издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мы делали одно общее дело

  • Автор: И. ПЕТРОВ, доцент кафедры телевидения, радиовещания и истории журналистики ИГУ

С интересом слежу за публикациями в «ВСП» посвященными
ее 85-летию. Известно, что долгое время периодическая
печать была основным средством информации в нашем крае.
С появлением в середине 20-х радиовещания началось разрушение
монополии, и способствовали этому сами газеты, в том
числе и иркутские…

В середине 80-х, будучи на стажировке в МГУ и собирая
материалы по истории радиовещания Восточной Сибири,
я обратился к изданиям рубежа 20-30-х гг., в том числе
и к главному источнику — краевой газете «Власть труда»
(с 25.08.1930 года — «Восточно-Сибирская правда»).
Материал был использован на одной из научных конференций,
затем благополучно сгинул, но черновые записи остались.
Думаю, кое-что может представить интерес и для читателей,
и для радиослушателей.

Заметки о ходе радиостроительства в стране начали появляться
с середины 20-х — о сооружении мощных радиоузлов, оборудованных
«по типу заграничных», радиофикации «рек Сибири и малонаселенных
мест» с запада на восток — Свердловск, Омск, Новосибирск,
Томск. В 1929 году был построен радиоузел в Иркутске.
Через него транслировались передачи крупных радиостанций
— имени Коминтерна (иркутские радиолюбители начали
принимать ее еще в 1922 году), станции ОДР (общества
друзей радио), НКПиТ (Народного комиссариата почт и
телеграфа) и других. В это же время началось строительство
радиоузлов в провинциальных городах обширного Восточно-Сибирского
края: Красноярске, Бодайбо, Верхнеудинске, Чите. Речь
шла пока о радиосвязи и отдельных передачах местного
радиоцентра. Наконец, в номере газеты «Власть труда»
за 15 января 1930 года — сетка вещания иркутского радио
на 1930 год! Любопытен ее принцип: месяц делился на
три декады, передачи расписаны по числам, а также по
часам выхода в эфир. Представлены основные рубрики:
«Рабочая радиогазета» (ежедневно), «Час работницы»,
«Пионерчас», «Профчас», «Нацменчас», «Час безбожника»,
«Час рабочей молодежи», «Час крестьянина», «Час культуры»,
«Час здорового быта», «Час красного студента», «Красные
деревенские посиделки», «Граммофон» и др. В ответ на
публикацию сетки появляется заметка «Нужна гимнастика
по радио»: «Иркутску, имеющему свою передающую станцию,
пора было бы сдвинуться с мертвой точки и начать передавать
уроки гимнастики по радио. Небольшие затраты на организацию
передач с успехом возместятся повышением производительности
труда и улучшением состояния здоровья трудящихся». (29.
01.30). 14 марта газета сообщает: «Иркутский радиоузел
и культотдел окрпрофбюро проводят радиоконкурс на лучшего
гитариста, мандолиниста, балалаечника, гармониста и
пианиста. Премии — радиоприемник, музыкальные инструменты
и жетоны. Запись в радиоцентре (Дворец Труда)».

В соответствии с планом радиостроительства в Иркутске
завершалось строительство мощной передающей станции
(с антенной) на левом берегу Ангары. Ее нужно было соединить
с радиоузлом, расположенным на улице К. Маркса. 21 марта
«Власть труда» сообщает: «Заканчиваются подготовительные
работы по прокладке радиокабеля длиною 1100 метров через
Ангару, против сада «Парижской Коммуны». Через всю Ангару
прорубают лед и завтра утром кабель спустят на дно.
К работе привлечено свыше 400 рабочих». Почти неделю
газета молчала. Наконец, в номере за 27 марта: «Проложен
радиокабель по Ангаре. Вчера от строящейся на Звездочке
радиостанции на городской берег через Ангару проложен
радиокабель длиной 1500 метров. Кабель предполагалось
проложить еще 22 марта, о чем нами сообщалось, но, ввиду
недостатка в рабочей силе, работы затянулись. Вся работа
по прокладке кабеля была сопряжена с большими трудностями.
Через Ангару прорубили лед по длине кабеля, и 400 красноармейцев,
постепенно разматывая трехметровую в диаметре катушку,
протащили кабель по льду. Кабель закрепили тремя якорями.
Прокладка кабеля дала возможность радиостанции через
2 месяца открыть свою работу. К лету 1930 года радиус
приема иркутского радио значительно расширился.

В 1931 году газета (уже «Восточно-Сибирская правда»)
периодически публикует темы радиопередач: «Рапорт обувной
фабрики о месячнике «ответ интервентам»; «За коллективизацию
жилищного быта» (?); «Чистка соваппарата»; «Гигиена
женщины»… В номере за 19 января взгляд невольно остановился
на крупном заголовке, не имеющем отношения к радио:
«Классовая борьба в вузах». Выписываю на полях: «Известно,
что по удельному весу явно реакционной профессуры Иркутск
стоит на одном из первых мест в Союзе… Профессор Дорогостайский
заявил, что к концу пятилетки крыса станет съедобной…
Позже узнал, что В.Ч. Дорогостайский, доктор биологических
наук, уроженец г. Тулуна, зав.кафедрой зоологии позвоночных,
еще в 1909 году награжденный золотой медалью ВСОРГО,
был вскоре репрессирован, а в 1938 году расстрелян.

Любопытно сообщение «Восточки» 5 апреля: «Доклад по
радио на пяти языках «О состоянии ликбеза среди нацменьшинств
и проведения конкурса по Восточно-Сибирскому краю» состоится
сегодня на китайском языке, завтра — на бурят-монгольском,
7 апреля — на эстонском, 8-го — на еврейском, 9-го
— на татарском, 10 — на русском».

Неоднократно газета делает ссылку на постановление ЦК
ВКП(б) о развитии «Малой проволочной радиосети», т.е.
проводного радиовещания, уникального в мировой практике
(на Западе развивалось эфирное вещание). Помимо экономического
эффекта этот дешевый способ позволял решить и политические
задачи, монополизировать вещание (всего один канал)
и укрепить тоталитарную сталинскую систему (нет худа
без добра — в годы войны, когда эфирный прием был жестко
ограничен, черные тарелки репродукторов помогали объединить
страну в борьбе с фашизмом). Объективно радио способствовало
и развитию культурной революции. «Сейчас радиоцентр
проводит обсуждение радиоконцертов, — пишет газета
24 сентября 1931 года. — С этой целью им дана анкета
всем слушателям, и сейчас уже около 100 анкет пришло
из Канска, Сретенска, Троицкосавска и других мест…»
Материалы культурно-просветительского характера «рекламируются»
на страницах «Восточки»: «Лыжи на службе здоровья»,
«Новости науки и техники», «Час матери и ребенка», «Развитие
жизни на земле», «ВТУЗ», сельхозуниверситет и ряд других
факультетов по радио»… Опять бросается в глаза броский
газетный заголовок: «В Иркутск прибыли Ворошилов и Блюхер».
Выписываю: «На привокзальной площади состоялся многотысячный
митинг… Принято решение: просить партийные и советские
органы в честь приезда наркома переименовать Иркутск
в город Ворошиловск». (август, 1931). (Слава богу,
этого не произошло).

15 июня 1933 года появляется заметка В. Сухиненко, в
которой говорится о создании при радиокомитете симфонического
оркестра (60 музыкантов): «Наш край, Восточная Сибирь,
— пишет автор, — край богатейших возможностей, в области
культурного обслуживания трудящихся отстает. Работы здесь
— непочатый край…» Концерты симфонического оркестра,
сообщается в заметке, идут в прямом эфире из городского
театра, коллектив выступал в саду Парижской коммуны
(у постамента памятника Александру III), в саду завода
им. Куйбышева, клубе транспортников (Свердлово), в ДК
поселка Ленино, выезжал в Мальту, Усолье, Черемхово».
В программе стояли произведения Бетховена, как наиболее
созвучного нашей эпохе мастера прошлого, Глинки, первого
русского классика, взрастившего лучшие свои творения
на плодотворной почве народной песни и др.»

Автор заметки В.Ф. Сухиненко, один из организаторов
музыкального вещания, был командирован Всесоюзным радиокомитетом
в 1931 году всего на 11 месяцев, но остался в Иркутске
— почти четверть века был редактором и музыкальным
комментатором радио, затем — легендарным лектором филармонии,
привлекая слушателей поистине энциклопедическими знаниями,
постоянным автором «Восточно-Сибирской правды» (в 1960
году, когда я работал на Иркутском телевидении, часто
приглашал Владимира Федоровича вести музыкальные программы).
Среди музыкантов радио были известные люди, о которых
часто писала областная газета: Г.Э. Ланэ, В.А. и И.Х.
Патрушевы, К.Г. Рогаль-Левицкая, В.И. Чусов, Н.Н. Глаголев,
В.А. Булдаков, позже — М.С. Гезунгейт.

Разнообразнее становилось общественно-политическое вещание.
Особое внимание «Восточка» уделяет информационной службе
радио, убедившись в том, что по оперативности радио
— вне конкуренции. 20 июня 1933 года целый «подвал»
заняла критическая статья под названием «Слушайте! Слушайте!..
Говорит Иркутск!..» В ней обстоятельно проанализированы
программы краевой радиогазеты. Несмотря на некоторую
декларативность, статья подмечает типичные недостатки
радиогазеты (кстати, формы, к тому времени отжившей
свой век): отсутствие четкого планирования, незнание
слушательской аудитории, низкий литературно-стилистический
уровень. Чтобы помочь своим коллегам, редакция в этом
же году организовала ежедневное «Радиоиздание «Восточно-Сибирской
правды» (17.11.33), периодическую «Краевую радиоперекличку
газет». Некоторые из сотрудников редакции стали позже
радиожурналистами (в том числе — С.М. Бройдо, работавший
в годы войны председателем радиокомитета, а после войны
— собственным корреспондентом Всесоюзного радио и редактором
«Восточно-Сибирской правды».

Всего несколько лет, а сколько полезного сделала старейшая
иркутская газета для становления радиовещания! Сейчас,
по моим наблюдениям, связь между двумя ведущими СМИ
области, мягко говоря, ослабела: газета вспоминает о
радио раз в году, на радио исчезли популярные когда-то
утренние обзоры газет… И здесь, и там работают высокопрофессиональные
журналисты, и восстановление былых связей приветствовали
бы, на мой взгляд, и слушатели, и читатели.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер