издательская группа
Восточно-Сибирская правда

По следам Якова Похабова

Недавно в кругу историков-друзей мы стали вспоминать, какое каменное здание Иркутска было построено первым. Разговор стал переходить в спор, так как наши познания истории родного города оказались далеко не безупречными. Чтобы укрепиться в правильности доводов, которые приводила, я вновь заглянула в отдел истории областного краеведческого музея. Научный сотрудник Вера Кузнецова встретила меня приветливо: "Вы кстати: наша коллекция, посвященная присоединению Сибири к государству Российскому, пополнилась новыми экспонатами".

И наше путешествие началось. Мы как бы перенеслись в начало XVII века…
В Приангарье пришли первые
казачьи отряды, оснащенные самым совершенным по тем временам оружием:
боевыми топорами, секирами, ружьями и небольшими пушками с ядерными
зарядами. Обмундирование воинов состояло из шлема и кольчуги, сплетенной
из железных колец. Казаки продвигались по берегам Енисея, Нижней и Верхней
Ангары, рекам Уде, Илиму, Тунгуске, Лене.

— Решающую роль в присоединении Приангарья, — рассказывает
Вера Кузнецова, — сыграли енисейские казаки.
Одним из первых в «братскую землицу» направился отряд Максима
Перфильева, который добрался до устья Илима летом 1626 года, а в 1629
другой отряд под командой Петра Бекетова, перебравшись через ангарские
пороги, перешел на реку Оку, в устье которой построил Братский острог.
Продвигаясь вверх по Илиму, казаки достигли Лены и в устье реки Куты
основали Усть-Кутский, а затем Киренский острог.

Так я и мой экскурсовод по музею Вера Кузнецова вслед за казаками
приблизились к Иркутскому острогу, построенному в 1661 году на правом берегу
Ангары отрядом Якова Похабова, состоявшим всего из двадцати человек.
Прежде чем поставить его, Похабов обосновал правильность выбора места в
донесении, отправленном с гонцом в столицу. Текст его
сохранился:

«Государя царя великого князя Алексея Михайловича и всея Великие и Малые
и Белые России самодержца воеводе Ивану Ивановичу Енисейский сын
боярский Якунька Иванов Похабов челом бьет. В нынешнем 169 /1661/ году
июля в шестой день против Иркута реки на Верхнеленской стороне, государев
новый острог служилыми людьми ставлю и башни рубят, а на анбаре башня, а
острог не ставлен, потому что слег не достает, лесу близко нет, лес удален от
реки. А инде стало острогу поставить негде, где ныне Бог позволил острог
поставить и тут место самое лучшее, угожее для пашен и скотиной выпуски
сенные покосы и рыбные ловли все близко…»

Когда рассматриваешь рисунок голландского путешественника Витсена, сделанный с
чертежной книги Семена Ремизова, живо представляешь первоначальный вид
Иркутского острога, который был квадратной формы, обнесен вертикально
поставленными бревнами с заостренным верхом. Его площадь была
небольшой, всего 17 на 19 метров, высота угловых башен достигала 10
метров.

Из восьми угловых башен главной считалась Спасская, изначально
выполнявшая функцию церкви. Она была деревянной, в начале XVIII века
перестроена, это первое каменное здание нашего города.
К концу XVIII века стены острога достигали 130 метров в
высоту, стены были срубными, бревна положены горизонтально и покрыты
забранным тесом. Воротные замки представляли собой огромные деревянные
задвижки.

Иркутск развивался быстро, он находился в выгодном географическом
положении — на пересечении дорог Европы и Азии, поэтому численность его
населения стремительно росла. Через двадцать пять лет после основания
острога, в 1686 году, ему был присвоен статус города и выдана печать. На гербе
изображался бабр, бегущий по серебряному полю, с соболем в зубах. Он
символизировал сильную Сибирь, приносящую Российскому государству
богатства, а дубовые листья — ее крепость и силу.

На фотографиях, представленных на выставке, показано, как освобождались
земли под пашни. Сначала выкорчевывался лес, потом он сжигался, и только на
следующий год участок вспахивался. Небольшие модели точно повторяют вид
сохи и бороны, которыми посадские люди обрабатывали землю. С помощью
пурки и гирь они узнавали, сколько зерен в одном колосе, по этому весу
определялась урожайность года. Выросший хлеб собирали серпами в снопы,
потом молотили цепами, провеивали и мололи на водяной мельнице. В
экспозиции наглядно показана разница между пшеничной и ржаной мукой:
последняя легче, ее горка больше, хотя по весу они одинаковы. Можно
увидеть и меры жидкости: штоф, полуведро, сороковик.

Начиная с 1727 года Иркутск становится и религиозным центром Сибири. К
середине XVIII века построены Богоявленский собор и Крестовоздвиженская
церковь. В XIX веке в Иркутске было возведено более тридцати церквей, хотя
по современным масштабам город считался небольшим. На иконах,
представленных в экспозиции, изображены епископы Иркутска Иннокентий
Кульчицкий и Софроний, причисленный к лику святых, известный в российских
масштабах Иннокентий Вениаминов, родившийся в селе Анга. Привлекает
внимание икона святых Пантелеймона и Николая Чудотворца, особенно
почитаемых в Сибири. Николай Чудотворец покровительствовал
путешественникам, а Пантелеймон был известным врачевателем.
Далее располагались витрины, в
которых выставлены экспонаты, рассказывающие о светской жизни города,
чиновниках, представляющих интересы государства Российского, связях
Иркутска со столичными городами — Москвой и Санкт-Петербургом. Но это другой
уровень развития цивилизации нашего города, который заслуживает отдельного
рассказа…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер