издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Телефонные террористы

  • Автор: Юрий ГРАЧЕВ, ст. помощник прокурора области; Александр СЕМЕНОВ, ст. помощник прокурора области

Телефонные
террористы

работают на
руку террористам настоящим

Существует
расхожий школьный анекдот, суть
которого заключается в проявлении
детской непосредственности, ярко
выраженной в радостном возгласе:
"Ура! Училка заболела!"
Нынешние школяры, к сожалению,
выражают похожую радость в связи с
куда более серьезными
обстоятельствами. К примеру, так:
"Ура! У нас уроки отменили: школа
заминирована!" Именно с такими
словами ворвалась на днях домой
внучка одного из авторов этой
заметки, а вместе с ней, вероятно, и
сотни других учеников одной из
иркутских школ. Сегодня разве что
легкомысленная первоклассница или
студент-оболтус, не подготовившись
к занятиям, могут радоваться такой
трагической ситуации. В стране
гремят взрывы, льется кровь ни в чем
не повинных граждан, люди по ночам
вздрагивают от любого громкого
хлопка, с опаской поглядывают на
каждую сумку, забытую в транспорте
или в подъезде. А в наших школах,
вузах, учреждениях с удручающим
постоянством продолжают
раздаваться анонимные телефонные
звонки, обнаруживаются
подброшенные записки, исполненные,
как правило, печатными буквами:
"В здании заложена бомба" .

Кто из
здравомыслящих людей не осуждал
"телефонных террористов",
мысленно не посылал на их головы
все кары небесные, не желал бы
предать их суду? Памятуя о том, что
народ должен знать не только своих
героев, но и антигероев, мы решили
рассказать об одном из них. И,
забегая вперед, с удовлетворением
отметить, что в последнее время
компетентным органам удается все
чаще прерывать их деятельность,
трактуемую Уголовным кодексом как
опасное преступление.

Перед нами
только что расследованное
уголовное дело по обвинению.
студентки Иркутского
государственного лингвистического
университета Мурзаяновой Инги
Хамитовны в совершении
преступления, предусмотренного ст.
207 УК РФ — "заведомо ложное
сообщение об акте терроризма".

Предыстория
дела такова. С апреля 1998 по март 1999
года в учебно-административный
корпус университета периодически
начали подбрасываться записки,
сообщающие о минировании учебного
заведения. Вот лишь некоторые из
них: "В здании бомба, уходите к 4
часам", "Просим уйти к 15 ч. 45
мин. Подложили бомбу. Это серьезно
вполне, можете оставаться".
Всякий раз на место прибывали
сотрудники правоохранительных
органов, эвакуировали студентов и
преподавателей, учебный процесс
срывался. Проводились тщательные
осмотры помещений, но, к счастью,
всякий раз угрозы
террористического содержания не
подтверждались. Ни одного
взрывного устройства обнаружено не
было.

Поиски
неизвестных "террористов"
продолжались в течение года.
Наконец, проведенные
оперативно-розыскные мероприятия
позволили установить, что
письменные угрозы исполнены одной
рукой — студенткой 3 курса
лингвистического университета. В
июле сотрудники регионального
управления ФСБ РФ по Иркутской
области установили и имя
подозреваемой — Инга Мурзаянова.

В ходе
следствия удалось полностью
доказать ее вину.
Квалифицированные эксперты
сделали бесспорное заключение, что
все записки выполнены рукой
обвиняемой. В своих показаниях Инга
Мурзаянова пояснила, что писала их
с одной лишь целью — сорвать
занятия. Признала то, что осознала
последствия: отвлечение
сотрудников правоохранительных
органов, нарушение учебного
процесса, финансовые затраты,
связанные с эвакуацией студентов, и
прочее. Поверим в искреннее
раскаяние девушки. Но не можем не
отметить, что ее слова "впредь
заниматься подобными действиями не
буду" простительны разве что в
подростковом возрасте, взрослый
человек должен отвечать за свои
действия и поступки. Тем более что
подобные "шалости" давно уже
перестали считаться призрачной
угрозой. Ведь опасность несут не
только сами угрозы, но и привыкание
к ним, постоянное нервное
напряжение, обычность
экстремальной ситуации. И, как
следствие, притупляется
бдительность людей, которые не
смогут действовать быстро, четко и
решительно в действительно
критической ситуации.

В
представлении, внесенном
следователем на имя ректора
Иркутского государственного
лингвистического университета,
руководству вуза было предложено
обсудить действия студентки в
учебных группах и разъяснить всем,
что за подобные действия
предусматривается наказание в виде
лишения свободы до трех лет. Мы бы
адресовали это представление
каждому учебному заведению
Иркутска и области. Сегодня
необходима более жесткая позиция,
более целенаправленная работа
среди молодежи по профилактике
подобных преступлений. Косвенно о
необходимости этого говорит факт,
зафиксированный в этом уголовном
деле. На одном из занятий, ход
которого был прерван очередной
эвакуацией, куратор группы, где
учится Мурзаянова, обратив
внимание, что Инги в очередной раз
нет, пошутила, не подозревая, как
она близка к истине: "Может быть,
это она нас минирует?" Но, как
говорится, пока гром не грянет,
мужик не перекрестится…

Инге
Мурзаяновой удалось избежать
уголовного наказания. Она не
предстанет перед судом и не понесет
предусмотренного законом и вполне
заслуженного наказания. В
соответствии с постановлением
Государственной Думы от 18 июня 1999
года "Об объявлении амнистии"
и требованиями
Уголовно-процессуального Кодекса
РФ уголовное дело по обвинению
Мурзаяновой прекращено. Но не
прекращается поток анонимных
звонков и записок о готовящихся
взрывах. Надеемся, что урок,
полученный нашей
"антигероиней", пойдет кому-то
впрок. И, может быть, поможет
осознать, что подобные
"шалости" на руку тем, кто
реально угрожает миру и
спокойствию нашего общества.
Мирную жизнь сегодня взрывают не
только телефонные звонки.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector