издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Куранты", "Вестовые письма", "Столбцы"

  • Автор: Леонид ЕРМОЛИНСКИЙ, профессор ИГУ

В середине XV столетия в Европе был запущен печатный
станок, сыгравший ни с чем не сравнимую роль в политической,
религиозной, экономической и культурной жизни всего
человечества. Почти в то же время, когда первые церковные
книги сходили с печатных станков, рождаются рукописные,
а затем и печатные бюллетени, на первых порах содержавшие
исключительно коммерческую информацию.

Сначала в южном порту Европы — Венеции, одном из центров
мировой торговли, появляется рукописный торговый листок.
Затем «чтопочемки» рождаются в крупных торговых городах
Германии, Нидерландов, во Франции, Англии, Испании,
Австрии. Называют их листками, реляциями, бюллетенями,
а в Венеции обозначили словом «газета». (По названию
мелкой местной монетки — гацетты). За гацетту можно
было получить упомянутый торговый листок. Постепенно
название монеты перешло на название листка. И, как видно,
закрепилось надежно.

Как грибы после дождика, вырастают бюро новостей. Они
ставят «на поток» сначала рукописную, а затем и печатную
продукцию такого характера. Владельцами этих бюро становятся
хозяева типографий, или предприимчивые почтмейстеры
крупных конно-почтовых станций. Где еще, как не на перекрестьях
торговых путей, можно было получить не всегда достоверные,
но всегда изобильные сведения: от цен на товары до
слухов о разбойничьих шайках, промышлявших на окрестных
дорогах.

Первая печатная газета «Ведомости», положившая начало
российской периодической печати, родилась по указу Петра I
на заре восемнадцатого столетия. Но без малого столетием
раньше (первый сохранившийся экземпляр относится к 1621
году) Московская Русь имела своего рода прообраз газеты
— выходивший довольно регулярно информационный вестник.
Оставаясь все тем же, он в разное время назывался по-разному:
«Куранты», «Вестовые письма», «Столбцы».

Как видно, Россия не намного отстала от передовых европейских
стран.

Что касается основного названия газеты «Куранты» (что
значит — текущий), то так назывались обычно голландские
периодические издания семнадцатого века, «откуда было
заимствовано и название русской рукописной газеты»,
замечает исследователь газетного дела в России Б.И.
Есин.

Уже при рождении «Куранты» существенно отличались от
своих европейских собратьев. На Западе подобного рода
листки, содержавшие коммерческую информацию, возникали
по частной инициативе и предназначались относительно
широкому кругу читателей. «Вестовые письма» России были
правительственным вестником, служившим единственной
цели — обеспечить династической, военной, дипломатической
и торговой зарубежной информацией царя и его ближайшее
окружение. При этом династические вести стояли едва
ли ни во главе угла; от них чаще всего зависели мирные
или враждебные отношения между государствами.

К середине XVII столетия, героически преодолев десятилетие
«смутного времени» и его последствия, Россия играет
все более заметную роль в политической и экономической
жизни Европы. Крепнут и расширяются межгосударственные
отношения Московского царства. В этих условиях надобность
в оперативной информации обо всем, что совершается
в мире, все отчетливее дает знать о себе. Ощущается
необходимость в создании регулярно выходящего информационного
вестника.

Создание рукописных «Курантов» входило в обязанность
Посольского приказа, ведавшего внешней политикой Московского
государства. Источником информации служили сообщения
послов, торговых и прочих людей, пребывавших за рубежом
длительное или краткое время, а также специально направленных
за границу «дозорных людей», на долю которых выпадала
обязанность «проведывать о разных в Европе военных действиях
и мирных постановлениях» и «вообще обо всем, что ныне
в немецких (т.е. зарубежных) государствах делается».

Дошли до нас имена немногих «дозорщиков»: Кузьмы Симонова,
Василия Гусева, иноземцев Петра Крузиорна и Гебдона.
Но главным источником сведений служили, конечно, зарубежные
газеты, поступавшие в Посольский приказ.

Поначалу они поступали стихийно: то купец, побывавший
за пределами государства российского, с собой привезет,
то посланник пришлет, то случайный путешественник-иноземец
ненароком захватит. Газеты охотно принимались Посольским
приказом и, должно быть, неплохо оплачивались.

Не гнушались Посольский и Тайный приказы интимными сведениями,
получаемыми в результате перлюстрации переписки иностранцев,
пребывавших в России, с их друзьями и родственниками.

Правительство стремилось придать поступлениям газет
регулярность. С этой целью в 1665 году некий любекский
купец получает заказ на поставку печатных, а также
изустных зарубежных вестей, получив за услуги 3-4 тысячи
«ефимков» в год («ефимок» — просторечное название таллера,
популярной в те годы денежной единицы).

Царь идет на затраты, желая быть в курсе европейских
событий, хотя бы уже потому, что случалось ему не однажды
попадать в неловкое положение: в начале XVII века за
подписью «Великого государя российского» за рубеж отправляются
письма, а порой поздравления с пожеланием доброго здравия
лицам, давно отошедшим в мир иной.

Положение с доставкой зарубежных изданий нормализуется
к 1665 году: с этого времени иностранные газеты регулярно
приходят в Посольский приказ каждые две недели, а позднее
— еженедельно в изрядном количестве (до двадцати экземпляров).

«Вестовые письма» должны были, как уже отмечалось, держать
царя и его окружение в курсе династических, военных,
дипломатических и экономических зарубежных событий.
Заметим, что торговая информация высвечивается в рукописной
газете неярко, что было следствием экономического отставания
страны. Россия тех лет ведет преимущественно натуральное
хозяйство, не имея надежного выхода к морю, еще не успела
проявить достаточной активности на мировом рынке.

В «Курантах» содержатся сведения о военных событиях
и приготовлениях в странах Европы, взятии городов, сражениях,
дипломатических актах, приемах послов, прибытии торговых
кораблей, картинах моровых поветрий, речах королей,
описания папских приемов.

Сообщают «Столбцы» о событиях Тридцатилетней войны
(1618—1648 гг.). Так, в ноябрьском выпуске 1643 года
читаем:

«Папины 2000 конных людей, да 6000 пеших людей в Веницийскую
землю пришли и тут великую шкоту учинили».

В 1649 году находим сообщение об английской буржуазной
революции:

«Англичане учинили большое злое дело: государя своего
Карлуса-короля убили до смерти».

«Тишайший» царь Алексей Михайлович оперативно откликнулся
на это событие: он немедленно выдворил из России представителей
«мятежной нации» и закрыл для английских торговых кораблей
Архангельский порт.

География политических и прочих событий достаточно широка,
но чаще сообщают «Куранты» о том, что происходит в сопредельных
с Россией государствах — Польше, Швеции, Литве, Турции
— потенциальных противниках и возможных союзниках.

Время от времени «Вестовые письма» сообщают сведения
о России в истолковании зарубежных газет. На основе
этих вестей державный читатель, а точнее сказать —
слушатель (так как царю газету читали дьяки Посольского
приказа), мог узнать о том, как расценивают за рубежом
события, происходящие в России.

В 1644 году одна из голландских газет, например, сообщает:

«Из Москвы февраля 24 числа. Казацкий гетман, именем
Брюховетский, не во многих неделях велми часто принят,
и царское величество его многими дарами дарил и боярином
учинил, а после того не во многих днях выдал за него
от великого роду княжну, и свадьба его с великою честью
была и наибольшие сенаторы при том были, и потом отпущен
он в Киев, чтобы войска свои собрав, стояти против польского
короля».

«Курантам» не безразличны вопросы международной торговли.
В марте 1643 года привлекает внимание информация из
Амстердама:

«Караван из московского государства, от Архангельского
города, да французской земли, от города Рошаля, дал
Бог здоров в голландскую землю пришел. Его дюнкерские
разбойничьи корабли ждали на море и нечаялись великой
добычи, только Бог их принес здорово».

Редким гостем и все же бывала в «газете» информация
экзотического характера о фактах необычных, невиданных:

«Марта в 31 день (1665 года), — писали «Куранты», —
в Питцберском уезде, недалече от Гданска (Данцига) видели
две дивные птицы, которых поперед того здесь не видели,
желтоносые, да белые хвосты и ноги; а летали высоко
гораздо и меж собою почали дратца и битца, крылами и
носами и ногами схватываться и с великим криком обе
на землю упали, а одное птицу мужики убили, а другую
птицу в Польшу королевскому величеству живую послали;
а такое побоище высоко было под небеси, что крик сперва
долго слышали, покамест птиц не увидели, а что такая
притча скажет, и то даем умным людям рассудить».

Встречаются в рукописном вестнике упоминания о необычных
явлениях природы: жестоких ураганах, потрясающе яростных
грозах, солнечных и лунных затмениях. Изредка сообщают
«Куранты» о погодных приметах, истолкованных как предзнаменования
— «божьи знаки». Изредка печатаются гороскопы, «предсказывающие»
судьбы не только правителей, но и европейских государств.

Выходила предшественница первой русской печатной газеты
в одном, реже — в двух экземплярах. Ее «номера» представляли
собой свитки в несколько метров длиной, склеенные из
листов бумаги. Исписывались они с одной стороны «столбом»,
то есть сверху донизу без перерывов. Отсюда одно из
названий газеты — «Столбцы». На обороте свитка обычно
делались пометы:

«Великому государю чтено в комнате, а бояре слушали
в передней» (1 сентября 1677 года).

Царь волен был приглашать или не приглашать бояр на
прослушание, но, как видно из этих помет, обычно сзывал
приближенных:

«Великому государю чтено в комнате при комнатных боярах.
Чел думный дьяк Ларион Иканов». (8 сентября 1677 года).

Если в день завершения свежего «номера» царя в Москве
не было, «Куранты» ему посылали с нарочным. В таком
случае на обратной стороне свитка обычно писалось:

«Посылаемы были великому государю в поход — в село
Коломенское («в село Воробьево», «в Троицкий поход»,
«Троице-Сергиеву лавру»).

Выезжали цари, как правило, на богомолье, и «походы»
их были недолгими.

По прочтении очередной свиток направлялся на хранение
в Посольский приказ, или приказ Тайных дел. Если обнаруживалась
пропажа «номера», проходили расследования, сулившие
большие неприятности. Пропажа воспринималась как утечка
дипломатической информации. «Куранты» были тайной газетой
московского царского двора, «делом государевым».

Указ Петра Первого от 15 декабря 1702 года положил конец
многолетней таинственности. «Куранты», по-нашему «Ведомости»,
— гласил этот указ, — на печатном дворе печатать, и те
печатные «Ведомости» продавать в мир по надлежащей цене».

Покинув пределы дворцовых покоев, газета, наконец, вышла
в мир, на просторы России, к читателю.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер