издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Генетические мутанты человеческого разума

Генетические
мутанты человеческого разума

В конце 80-х
годов в словаре Европейской
комиссии появилось очередное
сокращение — OGM (или GMO). И означает
это самое ГМО — "генетически
модифицированные организмы".
Речь идет о растениях, животных,
бактериях, грибах и вирусах, чей
генетический профиль был
трансформирован в лабораторных
условиях. С помощью техногенной
инженерии у всех этих организмов к
их "наследству" привиты один
или несколько генов. Новые
генетические признаки проявляются
у этих ГМО при жизни и передаются по
наследству.

Самый же
главный факт, который кому-то
покажется удивительным, а кому-то
зловещим: генная инженерия
освящает то, что запрещают
естественные законы гибридизации,
— обмен генами между видами. Среди
уже реализованных проектов генной
инженерии: порода овец, в молоке
которых вырабатывается элемент
человеческой крови; бактерии,
производящие человеческий инсулин
(этот продукт уже широко
коммерциализирован); кукуруза,
выделяющая токсин, смертельный для
насекомых, благодаря гену бактерии.

В
коммерческий оборот запущены
прежде всего "великие
культуры": соя, кукуруза, рапс и
хлопок. За ними —
"трансгенетические" помидоры,
картофель, дыни и кабачки. Их
главные качества — стойкость против
дефолиантов и инсектицидные
свойства.

Генная
инженерия перестала быть
эзотерической областью научного
"авангарда" и вошла в мир
"больших денег". Десять
королей мировой агрохимии — фирмы
"Монсанто", "Новартис",
"АгроЕво", "Дюпон",
"Астра-Зенека", "Байер",
"Рон-Пуленк", "Доу
Агро-сайенсез", "Американ Хоум
продактс" и "БАСФ" — за
последние десять лет вложили в
рынок ГМО крупные инвестиции. Цель
этих инвестиций — весь растительный
мир планеты, начиная с главных
съедобных культур. Если этот
процесс не встретит существенных
препятствий, мировой рынок ГМО
составит к 2010 году 110-120 млрд.
долларов. Бизнес на генной
инженерии обеспечивает себе и
гарантии от потери инвестиций.
Прежде всего тем, что убирает с пути
конкурентов. За три года фирма
"Монсанто", главный мировой
производитель гербицидов,
потратила несколько миллиардов
долларов на то, чтобы закрепить
свою позицию лидера биотехнологии.
С этой целью фирма поглотила
основные
предприятия-производители и
дистрибуторы семян как в Штатах,
так и в других странах. Все другие
транснациональные
биотехнологические корпорации
подражают лидеру.

Еще один шаг
— лицензирование. Ныне все
покупатели семян-мутантов обязаны
по контракту обрабатывать культуры
только гербицидом "Монсанто".
У "Монсанто" появляется также
право преследовать по суду тех
сельскохозяйственных
производителей, которые сохраняют
часть своего урожая для посева.
Фирма даже открыла телефон доверия,
по которому фермеры могут доносить
друг на друга. Но бизнесмены от
биотехнологии не остановились и на
этом. "Монсанто" вывело сорта
"стерильных" семян, которые,
будучи высажены, уже не дадут
урожая. Это "смертельное
оружие" для крестьянства всего
мира, а особенно для развивающихся
стран, где для посева в основном
используются семена прошлого
урожая.

При этом
главный официальный тезис
поборников
"трансгенетических" культур —
помощь человечеству в борьбе с
голодом. Практика же показывает,
что деньги "новым
биотехологам" все же неизмеримо
дороже. Противники ГМО и все
сомневающиеся в безопасности
применения продуктов
"неолысенковщины" прежде
всего указывают на то, что
последствия от включения таких
культур в экосистемы
"естественной" природы, а
также от употребления их в пищу,
просто неизвестны и должны
изучаться в каждом конкретном
случае. Неизвестно, насколько
токсичными могут быть возможные
результаты скрещивания природных и
"пробирочных" культур,
привитых генами инсектицидных
бактерий. Человечество, похоже,
опять, как в случае с открытием
радиоактивных веществ, ввязывается
в бой с неизвестным будущим
противником. Возможность
клонирования людей всколыхнула
мировую общественность и привела к
ряду политических решений,
запрещающих данную практику.
Биотехнологические фирмы,
специализирующиеся на ГМО, тихо
подминают под себя мировой рынок
продовольствия, вызвав публичную
дискуссию пока только в развитых
странах и усыпляя человечество
своими несомненными достижениями.
Не получится ли так, что в будущем
веке к повседневным заботам об
экологически чистых продуктах,
прибавится еще проблема
"генетически чистой" еды?

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector