издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Здравствуй, читатель!

Иркутская история - это не только романтическая пьеса, но и реальная жизнь, с хрустом, запахом и вкусом. Забавнее всего наблюдать, как мифологизируются совсем недавние события, забываются факты, появляются неопознанные очевидцы. Это болезнь не сегодняшнего дня. Людям свойственно фантазировать, создавать "иную реальность". До конца эту тягу удается реализовать криптоисторикам, то есть фантастам, создающим в своих произведениях миры альтернативной истории. Существуют выдающиеся отечественные и иноязычные образцы этого жанра. Но это, как говорится в известном анекдоте, фантастика. А жизнь, как известно, диктует нам свои суровые законы.

Мне захотелось написать что-нибудь о первом иркутском губернаторе
генерал-майоре Карле Львовиче фон Фрауендорфе. Кадровый офицер, немец
и лютеранин на русской службе, он вызывал у меня интерес не только своим
иркутским служением, — оно было достаточно коротким, но и тем, что он,
единственный из наших губернаторов (не считая управляющего провинцией
Лоренца Ланга) был упокоен в нашем городе. И хотя кладбище это давно
уничтожил 20 век и его невыдержанные люди, хотелось как-то вспомнить
незлым тихим словом Карла Львовича:чуть было не написал -Фридриха
Иеронима. Впрочем, фон Мюнхгаузен тоже был офицером русской службы.

В1758 г. Фрауендорф в чине бригадира был назначен начальником
Колыванской укрепленной линии. В этой должности, как отмечают
исследователи, он сделал очень многое для охраны южной сибирской
границы, усиления крепостей, предотвращения набегов киргизских отрядов.
О его иркутской биографии А.И.Лосев, наш губернский архитектор в своей
знаменитой летописи писал: «Сей начальник имел большое значение в
математике и много находил дела для упражнения разума своего и
побуждения прилежности в тех, коих должность ведет к знанию
фортификации и гражданской архитектуры». Фигура вырисовывалась
крупная и незаурядная. Такой она, наверное, и была, но вот говорить о
Фрауендорфе в романтических тонах расхотелось напрочь, после того как
попалась ссылка на труд 1870 г. «Чтения Московского общества истории и
древностей Российских», в котором было сказано, что командир Сибирского
корпуса Фрауендорф (находился в Омске в 1758 — 1760 годах), почитавший
себя «большим любителем наук», ходил по улицам в сопровождении целой
свиты ординарцев, избивавших по его приказанию встречных людей. Один
из строителей Омской крепости инженерный капитан Иван Андреев — автор
«Домовой летописи» — так описывает этот фрауендорфский режим в Омске:
«Он, Фрауендорф, столько был жесток, немилосерд, а лучше сказать
мучитель, что не устыдился одного дня до обеда пересечь плетьми, кошками
при своем присутствии, где должен был слушать вопль иногда и невинных,
до 110 человек. Ходя за ним, ординарцы всегда имели с собою кошки,
плетки, палки, грабли, вилы и тому подобное нелепое. По своей горячности и
запальчивости, а более видно от злобы, предвидя, может быть, по
уведомлениям, к нему нерасположение, только было у него в употреблении:
«Бей до смерти!»

Помните — с хрустом, запахом и вкусом… Вот такая она, настоящая история.

Может быть, стоит об этом подумать?

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector