издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ушла и... не вернулась

  • Автор: При перепечатке ссылка на "Восточно-Сибирскую ПРАВДУ" обязательна.

Ушла
и… не вернулась

Геннадий ГАЙДА,
Александр КОСТРОМИН, ветераны ВМФ

19
марта — День подводника. И это не
только профессиональный праздник
военных моряков и ветеранов
подводного флота, но и еще одна
возможность отдать дань памяти тем,
кому уже никогда не вернуться из
темных океанских глубин.

Около
четверти века об этой трагедии знал
только узкий круг людей. Несколько
лет назад промелькнули сообщения
по Центральному телевидению, были
краткие упоминания в газетных
публикациях да материалы в таком
специальном издании, как
"Морской сборник". И лишь 24
декабря 1998 г. газета "Красная
звезда" обнародовала имена 98
членов экипажа, награжденных
посмертно. Среди них 9 моряков,
ушедших на флот из Иркутской
области.

Это была одна
из первых лодок с подводным стартом
баллистических ракет. Она несла
комплекс из трех ракет большой
ядерной мощности и две торпеды с
ядерным боезапасом. Дальность
полета ракет достигала 1400 км, масса
каждой из них — 19,6 т, диаметр
корпуса — 1,3 м.

Командир
корабля капитан I ранга В.И. Кобзарь
был одним из опытнейших
офицеров-подводников
Тихоокеанского флота, почему и был
назначен на головную лодку новой
серии. По результатам последнего
похода он был награжден орденом
Красной Звезды. В этом была и
достойная оценка экипажа, который
продемонстрировал хорошую морскую
выучку.

Вышли в море
24 февраля 1968 г. Вернуться из похода
должны были 5 мая. Но на 12-е сутки
что-то произошло. Лодка не вышла на
связь. По Тихоокеанскому флоту была
объявлена боевая тревога. В течение
73 дней поисковой операции в океане
работало более 30 наших кораблей,
участвовали в поиске военные
самолеты.

Когда все
надежды иссякли, родственникам
погибших отправили похоронки: "…
С глубокой скорбью сообщаем, что
ваш сын (муж)… трагически погиб в
океане при выполнении служебного
задания…" А в сентябре 1968 г. в
загсах вручили казенные
свидетельства, в которых графа
"Причина смерти" содержала
довольно странную запись:
"Признан умершим". Будто не
погиб матрос или офицер при
выполнении боевой задачи, а просто
взял и умер.

Достоверной
причины катастрофы ни семьи
погибших подводников, ни наши
военные моряки не знают до сих пор.
По одной из версий, произошел
аварийный провал корабля на
запредельную глубину погружения.
Но большинство профессиональных
подводников считает, что К-129 стала
жертвой тарана американской
атомной субмариной "Суордфиш",
которая следила за ней на маршруте
перехода в район выполнения боевой
задачи.

По известной
специалистам технической причине
(режим РДП — работа дизеля под
водой) наши подводники какое-то
время могли не слышать
американской лодки. И
предположительно, при сложном и
активном маневрировании на
критически малых дистанциях
американская "Суордфиш"
непреднамеренно ударила верхней
частью своей рубки в днищевую часть
центрального поста К-129. И наша
подводная лодка с затопленным
центральным отсеком пошла на дно.

Столкновение
произошло вечером 8 марта 1968 г. на
удалении от побережья Камчатки
около 12300 миль* и в 350 милях севернее
Гавайских островов, в точке с
координатами: 40 градусов 06 минут
северной широты и 179 градусов 57
минут западной долготы. Глубина в
районе катастрофы — 6500 м.

В
подтверждение второй версии
существует целый ряд веских, хотя и
косвенных, доказательств.
Американская лодка "Суордфиш"
через трое суток пришла в
военно-морскую базу Йокосука со
смятой передней частью ограждения
боевой рубки. В течение ночи был
скрытно произведен косметический
ремонт и так же скрытно лодка
покинула ВМБ Йокосука. А в
последующие полтора года она не
отмечалась в каких-либо видах
деятельности.

Но на этом
печальная эпопея К-129 не
закончилась. В конце 60-х годов район
катастрофы был обследован
глубоководным батискафом
"Триест-2" (а значит, американцы
знали точные координаты лежавшей
на грунте советской подводной
лодки). Военно-морские силы США и
ЦРУ детально разработали операцию
под кодовым названием
"Дженифер", которая носила
глубоко скрытный характер. И прежде
всего американцев интересовали
шифры и баллистические ракеты. В
июле 1974 года они провели работы по
подъему нашего ракетоносца.

Советское
руководство отреагировало лишь
несколькими протестами по
дипломатическим каналам. Хотя СССР
следовало официально опубликовать
сообщение о гибели своей ПЛ с
примерным указанием района, и
никакая другая страна не имела бы
юридического права трогать
затонувший корабль. А так это
"имущество" считалось
ничейным.

Однако же при
подъеме К-129 случилось
непредвиденное: корпус лодки
разломился по линии трещины в
районе кормовой части центрального
отсека. Носовая часть (первый,
второй и часть третьего отсека)
осталась в обжиме клещей, а
кормовая вновь опустилась на грунт.
Из второго отсека американцы
достали документы, боевые пакеты,
инструкции по радиосвязи и т.п.
Американские специалисты извлекли
торпеды с ядерными боезарядами и
получили возможность изучить
конструктивные особенности
различных узлов советского
ракетоносца.

И все же
спецслужбы США не достигли
основной цели: шифродокументов в
свои руки они так и не получили.
Причина оказалась неожиданной как
для американцев, так и для нас.
Командир корабля капитан I ранга
В.И. Кобзарь был человеком высокого
роста, и ему приходилось спать на
своем диванчике, поджав ноги. В
конце концов он не выдержал и во
время переоборудования лодки
договорился с
инженером-судостроителем, чтобы
корпусники перенесли шифровальный
пост в четвертый (ракетный) отсек и
таким образом расширили
командирскую каюту.

Из поднятых
со дна отсеков корабля американцы
извлекли и тела шестерых
подводников. Все погибшие
оказались совершенно не тронуты
тленом и выглядели только что
уснувшими. Американцы смогли даже
определить возраст,
национальность, степень
физического развития и другие
индивидуальные черты моряков.
Среди них оказался один офицер. Он
лежал на подвесной койке, прижав
локтем эксплуатационный журнал
торпед с ядерными зарядными
отделениями. По документам были
определены фамилии только троих
подводников, двое из которых были
призваны на службу из Иркутской
области, — это Владимир Костюшко и
Виктор Лохов.

В сентябре 1974
г. останки шестерых были
перезахоронены представителями
США в море по ритуалу, принятому в
нашем Военно-Морском Флоте. Как
было позднее отмечено, чтобы
"русские не заподозрили нас в
неуважении к погибшим". Об этом
свидетельствует киносъемка,
проведенная американскими
военными. И только в 1992 г. директор
ЦРУ Роберт Гейтс, посетив Москву,
передал президенту России
материалы, касающиеся операции
американской разведки в отношении
погибшей К-129.

Несколько
лет назад по инициативе
Генерального штаба и Управления по
работе с личным составом ВМФ РФ в
редакции "Морского сборника"
состоялась встреча с членами семей
командиров К-129 и представителями
бывшего командования дивизии ПЛ, в
состав которой входил погибший
корабль. На встрече был образован
координационный комитет по
увековечению памяти экипажа. По
просьбе комитета и по инициативе
моряков-тихоокеанцев в базе ПЛ на
Камчатке установлен скромный
памятник К-129. А в начале 1998 года
Главнокомандующий ВМФ адмирал В.
Куроедов обратился с ходатайством
в адрес президента РФ о награждении
посмертно членов экипажа Владимира
Кобзаря.

Кроме того,
Главнокомандующий отдал
распоряжение проработать вопрос
юридического изменения
социального статуса членов семей
моряков К-129 для повышения им
размеров пенсии в связи с потерей
кормильца при выполнении боевой
задачи.

Сейчас
энтузиасты общественного совета
ветеранов-моряков г. Иркутска
заняты тем, чтобы вручить
правительственные награды
родственникам всех девяти погибших
подводников-иркутян.

Совет
ветеранов-моряков совместно с
областным обществом охраны
памятников 5 февраля этого года
отправил письмо на имя губернатора
Иркутской области Б.А. Говорина с
просьбой принять решение о
сооружении в Иркутске памятника
всем уроженцам Восточной Сибири, в
разные исторические эпохи
оплатившим ценой своей жизни
создание и развитие Российского
Военно-Морского Флота, его славные
победы и горькие поражения. Этот
монумент будет хранить память и о
трагическом испытании, выпавшем на
долю моряков-подводников К-129.

Около трех
десятков лет прошло с момента
подводной катастрофы, но указ
президента РФ все же состоялся.

За
мужество и отвагу, проявленные при
исполнении служебного долга,
награждены орденом Мужества
(посмертно)
члены экипажа
подводной лодки К-129, призванные на
Тихоокеанский флот из Иркутской
области:

1.
Андреев Алексей Васильевич,

старшина 2-й статьи, командир
отделения гидроакустиков, 1947 г.р.,
1966 г. призыва.

2. Гущин
Геннадий Федорович,
главный
старшина, старший специалист СПС*,
1946 г.р., 1966 г. призыва.

3.
Кобелев Геннадий Иннокентьевич,

старший матрос, старший трюмный
машинист, 1947 г.р., 1966 г. призыва.

4.
Костюшко Владимир Михайлович,

матрос-торпедист, 1947 г.р., 1966 г.
призыва.

5. Кривых
Михаил Иванович,
старший
матрос, командир отделения
штурманских электриков, 1947 г.р., 1966
г. призыва.

6.
Крючков Александр Степанович,

матрос, трюмный машинист, 1947 г.р., 1966
г. призыва.

7. Лохов
Виктор Александрович,
старший
матрос, старший гидроакустик, 1947
г.р., 1966 г. призыва.

8.
Маракулин Виктор Андреевич,

старшина 2-й статьи, командир
отделения торпедных электриков, 1945
г.р., 1964 г. призыва.

9.
Михайлов Тимур Тархаевич,

старший матрос, командир отделения
штурманских электриков, 1947 г.р., 1966
г. призыва.

Просим
читателей помочь найти родителей
или других родственников Андреева
Алексея Васильевича (1947 г.р., 1966 г.
призыва), Гущина Геннадия
Федоровича (1946 г.р., 1966 г. призыва) и
Костюшко Владимира Михайловича (1947
г.р., 1966 г. призыва) для вручения им
правительственных наград. Сведения
отправлять по адресу: 664017, г.
Иркутск, ул. Левитана, д. 12, кв. 53.
Костромину А.С.

Совет
ветеранов-моряков г. Иркутска.

* Специалист СПС —
шифровальщик.
* 1 морская миля
равна 1,852 км.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер