издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Академия домашних волшебников"

  • Автор: Анатолий ВОЛЫНЕЦ, журналист

"Академия
домашних волшебников"

Так называют в городе
социально-реабилитационный центр
для несовершеннолетних города
Ангарска. У центра есть еще одно
неофициальное название — детский
приют.

К Нине
Ивановне Степановой, директору
центра, я мгновенно почувствовал
симпатию. Наверное, потому, что ее
звали так же, как мою покойную маму.

Центр был
создан в Ангарске в 1992 году и
назывался на первых порах приютом.
Доброе русское слово оказалось
самым стойким. В обиходе окрестных
жителей оно сохранилось до сих пор.

В первое
время детей было мало. Мальчишки и
девчонки в возрасте от трех до
восемнадцати лет попадали в центр —
приют разными путями. Их приводили
сюда с рынков, с помоек, извлекали
из колодцев и подвалов. Многие
"выпали" из семей, в которых их
жизнь стала настолько опасной, что
матерей и отцов лишили
родительских прав. Некоторые дети
пришли сюда сами…

Восьмилетний
Саша Н. пришел в центр оборванный,
грязный, избитый в кровь
собственной мамашей и сказал:
"Домой не вернусь, там мамка
пьянствует и дерется. Хочу жить у
вас".

— Не убежишь?
— спросила Нина Ивановна.

— Не-а… —
ответил Саша. — У вас тепло и кормят,
и постель мягкая…

Сашу
оставили в приюте. Он с
удовольствием ходит в первый класс.
Он жаждет любви и ласки. Что это
такое, он узнал лишь здесь. Приют
стал домом, где воспитательница
выслушает, посочувствует детским
горестям, где кормят и где мягкая
постель…

В центре,
рассчитанном на 75 мест, более 90
таких детей.

— Откуда это
название — "Академия домашних
волшебников"?

— Когда шесть
лет назад мы начинали работать, то
многого не знали, — призналась Нина
Ивановна. — Оказалось, что мой
тридцатилетний опыт работы в школе
мало чего стоит. Чему учить детей,
выброшенных на улицу родителями,
утвердившихся в мысли, что они
никому не нужны? К труду не
приучены, учеба их не интересует.
Как с ними работать? Центр — новинка,
плод нашего времени. Наработанных
методик нет…

Педагоги
работали по наитию, по крохам
собирали литературу и, как потом
оказалось, почти не ошибались.
Затем Степанова узнала, что
московские ученые занялись наконец
проблемой детской токсикомании и
наркомании. Собрались, поехали в
столицу. Учились в методическом
центре, организованном профессором
Татьяной Шульгой. Здесь-то и
оказалось, что ангарские педагоги
методом проб и ошибок сами нащупали
правильный путь. Так и появилась
"Академия домашних
волшебников" — программа,
которую Нина Ивановна и ее коллеги
разработали для своих детей.

— Мы поняли, —
объясняет Нина Ивановна, — что
детям, лишенным дома и преданным
близкими людьми, может помочь
только дом. А мы должны заменить им
семью. Дома сын учится работать
руками возле отца, помогает ему
мастерить, ремонтировать. Дочь
учится домашнему хозяйству у
матери.

Индивидуальное
семейное воспитание! И мы стараемся
воссоздать его в центре.
Медицинские работники, которые
находятся здесь круглые сутки, учат
девочек, как градусник поставить,
как сделать ингаляцию, какую
таблетку надо принять, если зуб
заболел… Социальные педагоги не
только сказки детям рассказывают. В
"академии" для них разработали
блок домоводства. В нем премудрости
домашнего хозяйства — как и из каких
овощей винегрет сделать, печенье
испечь, пельмени слепить…

— Если мама
бомжевала, — пояснила Нина Ивановна,
— то откуда ребенку знать, что чай не
из крана льется?

Затем Нина
Ивановна нашла сапожника, который
научил мальчишек подметки
пришивать и каблуки клеить. В
результате пацаны отремонтировали
всю обувь, которая нашлась в доме, —
себе, младшим, воспитателям… А если
человек занят серьезной
ответственной работой, то его уже
не тянет в подворотню бензин или
ацетон нюхать.

— Не смогли
пока запустить блок слесарных
работ, — переживает Степанова. — Зато
электрик научил ребятишек, как
концы проводов зачищать и как
розетку электрическую
отремонтировать.

Работает
небольшая швейная мастерская. Из
вещей, которые приносят сиротам
добрые люди, девочки учатся шить и
перешивать — себе и младшим. Станут
мамами — не пропадут, будут знать,
как обращаться с вещами.

— На какие
средства существует центр?

— Нас
содержит город. Мало того, в
Ангарске готовится к открытию еще
один центр — центр помощи семье и
детям. Очень своевременно. До сих
пор у нас с семьей никто не работал.
Теперь будут. И нам будет легче…

Конечно, тех
денег, которые сегодня в состоянии
выделить "Академии домашних
волшебников" город,
недостаточно. Поэтому центр
старается заработать их сам.
Организовали маленький трудовой
отряд. В течение трех летних
месяцев дети в нем работают —
зарабатывают на школьные учебники.
Часть детей ходит в 30-ю школу,
неподалеку. Есть, однако, и такие,
которым общая школа стала
недоступной. Если мальчику 14 лет, а
он по знаниям больше, чем на первый
класс, не тянет, то к нему нужен
особый подход. Подход этот —
домашнее образование. Школьные
учителя приходят в центр и
занимаются с такими детьми
индивидуально. Надо
"выравнять" ребенка, снять
стресс…

— Мы сами
удивляемся, как меняются дети, —
рассказывает Нина Ивановнаю. —
Приходят нелюдимые, замкнутые,
настороженные. Им страшно в
непривычной обстановке. Но
проходит время, и они с радостью
идут на контакт. Детишкам надо так
мало… и так много: любви, ласки….
Чтобы было с кем поделиться
радостью и горем. Чтобы пожалели,
обратили внимание…

— От вас не
бегут?

— Бывает, —
вздыхает директор. — Три дня назад
Лешка ушел. Целый год все было
хорошо. Не нюхал, всем был доволен,
никаких конфликтов с ребятами.
Накануне мы с ним картошку
перебирали, а вечером ушел…

Синдром
бродяжничества у детей, вкусивших
уличной "вольной" жизни. В
прошлом году убежало 8 детей, в этом
— двое. Их ищут — у воспитателей есть
адреса, фотографии. Иногда находят,
иногда нет. Побег ребенка — для
педагогов трагедия.

Нина
Ивановна показывает мне свое
хозяйство. Идеальная чистота.
Чистые веселые дети. В игровой
комнате нас обступают ребятишки.
Обращаю внимание на малышку в белом
платьице. Восхищаюсь:

— Какое у
тебя красивое платьице! И как тебя
зовут?

Девочку
зовут Кристиной.

—Тебе здесь
нравится, Кристина?

— Нравится.
Здесь хорошие ребята, хорошие
воспитатели и кормят…

— А где ты
раньше жила?

У девчушки
тускнеют веселые до того глаза. Я
понимаю, что допустил ошибку.

— Не знаю, —
Кристина опускает голову.

Я прощаюсь с
Ниной Ивановной.

— У каждого
ребенка свой путь, — говорит она, — и
у каждого своя тропинка к сердцу.
Плохо, если ее не нащупаешь.

Я ухожу. Нина
Ивановна остается, хотя ее рабочий
день давным-давно закончился. В
"Академии домашних
волшебников" рабочий день
педагогов и воспитателей никогда
не кончается. "Наши дети!" —
говорят они. А своих детей не
бросишь.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector