовке и карабину "ТОЗ" и т.д.

На суде Игорь
Тищенко, рассказывая о себе и своем
отце, нарисовал портрет робин гудов
нового времени. Он утверждал, что
всегда жил честно. Расстрел в
шашлычной был якобы отчаянным
бунтом нормальных людей против
власти отбросов общества, которые
стали хозяевами рынков, заводов,
микрорайонов, городов…

Конечно, эта
история в первую очередь о том, как
вор с вором добычу не поделили. Но в
одном Тищенко прав: очень сильна
криминальная армия. И слишком
бесчеловечны законы, действие
которых пытается она
распространить на все общество.

Станислав и
Игорь Тищенко приговорены к
смертной казни. Алексей Долгополов
— к 10 годам лишения свободы в
исправительной колонии общего
режима.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector