издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Частная школа

  • Автор: Любовь КУЗНЕЦОВА, кандидат исторических наук

Число частных учебных заведений постепенно увеличивается. В Приангарье
сейчас действует 10 частных общеобразовательных школ. Каковы перспективы
развития негосударственного образования в России и в нашем регионе, в
частности? Проблемы, которые возникают в связи с
частнопредпринимательскими инициативами в общем образовании, имеют
глубокие исторические корни и многообразный двухвековой опыт их
разрешения.

Развитие образования в регионах всегда определялось общей
образовательной политикой России. Наиболее яркое выражение в политике
властей в рассматриваемый период получила идея государственного обучения.
В России складывается государственная система школьного образования. Эта
система включала в себя по уставу 1786 года главные и малые народные
училища, а по уставу 1804 года – приходские, уездные училища, гимназии и
университеты. Было создано Министерство народного просвещения и
учреждено 6 учебных округов.

Частное обучение было поставлено под тщательный надзор.
Открыть частное учебное заведение можно было только с разрешения приказа
общественного призрения, тщательно рассматривавшего предлагаемый
учебный план и состав преподавателей. Последние должны были пройти особое
испытание и получить свидетельство, подтверждающее знание “способа
учения”. Чтобы обучать в частных домах чтению, письму и
арифметике, следовало сдать экзамены в гимназии или уездном училище, после
чего выдавалось разрешение с указанием предметов, которые учитель мог
вести. Но предварительно претенденту предстояло предъявить ряд документов,
свидетельствующих о его “благонадежности”. В их числе “краткое
жизнеописание”, отзывы с прежних мест службы, рекомендация от начальства
о присяге на верность императору, от приходского священника – о точном
исполнении “обязанностей христианина”, подписка о “непринадлежности к
тайным обществам”. Чтобы предостеречь родителей от самозванцев, в газетах
публиковались фамилии учителей, получивших разрешение на частное
преподавание.

Несмотря на политику ограничений и запретов в отношении частных
школ, они продолжали существовать и развиваться, удовлетворяя потребности
людей в образовании. В 1832 году в России было 358 частных школ, пансионов,
подведомственных МНП. Через 20 лет (в 1852 году) их число почти удвоилось
и равнялось 606. В 1853 году в частных школах обучалось 6152 воспитанника, в
то время как в казенных гимназиях – 2831, в уездных училищах – 4686, в
приходских городских училищах – 7613.

Общеобразовательные школы Восточной Сибири в первой половине XIX
века, представленные гимназией, 10 уездными училищами и несколькими
десятками приходских училищ, также не удовлетворяли потребности. Поэтому
наряду с государственной светской школой в Восточной Сибири в
рассматриваемый период действовали частные школы.
Обучение детей элементарной грамоте у частных лиц было весьма
распространенной формой получения образования для большинства русского
населения Сибири. Учителя из числа церковнослужителей, мелких и ссыльных
чиновников, отставных военнослужащих, грамотных женщин из чиновничьих
домов обучали у себя дома или у кого-нибудь на квартире группы детей по 5, а
иногда и по 10, 20 и более человек. Такие домашние школы действовали почти
во всех городах и крупных селениях.

Широкую практику в Восточной Сибири получило частное обучение детей
ссыльными. В 1839 году председатель Сибирского комитета в Петербурге князь
А. Голицин секретно сообщал Министерству народного просвещения, что в
сибирских губерниях учебные заведения находятся “в младенчестве”, и
необходимость иногда заставляет отцов семейств принимать в доме
наставников детей из сосланных за преступления”.

С появлением ссыльных декабристов частная педагогическая деятельность
еще более усилилась. Преподавательская деятельность декабристов имела
негласный характер. Это было вызвано тем, что правительство в своих
инструкциях и распоряжениях запрещало декабристам, выходящим на
поселение, обучать детей грамоте. По этой же причине не сохранилось точных
сведений, сколько школ открыли декабристы, сколько в них обучалось детей.

Многочисленная группа декабристов находилась в Иркутске и около него.
Занимались обучением детей: С. Г. Волконский, братья А. и Н. Муравьевы, М.
С. Лунин, Ф. Б. Вольф – в слободе Урике; П. А. Муханов, братья О. и А.
Поджио – в Усть-Куте; А. М. Сутгоф с супругой, Ф. Ф. Вадковский, А. А.
Быстрицкий – в Хомутово; С. П. Трубецкой – в слободе Оек; А. З. Муравьев,
А. И. Якубович, братья П. и А. Борисовы – в Малой Разводной; А. П.
Юшневский с супругой, Н. А. Панов – около Иркутска по Байкальскому тракту;
В. А. Бесчастнов – в слободе Бельске; А. И. Одоевский – в Елани; В. Ф.
Раевский – в Олонках.

Декабристы чаще работали по авторским учебным планам и программам,
использовали свои учебные пособия и свои методы обучения. Отличительной
чертой созданных ими школ было бесплатное обучение и хорошо
организованное трудовое воспитание учащихся.

Педагогическая деятельность декабристов способствовала увеличению
числа грамотных сибиряков, благотворно влияла на государственные школы
региона.

Во второй четверти ХIХ века в Восточной Сибири увеличивается
количество частных школ для лиц обоего пола, подведомственных
Министерству народного просвещения. Такие школы существовали в
Иркутске, Верхнеудинске, Троицкосавске, Красноярске, Енисейске и других
городах. Подготовка в них велась по программе приходских школ: обучали
чтению, письму, российской грамматике, истории, географии, катехизису.
Преподавание дополнительных предметов зависело от педагогических
возможностей преподавателей и содержателей таких школ. Имеющиеся данные
о количестве обучающихся в частных школах недостаточны для того, чтобы
показать процесс в динамике, и касаются отдельных школ. Так, в частном
училище, открытом отставным чиновником Кулешовым в г. Верхнеудинске, в
1832 г. обучалось 15 детей. В пансионе Н. Скрябина в Иркутске в 1833 году
числилось 25 мальчиков и девочек.

Особенно велика роль частных школ в женском образовании. Так, в
пансионе Н. Скрябина в Иркутске за вторую половину 1833 года числилось
16 учащихся женского пола. В частном училище Кулешова в Верхнеудинске в
1832 году обучалось 5 девочек. В частной школе домашней учительницы
Штарк в Красноярске в 1845 году обучалось 9 девочек.

В 1838 году в Иркутске предполагалось открыть первую частную женскую
школу. Инициатива в ее открытии принадлежала госпоже Языковой. По
представленной ею иркутскому генерал-губернатору программе
предполагалось обучать девушек закону божьему, русской грамматике,
арифметике, русской истории, географии, чистописанию, танцам, рукоделию и
музыке. Местные власти обратились с ходатайством об учреждении школы в
Министерство народного просвещения. Министр С. С. Уваров,
познакомившись с бумагами по этому делу, отказал в прошении на том
основании, что надворная советница Языкова проходила свидетелем в
судебном процессе своего мужа, совершившего безнравственное преступление
– связь с дочерью. “Я нахожу неудобным и отчасти неприличным дозволить ей
содержание сказанной школы”, – отписал Уваров.

И все же частные женские школы открывались. В Троицкосавске
действовала частная женская школа О. Н. Волкова. С 1847 по 1860 гг. в
Иркутске существовала частная женская школа, руководила и содержала
которую русская подданная Юлия Ритье.

27 октября 1860 года в Иркутске открылось частное училище для детей
женского пола, содержательницей его была Конкордия Пикок. В первый год
поступило в училище 10 учениц. Им преподавались следующие предметы:
закон божий, арифметика, история, география, русский, французский и
немецкий языки, естественная история, чистописание и рисование. Кроме того,
желающим ученицам Конкордия Пикок давала уроки музыки и танцы. Она же
обучала языкам. На остальные предметы приглашались учителя гимназии.

Плата за обучение в частных школах была различной и зависела от целого
ряда факторов: престижности заведения, авторитета и добросовестности
содержателя, количества учеников в школе, наличия дополнительной
финансовой поддержки.

Условия обучения, создававшиеся в частных школах, были, как правило,
очень благоприятными. Учителя, общавшиеся с учениками не только на уроках,
но и на прогулках, экскурсиях, во время выполнения учебных заданий, могли
максимально индивидуализировать свои требования. Поскольку учеников в
классе было немного, преподаватели могли уделить внимание каждому
ребенку. Но главное преимущество частных школ перед государственными
состояло в том, что здесь основной педагогической целью ставилось развитие
учеников, а не только приобретение определенной суммы знаний. Педагоги
частных школ не были стеснены строгими программами и строили свои курсы
таким образом, чтобы каждая тема была прочно усвоена. Они были свободны и
в выборе методов обучения, дополняли свои уроки различными внешкольными
занятиями. Важно и то, что в этих школах не было формальных проверок
знаний, таких, как переводные экзамены. За каждым учеником наблюдали в
течение всего учебного года, в конце года выставляли оценку за учебные
успехи. Ведомости успеваемости подавали местному учебному начальству, а
то, в свою очередь, отчитывалось перед Министерством народного
просвещения.

Работа преподавателя в частных школах, вероятно, была значительно более
трудной, чем в государственных. Здесь требовались не только знания, в
большой степени ценились личностные качества, прежде всего, моральные.
Самой суровой мерой наказания считалось холодное обращение педагогов с
провинившимися учениками. Мягкие наказания по сравнению с теми, которые
применялись порой в государственных заведениях, также играли не последнюю
роль в выборе школы родителями.

Таким образом, в Восточной Сибири в рассматриваемый период частных
школ, подведомственных Министерству народного просвещения, было
немного. Но они сыграли свою роль в удовлетворении потребности населения
в образовании, особенно в женском.

На фото: учебное заведение для детей младшего возраста
под названием “Детский сад”, положившее начало дошкольному
воспитанию в Иркутске. Открыта М.Г. Тюменцевой в 1869
году.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector